ЛитМир - Электронная Библиотека

Лида. Не может быть.

Игорь. Конечно, не может.

Лида. Я просила – она и слышать не хотела.

Игорь. Я тоже, между прочим, как-то намекнул. Намек остался непонятым. Как явно бестактный.

Лида. Все-таки мамочка прелесть. Скажи.

Игорь. Что сказать?

Лида. Что она прелесть.

Игорь. Можно сказать и так. Во всяком случае, с ней не соскучишься.

Лида. А когда намечено великое переселение?

Игорь. Прямо сейчас.

Лида. Значит, так. Диван мы поставим туда. (Подходит к креслу, где сидит Галина Аркадьевна.) А кресло продадим.

Галина Аркадьевна. Кресло вы не продадите. На нем наш папа сидел.

Лида. Но оно же еле встанет в маленькую комнату.

Галина Аркадьевна. Ну что ж, буду жить в тесноте.

Игорь (в зал). И в обиде. (Галине Аркадьевне.) Так не делают. Надо взять миллиметровку, вычертить на ней план квартиры, вырезать в масштабе мебель и посмотреть – куда что. Иначе только переломаем все.

Галина Аркадьевна. Все это глупости – с вашей миллиметровкой.

Лида. По-моему, Игорь дело предлагает.

Галина Аркадьевна. Реконструировать цеха – посложнее дело будет, и ничего, справляюсь. Так что давай – кресло сюда, а диван туда. (ПДП.) Помогите, пожалуйста.

С этого момента начинается пантомима «Перестановка». Она идет под музыку. В ней участвуют все находящиеся на сцене персонажи. Кроме того, Галина Аркадьевна заставляет таскать мебель помрежа, оркестрантов, рабочих сцены. Но когда музыка вдруг прекратится, вся мебель окажется там же, где она и стояла вначале, а действующие лица будут сидеть и лежать на своих обычных местах.

Галина Аркадьевна. Ну вот, совсем другое дело. (Подходит к Лиде.) У тебя нет какой-нибудь лампы? В этой комнате такая темень, я глаза сломаю.

Лида. А мне казалось, там все видно.

Галина Аркадьевна. Я не знаю, на что вы смотрели. И потом не сравнивай – есть все-таки разница в возрасте.

Лида. Но если ты плохо видишь, почему не носишь очки – тебе ведь велели.

Галина Аркадьевна. То, что мне надо, я вижу.

Лида. Ну хорошо, пожалуйста, возьми наше бра.

Галина Аркадьевна. Мне вашего ничего не надо. Я пока еще, слава богу, в состоянии сама себя содержать и ни от кого не зависеть.

Лида. А так ли уж хорошо это – ни от кого не зависеть?

Галина Аркадьевна. От детей, во всяком случае, хорошо.

Лида. А для чего тогда их растить? Это очень обидно – то, что ты говоришь. А я бы хотела, чтобы ты от меня зависела – как я от тебя раньше. Чтобы я могла сделать для тебя то же, что и ты для меня тогда. Я не про деньги говорю, не только про них, про все. (Плачет.)

Галина Аркадьевна (долго ищет что-то по карманам, кашляет, смотрит в окно). Ладно, Дусенька, я возьму вашу лампу. Игорь!

Игорь. Да?

Галина Аркадьевна. Почему никто не думает о здоровье девочки? Опять на меня надеетесь?

Игорь. Что случилось?

Галина Аркадьевна. Вы что – не слышите, как она говорит? Она же не выговаривает несколько букв.

Игорь. Ну и что, это нормально. Поначалу все дети не выговаривают какие-то буквы.

Галина Аркадьевна. Меня не интересуют все дети, меня интересует наш ребенок.

Игорь. Нас, в общем-то, тоже.

Галина Аркадьевна. Незаметно. Вам что – трудно показать девочку логопеду?

Игорь. Нетрудно, но…

Галина Аркадьевна. Так пригласите его к ребенку.

Игорь. Пожалуйста. Если вы так настаиваете. (ПДП.) Простите, мне нужен логопед.

ПДП. Я логофет.

Игорь. Нет, не футболист, а врач. Кто дефекты речи исправляет.

ПДП. Я логофет. Я исправляю фефекты.

Игорь. Что исправляете?

ПДП. Фефекты. Я букву «ф» просто не выговариваю. Игорь. А… Извините. Я не знал. Можно вас пригласить посмотреть нашу дочку?

ПДП. Пожалуйста. (Подходит, берет полотенце, вытирает руки.) Будем исправлять фикцию.

Галина Аркадьевна. Что?

ПДП. Фикцию.

Галина Аркадьевна. Какую фикцию?

ПДП. Вашего ребенка.

Галина Аркадьевна. У нашего ребенка нет никакой фикции.

ПДП. Да нет, речи фикцию.

Игорь. Дикцию – чего ж непонятного.

Галина Аркадьевна. А-а, так бы и сказали.

ПДП. Я так и сказал.

Галина Аркадьевна. Так вы букву «д» не выговариваете?

ПДП. Да, я букву «ф» не выговариваю.

Галина Аркадьевна. А как же вы тогда ее исправляете? Фикцию. Нет, простите, дикцию.

ПДП. Будете возить ее ко мне два раза в неделю.

Галина Аркадьевна. В поликлинику?

ПДП. Да. На улицу кой-кого.

Галина Аркадьевна. Кого – кой-кого? У вас что – подпольный кабинет? Почему вы намеками говорите?

ПДП. Какие уж намеки в нашем возрасте.

Галина Аркадьевна. В вашем – вы хотите сказать. Вы, вероятно, и букву «в» не выговариваете?

ПДП. Да? Простите, это я действительно…

Галина Аркадьевна. Так что за улица?

ПДП. Фисателя. Максима кой-кого.

Игорь. Горького – что ж непонятного. Яснее ясного.

Галина Аркадьевна. Так вы еще две буквы не выговариваете?

ПДП. Их же тридцать две.

Игорь. Действительно. Подумаешь, не выговаривает три-четыре. У нас вот комендант всего только три и выговаривает. И ничего – все его понимают.

Лида. У нас в институте завгар не умеет водить машину, а преподает в автошколе. И ничего.

Галина Аркадьевна. Да? У нас, правда, тоже… (Замолкает.)

Лида. Что у вас?

Галина Аркадьевна. Нет, у нас ничего. У нас все в порядке.

Лида (ПДП). А отчего это у ребенка бывает?

ПДП. Разные причины. Иногда обстановка в семье фействует. А фети очень чувствительны.

Галина Аркадьевна. Это вы опять намекаете? На кой-кого?

ПДП. Да что вы, помилуйте. Это же общеизвестный факт. У меня у самого внук – пока мы с фочкой не разъехались…

Галина Аркадьевна. Ах вот как.

ПДП. Поменялись. Она теперь на Киевской живет, а я на Киевской.

Лида. На одной улице?

ПДП. На разных. Я на Киевской, а она на Киевской.

Игорь. На Кировской.

ПДП. Ну да, я и говорю – на Киевской.

Галина Аркадьевна. А к чему вы этот разговор завели? Насчет обмена.

ПДП. К слову пришлось.

Галина Аркадьевна. Понятно. К слову. А может, вас мои детки дорогие подготовили?

ПДП. Что вы, помилуйте.

Галина Аркадьевна. Так вот, к слову, учтите – из этой квартиры я перееду только на кладбище.

ПДП. Бедный ребенок. А потом удивляются – откуда фефекты фикции.

ПДП, Лида и Игорь отходят, появляется дядя от тети Зины.

Галина Аркадьевна (дяде). Здравствуйте. Можно войти?

Дядя. Вы от кого?

Галина Аркадьевна. От тети Зины.

Дядя. Простите, это я от тети Зины.

Галина Аркадьевна. Ах да, правда. Я от дяди Пети.

Дядя. То-то же. Он вас предупреждал?

Галина Аркадьевна. О чем?

Дядя. О конспирации.

Галина Аркадьевна. Да, да, конечно.

Дядя. Вас никто не видел, когда вы поднимались?

Галина Аркадьевна. Никто.

Дядя. А если спросят, зачем приходили?

Галина Аркадьевна. Кто?

Дядя. Известно кто.

Галина Аркадьевна. Ну скажу, что…

Дядя. Ни в коем случае. Скажете, что ошиблись адресом, что дома похожи. Они и правда похожи. Ну ладно. Так что у вас есть?

Галина Аркадьевна. Квартира, сорок метров.

Дядя. Вы с ума сошли, никаких слов. Имейте в виду: метраж – это возраст, квартира – это тетя. Говорим о тете. Ясно? Сколько лет тете?

Галина Аркадьевна. Ей? Лет шестьдесят, наверное.

Дядя. Выговорили – сорок.

Галина Аркадьевна. Ах да, я спутала. Сорок,

Дядя. Сколько у вас детей? Это комнат, значит.

Галина Аркадьевна. Двое.

Дядя. То-то. Возраст?

Галина Аркадьевна. Э-э… Двадцать пять и пятнадцать.

Дядя. Младшая – маловата. Молода слишком.

Галина Аркадьевна. Так уж получилось,

Дядя. Я-то понимаю, но пятнадцать лет сейчас плохо котируется. Сейчас все хотят постарше.

Галина Аркадьевна. Странно. Всегда было наоборот.

5
{"b":"2160","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чужая путеводная звезда
Эра Мифов. Эра Мечей
Миф. Греческие мифы в пересказе
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Зулейха открывает глаза
Записки учительницы
Русалка высшей пробы
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?