ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я включил только маячок. Он видел меня, поэтому я мог не нарушать покой граждан воем сирены. Он тут же притормозил, и я впритирку вырулил в его ряд.

— Ты подрезал его, — заметил Пауль.

— Он мог бы посильнее нажать на тормоз.

Пауль пожал плечами. Я вышел из машины и направился к «кэдди».

Водитель, брюнет в темном костюме и галстуке, с выпученными, как при тириотоксикозе, глазами, коснулся кнопки, и стекло ушло вниз. Я попросил показать мне права и техпаспорт и долго рассматривал их, ожидая, пока он начнет разговор. Его звали Даниэль Моссман, а «кадиллак» он взял напрокат в какой-то компании Тарритауна. Но водитель молчал.

— Вы знаете, с какой максимальной скоростью разрешается ехать на этом участке, Дан? — спросил я.

— Пятьдесят миль, — ответил он.

— А с какой скоростью ехали вы?

— Кажется, около пятидесяти пяти, — выпученными глазами он напоминал мне рыбу.

— Кем вы работаете, Дан?

— Я юрист.

Юрист. Он даже не сказал «адвокат». Во мне все кипело. Я вернулся к патрульной машине и сел за руль, держа в руке права и техпаспорт Моссмана.

Пауль улыбнулся и потер большим пальцем по указательному.

— С добычей?

Я покачал головой.

— Нет. Дам мерзавцу квитанцию.

Глава 2

Они пригласили соседей на жареное мясо. За день до этого прошел дождь, и, хотя к утру лужок уже полностью высох, жара спала. Пришли четыре супружеские пары с детьми. Никто из мужчин не служил в полиции, только один из них работал в Нью-Йорке. Около мангала они устроили импровизированный бар с джином, водкой, виски и лимонадом для детей.

Перед обедом Том и Джо по очереди исполняли обязанности бармена, но едва Том разложил над огнем шампуры с мясом и цыплятами, бутылками занялся Джо. Когда все поели, барменом стал Том, а Джо приносил из холодильника лед.

Дело шло к вечеру, когда Джо вновь подошел к бару.

— Как у тебя со льдом?

— Надо бы добавить.

— Никаких проблем, — Джо прошел на кухню и вскоре вернулся с кувшином льда.

Том начал перекладывать прозрачные кубики в стеклянное ведро.

— Послушай, Джо, помнишь, что ты говорил мне о винной лавке?

Джо усмехнулся.

— Конечно.

Том посмотрел на гостей, столпившихся на другом конце дворика.

— Больше ты не повторял эту операцию?

Джо нахмурился, не понимая, к чему клонит Том.

— Нет. А что?

— Но думал об этом?

Джо отвел взгляд.

— Пару раз. Не хотелось искушать судьбу.

— Да, я понимаю, — кивнул Том.

Подошедший Джордж Хендрикс, управляющий местным универсамом, прервал начатый разговор.

— Пора наполнить бокалы, — воскликнул он с пьяной улыбкой. — Вы все еще работаете в городе? — спросил он Джо, так как Том наливал виски.

— Да, — ответил тот.

— А я нет. Для меня эти крысиные гонки уже закончились.

Раньше он заведовал магазином в Бруклине.

Пьяницы всегда раздражали Джо, даже в свободное от службы время.

— А здесь все по-другому? — скептически спросил он.

— Еще бы. Ты сам это знаешь, раз переехал сюда.

— Переехали Грейс и дети. А я по-прежнему в городе.

Том протянул Джорджу полный стакан.

— Держи.

Джордж взял стакан, но пить не стал, продолжая говорить с Джо.

— Не понимаю, парни, как вы выносите Нью-Йорк. Там живут одни проходимцы. Каждый гоняется за лишним долларом.

Джо пожал плечами.

— Так уж устроен мир, Джордж, — ответил за него Том.

— Только не здесь, — решительно возразил Хендрикс.

— И здесь так же, как и везде.

— Знаете, парни, — покачал головой Хендрикс, — вам кажется, что все вокруг преступники. На такие мысли и наводит Нью-Йорк, — он доверительно улыбнулся и потер большим пальцем по указательному. — Вы же этим занимаетесь?

— Ты уверен? — холодно спросил Джо.

— На все сто процентов. Знаю я нью-йоркских полицейских.

— Другие города ничуть не лучше, — возразил Том. За долгие годы работы в полиции он привык к подобным высказываниям и не обижался на них. — Ты думаешь, что местные полицейские могут прожить на одну зарплату?

Джордж рассмеялся.

— Именно об этом я и говорю. Нью-Йорк разлагает вас. Вы в каждом видите преступника.

Джо надоело выслушивать нравоучения пьяницы.

— Джордж, ты каждый день приносишь домой сумку с продуктами. И не платишь за них ни цента.

Джордж побагровел от ярости.

— Я за них работаю! — взревел он. — Если бы мне платили приличную зарплату…

— Ты бы делал то же самое, — закончил за него Джо.

— Совсем не обязательно, Джо, — вмешался Том, чувствуя, что страсти накаляются. — Всем приходится добывать левые деньги, хотя никто к этому и не стремится. Я не хочу, чтобы Мэри работала, ты не хочешь, чтобы работала Грейс, Джордж придерживается того же мнения относительно Филлис, но разве у нас есть другой выход?

Джордж попытался загладить свою вспышку.

— Можно позволить банку забрать наши дома.

— По моему представлению, проблема состоит в следующем, — продолжал Том. — Есть определенное количество денег и определенное число людей. И денег не хватает. Поэтому не остается ничего другого, как украсть недостающую сумму.

Джо подозрительно посмотрел на Тома, но тот говорил не о винной лавке.

— Ладно, — кивнул Джордж, — с этим я согласен. Действительно, разницу приходится покрывать. Я это делаю продуктами, — он улыбнулся. — А вы — тем, что сможете достать.

— Ты не прав, Джордж, — заметил Джо. — На нашей работе мы можем достать все, что пожелаем. Но дело в том, что мы сдерживаем себя.

Джордж рассмеялся, а Том удивленно взглянул на Джо, который не сводил глаз с Хендрикса, думая о том, что с удовольствием оштрафовал бы его.

ТОМ

Если хочешь вытащить кого-то из компании друзей, делать это надо очень быстро. На Макдугэл-стрит в Грин-Виллидж есть кафетерий, где собираются студенты, туристы, хиппи. В час ночи с субботы на воскресенье там всегда полно народу, причем мало кто из присутствующих благоволит к полиции.

Эд остался на тротуаре, чтобы Ламберт, выскочив на улицу, угодил прямо в его объятия.

Он сидел за столиком посреди зала вместе с двумя мужчинами и двумя женщинами и держал в руке клетчатый платок, то и дело вытирая им нос. Или он простудился, или чего-то нанюхался. Рано или поздно большинство из них пробует свой товар, благо что он достается им даром.

Я подошел сзади и наклонился над ним.

— Ламберт?

Он оглянулся. Его глаза слезились. Может, от простуды, а скорее всего от белого порошка.

— Да?

Вопреки тому, что утверждают кинофильмы, детектива в штатском не сразу принимают за полицейского.

— Полиция, — тихо сказал я. — Пойдем со мной.

Он ухмыльнулся.

— Я не в настроении, приятель, — и повернулся к своим друзьям.

Он был в кожаной жилетке. Я дернул ее вверх и закрутил вокруг плеч Ламберта, как смирительную рубашку, а ногой вышиб из-под него стул.

Тело всегда реагирует первым. Упади он на пол, мне бы не удалось вывести его из кафетерия. Дружки Ламберта позаботились бы об этом. Но ноги автоматически спружинили, в то же мгновение я развернул его и погнал к двери.

Он вскрикнул и попытался вырваться, но я крепко держал его. Дверь оказалась закрытой, и ему пришлось открывать ее головой. Мы выскочили на улицу так быстро, что никто не успел моргнуть глазом.

Ламберт все еще пытался сопротивляться. Наш «форд» стоял у тротуара, и я, не останавливаясь, швырнул его в борт машины. Чтобы он окончательно успокоился, я оттащил его на шаг или два и повторил ту же процедуру. Он сразу обмяк и перестал дергаться.

Эд держал наготове наручники. Я отпустил жилетку, завел руки Ламберта назад, и железные браслеты сомкнулись на запястьях. Открыв дверцу, я впихнул его на заднее сиденье.

В этот миг меня дернули за рукав.

— Простите, пожалуйста, — произнес женский голос.

Я выпрямился. Передо мной стояла женщина средних лет, в красно-белом цветастом платье, с большой соломенной сумкой. Что-то очень рассердило ее.

3
{"b":"216145","o":1}