ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно! Ведь в них рядом со мною будешь ты, – улыбнулась в ответ девушка.

– У нас будет возможность искупаться?

– У нас будет все, что мы с тобою захотим. Я прикажу капитану встать на стоянку у какого-нибудь острова. Гребцы перекусят и напьются воды, а все желающие смоют пот со своих тел. Никея никуда от нас не денется ни сегодня, ни завтра. Это мое судно и мои люди, они больше никуда не поплывут.

Либурна миновала группу небольших островов и из зоны мелководья вышла на глубину. Неожиданно из-за скалистого мыса вынырнули две небольшие галеи под квадратными парусами и на полном весельном ходу устремились наперерез родосцам. На глаз до них было не более двух тысяч локтей. Эвлисия громко вскрикнула:

– Константин!!! Смотри справа!

Пожилой грек вылез из-под навеса, несколько мгновений всматривался в приближающиеся суда, громко выругался и закричал:

– На рулях!! Взять влево! Гребцам увеличить темп!!! Поднять парус!!! Шевелись, бездельники!!

Пока либурна совершала маневр, расстояние до странных кораблей уменьшилось более чем вдвое.

Удивленный произошедшим переполохом, Бус спросил царевну:

– Что случилось?

– Это пираты. Они иногда появляются в наших водах, заходят со стороны Карфагена. Если не уйдем, то… Вниз, укроемся, могут полететь стрелы и камни!

И действительно, вскоре от обоих судов преследователей полетели камни примерно до половины таланта весом. Они падали в воду, выбрасывая высокий фонтан воды. Часть недолетала, часть перелетала. Родосцы принялись отвечать из своей баллисты.

Какое-то время суда продолжали оставаться на одном расстоянии, галера с двумя рядами весел, поймав ветер, даже начала немного увеличивать отрыв от своих однорядных собратьев. Вдруг округлый камень ударил в центр либурны, сметя гребцов с двух скамеек и попав в низ мачты. Со скрипом длинный столб накренился и, под порывом ветра, надавившего на парусину, лег на левый борт, лишая движения еще несколько пар весел. Со стороны пиратов долетели радостные крики.

– Работать, работать!!! Увеличить темп до предела! Воинам и гребцам верхней банки – вздеть брони!! Гребцам нижней банки приготовить луки! Проклятье, ветер теперь на их стороне, царевна!

Бус и его товарищи тоже надели свои доспехи, собрали состоящие из трех частей мощные луки гуннов, поднялись на площадку. Семь длинных черных стрел сошли с тетив и дружной стайкой осыпали переднее судно противника. Грек-капитан от неожиданности даже бросился к борту:

– О, боже!! Не может быть! Ваши луки бьют далеко даже против ветра?!! А ну еще, варвары!

– Они не варвары, Константин, они наши друзья! А князь уже принял Христа, – возразила ему из кормового укрытия Эвлисия.

– Я бы сейчас и дьявола призвал в союзники, лишь бы он помог, – бормотнул грек едва слышно. Увидев, что и вторая серия оперенных посланцев достигла цели, вновь громко заорал:

– Эврипид, амфору с жидким огнем сюда!! И паклю, живо!! Рулевые, держать курс прямо!

Словно юноша, он взлетел по лесенке. Схватил стрелу, обмотал древко у острия паклей, подал Бусу. Попытался объяснить на латыни, отчаянно жестикулируя:

– Цельтесь в паруса! Сможете зажечь ткань – останемся живы! Цельтесь, я буду поджигать!

Бус и Мирослав улыбнулись, несмотря на трагизм положения. Толстый бородач пытался научить их тому, что должно быть понятно без слов и ребенку! Княжич отдал короткую команду, славяне быстро намотали паклю и обмакнули ее в темную жидкость. Константин подносил горящий факел, и теперь дымные следы устремились к галеям. Оттуда донеслись новые крики, уже иного свойства.

– А-а-а-а-а!!! – завопили гребцы-родосцы, заметив, как над ближней галеей заклубился светлый дым. Раздуваемое ветром, вокруг мачты пыхнуло алое пламя. Судно сразу потеряло ход, несколько маленьких фигурок прыгнуло через борт, спасаясь от жара. Вторая галея сама быстро опустила парус.

– Дай мне напоследок! – протянул к громадному луку руки капитан.

Получив оружие, он с видимым усилием лишь на две трети смог оттянуть тетиву. Последняя стрела позорно нырнула в воду за полста локтей до врага.

– Рулевые, сменить курс! Идем в Никею. Прибрать мачту и парус, заменить на веслах убитых. Как прибудем на место – всем по доброй чаше вина!

Грек еще раз уважительно пробежался взглядом по мощным мышцам славян, перекрестился и вновь вернулся на свое место.

Купание так и не состоялось. Гребцы перекусили и напились на ходу. Напряжение недавнего боя спало, но причаливать к островам уже никому не хотелось. Кто знает, были ли в этих водах незваные гости одни?

На темном небе ярко сияли звезды, когда из мглы показались мощные стены и башни Никейской крепости. Либурна легкой тенью сблизилась с причалами, гулко стукнулась деревом борта о камень и застыла на месте.

Эвлисия со слугами и славяне сошли на берег первыми, сопровождаемые благодарно-приветственными окриками.

– Теперь я понимаю, почему базилевс держит в своей ближней охране росов, – произнес Константин начальнику корабельных воинов. – Думаю, никто б из твоих молодцев не захотел встретиться с ними лицом к лицу с мечом в руках.

Тот в ответ лишь глубоко вздохнул…

Глава 13

Известие о том, что первенец Бус со слугами возвращаются домой, дошло до князя Даженя за день до их прибытия в Кияр. Пожилой правитель радостно улыбнулся: на плечи навалилось множество накопившихся проблем, быстро разрешать которые порою уже не хватало сил. Он приказал выслать навстречу сыну почетную охрану, а в городе объявить праздник. Во главе блещущего начищенными доспехами отряда отправился брат Буса Златогор.

Встреча была более чем теплой. Два княжича-волхва, достигших в своем обучении высшего духовного уровня Русколани, сошли с коней и крепко обнялись под громкие приветственные клики воинов. По чашам-рогам разлили священную сурью – напиток, рожденный Землею и Солнцем, восславили Сварога и Триглава, запели хвалебную песню его детям-богам. Закончил же Бус это импровизированное богослужение неожиданными для брата словами:

– Боги земли моей! Иисус Христос, посланный отцом для наставления заблудшего рода людского! Не отвратите взора вашего от Русколани нашей великой и детей ее, превыше всего вас почитающих!

Прибывшие с княжичем с Родоса слуги уже знали о крещении хозяина. Более того, некоторые из них, поверившие в слова хозяина о единстве высших сил всегда и изначально, сами последовали его примеру. Мирослав хитро улыбался, следя за Златогором. Тот же какое-то время не мог произнести ни слова.

– Ты… принял Христа? Брат, но ты ведь только что восславил Триглав?! Как ты можешь? И что теперь ты скажешь нашим жрецам?

– Не только жрецам и волхвам, брат! Придет время, и я скажу свое слово всему своему народу. Ибо я, Побуда земли нашей, понял, что ВСЕ боги учат истинно в них верующих одному: как правильно следовать в Яви по пути Прави!! Ты ведь тоже Побуда, брат, ты вскоре поймешь меня. А пока давай не будем задерживать отца и мать в долгом ожидании. У нас будет еще время поговорить обо всем, что я видел и слышал!

Он улыбнулся, глянул на снежные вершины священной горы Алатырь и повелительно махнул всем рукой, призывая двигаться дальше.

Кияр Антский встречал княжичей громадной толпой народа, стоящей по обе стороны дороги, и широко распахнутыми воротами. Едва копыта коней достигли воротной башни, зычно запели несколько громогласных рогов. Выпущенные из рук голуби взмыли в небеса. За раскатанными по земле белыми льняными дорожками сидели в золоченых деревянных креслах Дажень и Мелида. Бус покинул седло, прошагал по полотнам и встал на колено перед родителями.

– Приветствую тебя дома, сын наш! Успешна ль была твоя дальняя поездка?

– Да, отец. Я нашел свою будущую жену. Ее зовут Эвлисия. Можешь посылать за ней своих слуг, царь солнечного острова ждет их!

Отец и сын встали на ноги и троекратно поцеловались. Площадь взорвалась вновь громкими криками. Князь повелевающе поднял руку:

10
{"b":"216199","o":1}