ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В панике она принялась отчаянно вырываться.

– Может, хватит дергаться? – прошипел мужской голос. – О Боже, как же много с тобой хлопот!

Блэр потрясенно застыла. Она узнала этот голос, узнала этот чудесный запах. Узнала силу этих рук.

Но это невозможно!

Внезапно те же руки легко подхватили ее с койки и вынесли из палатки. Не веря себе, Блэр подняла глаза и увидела в тусклом свете догорающего лагерного костра профиль мужчины, который быстро нес ее мимо других брезентовых палаток по направлению к ручью.

Возможно или невозможно, но чувства ее не обманули. Это Крэг! Не глядя на любимую, он целеустремленно шагал вперед размашистой уверенной походкой, с напряженным и решительным лицом.

Блэр опять начала вырываться, но безуспешно. Она причиняла ему столько же неудобств, сколько какая-нибудь докучливая муха. «Что он здесь делает? – в отчаянии спрашивала она себя. – Зачем приехал на этот раз?»

Несмотря на гнев и потрясение, она с радостью ощущала себя в его крепких объятиях, видела его решительное лицо. «Нет, черт возьми! – сказала она себе. – Между нами все кончено». Но как она могла требовать, чтобы он ее отпустил, если ей отчаянно хотелось прижаться к этому знакомому сильному телу?

Однако ее сумбурные мысли не имели никакого значения. Крэг легко нес ее на руках, продолжая зажимать рот своей большой ладонью.

Он остановился только возле ручья, да и то не отпустил ее, а усадил в траву, все еще держа в своих объятиях, правда, убрал руку со рта.

– Что ты делаешь, черт возьми? – спросила Блэр, хотя в глубине души ликовала.

– Глупый вопрос, принцесса. Я тебя похищаю.

– Почему? Что случилось? – резко спросила Блэр и яростно толкнула его в грудь. – Ты можешь меня отпустить? Чьи приказы ты выполняешь теперь?

– О, сколько вопросов сразу! – усмехнулся Крэг и крепче сжал ее в своих объятиях. Лунный свет, игравший на воде, отражался в его глазах. – Давай на минутку отвлечемся и вспомним недавнее прошлое. Вообще-то я имею полное право тебя похитить и предать суду за угон автомобиля. Но я не сделаю этого. Тебя могут посадить на несколько лет, а я человек нетерпеливый. Может быть, когда-то я и был терпеливым, но в последнее время терпение мое сильно истощилось. Не думай, впрочем, что тот угон сойдет тебе с рук. Нет, милочка, тебе придется за него ответить. Из-за тебя я стал посмешищем для всего нашего отдела. Сверхопытный агент не уследил за собственной машиной, которую увели прямо у него из-под носа! Ну да ладно, оставим на время эту тему, к ней мы еще вернемся. Давай по порядку. Почему я тебя похищаю? Потому что мне так хочется. Что случилось? Насколько я знаю, ничего. Кажется, дальше был вопрос: «Ты можешь меня отпустить?» Нет, не могу и ни за что не отпущу. Так, и что там последнее? Чьи приказы я выполняю? Свои собственные. Только свои собственные.

– Правда? Ох, Тейлор, как ты меня напугал! Сколько же надо иметь наглости…

– Да, мэм, я страшный наглец и уже говорил вам об этом.

«Наверное, я сошла с ума, – решила Блэр, – или у меня начались галлюцинации. Может быть, это тропическая лихорадка?» Она никак не могла поверить, что Крэг здесь. Ей хотелось раствориться в его тепле, не требуя больше никаких объяснений, как будто это и впрямь был всего лишь сон, невероятно чудесный и сладкий. Но она боялась потерять голову.

– Тогда что ты здесь делаешь? – язвительно спросила она. – Наверное, твое начальство что-то напутало. В этой точке планеты сейчас все спокойно. Здесь нет ни войн, ни дипломатических проблем, которые надо было бы решать.

– Ну нет, милая, я бы так не сказал. Ты самая неразрешимая дипломатическая проблема, с которой я столкнулся за всю свою долгую карьеру, – серьезно сказал Крэг, одной рукой сжав ее ладони, а другой нежно погладив по щеке. – Ты очень оскорбилась, что я похитил тебя по приказу, – мягко объяснил он, – и вот я решил похитить тебя по собственной инициативе. Клянусь, мне никто не давал никаких распоряжений. Но я буду очень хорошо о тебе заботиться. Твое благополучие – моя первоочередная задача.

– Ты сумасшедший, Тейлор, – прошипела Блэр.

– А ты всегда была невоздержанной на язык пленницей, – ласково укорил он, с улыбкой глядя ей в глаза, в то время как пальцы его продолжали касаться ее лица, на ощупь читая его тонкие черты. – Хотя, – хрипло добавил он, – наверное, ты и сама догадываешься о том, что теперь я твой пленник. Ты пленила меня навеки вот здесь, на этом самом месте.

– Тейлор, – устало проговорила Блэр, не смея поверить в то, что видела, слышала и чувствовала. В Вашингтоне он не потрудился даже снять телефонную трубку, чтобы ей позвонить, и вдруг заявился сюда. Ей очень хотелось крепче прильнуть к его теплой надежной груди, но она подавляла в себе этот безрассудный порыв. Сначала надо убедиться, что он реальный человек, а не иллюзия, вызванная страстным томлением. Если же он реальный, то необходимо как-то осмыслить весь этот вздор, который он тут наговорил. – Ты сумасшедший, – опять укорила она, разрываясь между желанием убежать от него подальше и потребностью удержать его.

– Я серьезно, Блэр, – сказал он с напускным раздражением. – Когда мы поженимся, ты должна прекратить обзывать меня разными обидными словами. К мужу надо относиться с уважением. Я не позволю тебе трезвонить на всех углах о моем безумии.

– Поженимся? – слабо спросила Блэр, только чтобы оттянуть время. Она видела кольцо с бриллиантом и знала, что он потребует все – или ничего. – Я не могу выйти за тебя замуж, Тейлор, – резко сказала она, – и ты это знаешь.

– Тебе придется это сделать, – возразил он. – В наше время в дипломатических кругах по-прежнему считается предосудительным… скажем так, жить в грехе. Представь, вдруг когда-нибудь нам нужно будет встретиться с королевой. Как я тебя представлю? Едва ли я смогу посмотреть этой милой даме в глаза и сказать: «Знакомьтесь, это Блэр, моя сожительница». Нет уж, лучше не попадать в такие ситуации. Гораздо проще пожениться. К тому же я тиран и деспот и никому тебя не отдам. А еще я немного романтик в душе. По-моему, это прекрасно, когда люди клянутся друг другу в верности. «Любить, почитать и беречь до тех пор, пока смерть нас не разлучит» – неплохо звучит, а?

– Крэг…

– Я еще никогда не встречал такого упрямого человека, как ты, принцесса. Ну зачем ты со мной споришь? Я же чувствую, как ты дрожишь. – Он приложил палец к ее губам, заранее пресекая любой возможный ответ, потом медленно провел по контуру губ, заставив их раскрыться.

– Крэг, – удрученно возразила девушка, – ты знаешь, что я люблю тебя, ты знаешь, что… – Она осеклась. Да, он знал, что она его хочет, но она не могла сказать об этом вслух. Между ними еще столько нерешенного! Она поставила ему условие, а он явился сюда в ночи, как лев, пришедший за добычей. – Но…

Крэг не был настроен выслушивать возражения.

– О Господи, Блэр, – хрипло проговорил он, – мы не виделись целых три месяца!

Блэр не успела ничего сказать. Он закрыл ей рот властным поцелуем, заставив ее вспомнить, что она так же сильно его хочет, как и он ее. Крэг стал настойчивым, только когда ее неподвижное оцепенение сменилось ответной страстью, а приглушенные возражения перешли в тихие блаженные стоны, и она отдалась во власть своим чувствам.

Она хотела вырваться из его объятий, прежде чем ее захлестнет безумная волна наслаждения. Но Блэр не могла пошевелиться. Ладно. Надо покориться своим желаниям, пусть на одну ночь. Она отчаянно его хотела и готова была все отдать за близость с ним. Поцелуй длился целую вечность. Ее пальцы безостановочно ласкали его густые волосы, волнами спадавшие на воротник, и плечи, вздрагивавшие от ее ласк. Он реальный. Это не сон. Сны не бывают такими восхитительными и захватывающими.

Но эта реальность невыносима, потому что все это скоро кончится. Она вырвалась из его объятий. Им надо прийти к какому-то соглашению.

– Крэг, – выдохнула она, понимая, что он отпустил ее вовсе не потому, что она так захотела. Просто им обоим надо было перевести дух. – Ты знаешь, что мы с тобой не можем пожениться.

58
{"b":"216","o":1}