ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она скатилась по склону и устремилась прочь, давясь своим страхом. Хижины вырастали впереди, но теперь там нечего ждать помощи: эти индейцы — рабы Гэлуэя. Казалось, весь мир ополчился против Валери Грин — все мужчины, женщины и большинство детей.

Конечно, бродить по диким джунглям — сомнительное удовольствие, но не оставаться же тут! Кэрби Гэлуэй и Инносент Сент-Майкл неумолимо надвигались на деревню. Надо бежать, больше делать нечего.

До появления самолета Розита пекла лепешки возле своей хижины. Теперь они остывали на плоском камне. Схватив их (кто знает, когда она опять найдет пищу?), Валери перепрыгнула через ручеек и скрылась в лесу.

ДЕНЬ КЛОНИЛСЯ К ВЕЧЕРУ

Инносент сидел на плоском камне, переводя дух; вокруг сновали индейцы, вбегая в хижины и выбегая из хижин, с плеском возясь в ручье, крича друг на друга, шлепая детей, пиная собак. Кэрби Гэлуэй вышагивал взад-вперед, как пират на мостике, он выкрикивал приказания, гавкал и рявкал, указывал рукой то в одну сторону, то в другую, но почти никто не замечал его. Двое мужчин и одна женщина, знавшие английский, стояли среди этой кутерьмы и препирались, крича во всю глотку. Но не по-английски, поэтому проку от спора не было.

Инносент уже давно понял, чем это кончится. Вопрос теперь стоял иначе: поверит ли он басням Кэрби? Хотя в такой день чему только не поверишь! Да ничему не поверишь. Взять его самого, к примеру. Он вел себя совершенно невероятно. Он совершил, или пытался совершить, акт насилия. Он, Инносент Сент-Майкл, всегда гордившийся умом и боровшийся при помощи мозгов, нанимая за деньги исполнителей, если требовалось пустить в ход силу. Он совершил, или намеревался совершить, покушение на убийство на почве страсти! Он, Инносент Сент-Майкл, и страсть!

Намеревался. Все-то он намеревался. А сделать, как надо, не смог. Десять раз стрелял в Кэрби и десять раз промазал. Одна маленькая царапина, которой этот тип щеголял так, будто изувечен до конца дней, пока не успокоился и не поклялся миллион раз в том, что не убивал Валери Грин.

В это можно было верить. Кэрби хоть и орал, но приводил разумные доводы. Если он прикончил Валери, почему бы ему не убить заодно и Сент-Майкла? Он что, псих? Довериться шоферу Инносента в таком опасном деле? Сговориться с ним? Да и времени на это у него не было. И, наконец, Кэрби вообще не верит, что Валери Грин мертва. Она, по-видимому, живет в индейской деревне и носит имя Шина, царица джунглей.

Туда-то они и приехали. В сердце Инносента надежда боролась с неверием. А в деревне их окружили ясноглазые любознательные индейцы и заверили Инносента, что Шина действительно с ними. Она там, за холмом. За холмом Кэрби, как заметил Инносент, гадая, имеет ли это какое-нибудь значение.

И они пришли в деревню. И успели в аккурат к началу этого ералаша. Когда все заорали и забегали, Инносент просто уселся на камень и стал ждать окончания переполоха.

Деревня успокаивалась. Кэрби стоял перед ним, расставив ноги, и с него можно было писать портрет генерала, впавшего в отчаяние.

— Она исчезла, — сообщил он.

— Думаешь, я в это поверю? — спросил Инносент.

Кэрби готов был броситься на него с кулаками.

— Ну, когда, по-твоему, я успел подстроить еще и это?

— Этот твой Мэнни с ружьем. У него есть рация. Он уселся за нее, как только мы взлетели…

— Здесь нет радио, можешь сам обыскать эту чертову деревню. — Он сделал широкий жест руками. — Мы не поставили тут аппаратуру, чтобы не привлекать внимания.

Раздумья об этом Инносент решил отложить на потом.

— В этом мире существуют и другие приемники, — сказал он. — Может, в полумиле отсюда сидит твой дружок… Кэрби, в твою сказку мало кто поверит.

— Всяк, кто не поверит, будет неправ.

— Скажи-ка, почему ты не пошел взглянуть на Шину позавчера, когда узнал, что она тут?

— Я в это не поверил.

— Так почему я должен верить?

— Потому что потом я увидел белую женщину. Я же говорил тебе, Инносент. Тогда я не был уверен, но теперь, когда ты сообщил мне об исчезновении Валери Грин и побеге того троглодита, которого ты к ней приставил…

— Ладно, ладно, Кэрби. Однако ее тут нет. Была и вдруг исчезла. С чего бы?

— Она не верит тебе, — сказала внезапно подошедшая Розита, ткнув тонким пальцем в Кэрби. — Она рассказала мне, как ты надул Уинтропа Картрайта.

Кэрби заморгал.

— Кого?

— Человека, за которого она собиралась замуж.

При этих словах Инносент поднял усталую голову.

— Она собиралась замуж?

— За Уинтропа Картрайта. Он богатый, как ее папа, но старый. — Розита улыбнулась. — Вот почему она убежала. У нее свой самолет, как вам известно.

Инносент потряс головой.

— Дичь какая-то, — сказал он Кэрби. — Видно, это другая женщина.

— Погоди. Слушай, Розита, вы дали ей прозвище Шина?

— Это Томми придумал. Он у нас читатель.

— А как ее звали по-настоящему?

— Валери, — подумав, ответила Розита.

— А фамилия?

— Откуда я знаю? Я звала ее Шиной. Ей нравилось. И она все мне про тебя рассказала. Что у тебя нет никакой бешеной жены в дурдоме. Ты просто обманывал меня!

Инносент нахмурился.

— Бешеная жена? Какая бешеная жена?

— Это неважно, — поспешно сказал Кэрби. — Главное, что ее зовут Валери, и она бежала либо потому, что боится меня, либо потому, что боится тебя. В любом случае она видела наше приближение.

— У нее нет причин бояться меня, — заявил Инносент.

— Может, она думала, что вы повезете ее к отцу и заставите выйти за Уинтропа, — сказала Розита.

— Погодите, я начинаю понимать, — проговорил Кэрби. — Валери скрывалась, вероятно, от этого твоего шофера, Инносент. И она боялась сказать правду, не знала, кому можно довериться, вот и скормила этим балбесам историю о беглой наследнице, а они проглотили ее.

— Она и правда беглая наследница! — с радостью подтвердила Розита. — Она не хотела за этого Уинтропа и бежала на своем самолете, но разбилась в горах Майя и шла несколько дней, пока мы не отыскали ее. Она взяла с нас клятву, что мы не будем болтать, и рассказала всю правду. И скоро мы ее найдем, — добавила она.

— Найдете? — Инносент выпрямился. — Почему ты так думаешь?

— Привстаньте на секунду.

Инносент посмотрел на Кэрби, тот пожал плечами. Тогда Инносент тоже пожал плечами и встал. Розита взглянула на плоский камень.

— Так и есть, исчезли.

Инносент посмотрел на камень, на Розиту и на Кэрби.

— Сесть-то можно? — спросил он.

— Конечно, будьте как дома.

— Что исчезло? — осведомился Кэрби.

— У Шины больное горло, или легкие, или что-то там такое, — объяснила Розита, — и ей нельзя курить. Так что, если мы иногда подзаводимся, она не может побалдеть вместе с нами, понимаете?

— Ну и?.. — спросил Кэрби, а Инносент подумал, что этот парень вполне достоин сумасшедшей жены.

— Ну и я обещала ей лепешек с зельем, но только сегодня руки дошли испечь. Зато сильная штука получилась.

— Ты пекла лепешки?

— Да, и положила их на этот камень, а они исчезли. Наверное, Шина забрала. — Розита взглянула на запад, где на крутых уступах гор чернели длинные тени. — Так что далеко ей не уйти.

НЕМНОГО О ПРАКТИЧЕСКОЙ ФАРМАКОЛОГИИ

— Вааааалери! О, Вааааааалери!

Она снова упала и опять оцарапала то же колено.

— Вааалери! Это я, Розииииита! Все хорошоооо!

— Дыр-дыр-дыр! — воскликнула Валери и захихикала. Ей нравилось представлять себя белым лимузином с побитыми и насквозь проржавевшими крыльями, с заляпанной грязью обивкой и откидным верхом. Она как бы видела себя со стороны карабкающейся на четвереньках по заросшему джунглями склону. — Фыр-фыр-фыр! Ур-р-р-р!

Слякоть, грязь, корневища, хлесткие ветки. Жучки, проворно удирающие от ее ладоней. А ладони — как лапы Дональда-утенка: хлоп, шлеп, шмяк! И вырастают, по мнению жучков, прямо из неба. А оно все еще светится. Темно-синим светом. Солнце закатилось за гору и поджидает Валери. Вааааалери, я жду!

55
{"b":"216145","o":1}