ЛитМир - Электронная Библиотека

– Полагайся во всем на меня, господин! Пусть я лишусь головы и отправлюсь в Ирий уже завтра, но она будет твоей!!

– Тс-с-с!! Говорят, у греков даже стены умеют слышать.

– Мне сопроводить тебя сегодня, господин?

– Нет! Я отдаю себя и свою судьбу в руки Дида и Лады, наших богов Любви. Пусть ОНИ все решают!!

Глава 10

Гречанка прекрасно управляла парой своих белых жеребцов. Казалось, они сами читали все ее мысли. Бус стоял слева от Эвлисии, прищурив глаза от встречного ветра. Он то смотрел вперед, то вновь бросал изучающие взгляды на спутницу. С раскрасневшимся лицом, с волнами длинных черных волос, взлетающими за спиной, молодая девушка была обворожительно-прекрасна.

Один раз, не выдержав зова крови, Бус положил на талию гречанки правую руку. Эвлисия тотчас уменьшила ход коней и повернула к нему строгое лицо:

– Не нужно этого, Бус!! Эллада – не страна варваров! Я не твоя жена и не блудница. Если тебя манит женское тело, давай вернемся домой, и я куплю тебе на ночь гетеру.

– Нет… извини! Ты просто божественно-прекрасна, Эвлисия, ты, наверное, свела бы с ума даже вашего бога Солнца!

– Достаточно того, что это уже сделала Рода! – звонко рассмеялась гречанка. Было видно, что слова спутника были ей приятны.

– Кто такая Рода?

– Нимфа-океанида, дочь Афродиты, жена бога солнца Гелиоса. Она родила ему семь сыновей, умевших предсказывать судьбу по звездам, и красавицу дочь, за что благодарный муж и подарил супруге этот остров, названный ее именем.

– Почему тогда Родос считают островом Солнца?

– Греки всегда чтили своих богов. На Родосе почти не бывает дождей, солнце светит здесь круглый год. Богу Гелиосу была поставлена статуя-колосс высотою в 75 локтей.

– Я хочу ее увидеть!

Эвлисия на миг замолчала. Затем ответила:

– Статуя прожила всего 65 лет. Землетрясение разрушило ее, повергнув на землю.

– Как же боги могут позволять подобное? Или они столь слабы, что не могут защитить собственные изваяния? Наш Дажьбог не допустил бы такого!

– Хочешь сказать, что ваши боги смогли бы создать нечто подобное?

Глаза гречанки загорелись, она резко развернула колесницу и перевела коней на быстрый бег. Ант ухватился обеими руками в поручень, чтобы не вывалиться. Спустя несколько минут они уже были на берегу моря.

Поверженный Колосс лежал на спине, вздев к небесам левую руку и закинув за голову правую. Стоявшее в зените солнце алыми бликами играло на воде и отражалось от медных листов, покрывавших тело статуи. Бус сошел на землю, приблизился к громадной ладони, попробовал обнять большой палец двумя руками. С трудом его собственные пальцы коснулись друг друга.

Белояр перевел взор на город. На холмах легко возносились к голубому небу на круглых колоннах массивные крыши храмов Афины Паллады, Аполлона Пифийского и Акрополя. Чувство их полета невольно передалось в душу гостя.

– Наш храм Солнца не меньше, чем ваши. Но… эти легче. Глядя на них, я, кажется, начинаю лучше понимать тебя, Эвлисия…

– Правда? И какой же ты меня видишь?

– Солнечной любящей нимфой!.. Бабочкой, легкой и прекрасной… Дуновением теплого ветерка, обвевающего мою шею!

– В тебе душа поэта и художника, Бус! Спасибо.

Эвлисия как-то по-иному глянула на гостя и улыбнулась:

– А за бабочку тебя надо наградить! Садись скорее и держись крепче, сейчас мы полетим! Можешь обнять и меня, чтобы твой ветерок не вылетел прочь из колесницы.

Она дождалась, пока Бус не расположился рядом с нею, и звонко крикнула своим любимцам:

– Хея!!! Ия, ия, ия!!!!

Двухколесная повозка понеслась по каменистой пыльной дороге быстрее ветра. Княжич любил быструю езду, но только когда чувствовал под собою спину послушного скакуна. Теперь же он поневоле вцепился в поручень, полностью доверившись чужому мастерству и воле. Наградой анту служило то, что в течение всей долгой пробежки тело гречанки находилось в его крепких полуобъятиях!

Они достигли широкой долины, окруженной невысокими зелеными горами. Эвлисия остановила колесницу на поляне, заросшей густой и сочной травой, вынула изо ртов удила, давая возможность жеребцам попастись. Затем широким жестом указала на цветущие бугры и канавки:

– Иди, полюбуйся!

Бус с удовольствием сделал первые шаги, разминая слегка затекшие от напряжения бедра и икры. Обернулся, чтобы посмотреть, не идет ли девушка следом. Та лишь помахала в ответ рукой. Ант сделал еще два десятка шагов и от неожиданности отшатнулся!

То, что он вначале принял за цветы, оказалось большими полосатыми треугольными бабочками ярких цветов. Десятки их взмывали в воздух из-под ног Буса, исполняя какой-то немыслимо-прекрасный танец. Одни успокаивались и возвращались на траву, их место занимали другие. Белояр посмотрел вокруг: алые создания были повсюду! Они покрывали собою камни, стволы деревьев, ветви кустарников. Живая масса шевелилась, словно сказочное покрывало, перемещаясь по известным лишь насекомым путям. Это было похоже на одну из сказок, которые в детстве ему рассказывала перед сном Мелида!

Одна из бабочек села на запястье, крепко вцепившись колючими лапками в волосы. Бус согнул руку в локте и осторожно пошел обратно. Он так и донес время от времени шевелящееся крыльями насекомое до Эвлисии, встал на колено, вознеся предплечье ввысь:

– Прими сестру твою, царевна!!

Гречанка не удержалась и поцеловала своего спутника в лоб. В ответ неожиданно услышала:

– Ты станешь моей женой, Эвлисия? Единственной и на всю жизнь?

Радостная улыбка на лице молодой женщины медленно сошла на нет.

– Отец может не дать на эту свадьбу своего согласия, Бус.

– Почему? Наш род сильнее и древнее вашего. Так мне сказали наши жрецы.

– Вот в жрецах-то все и дело! Вы – язычники, а мы теперь поклоняемся Христу!! Новая вера запрещает мне добровольно стать женой варвара.

На лицо Буса легла такая маска грусти и печали, что Эвлисия не выдержала. Спугнув бабочку, она пала перед ним на колени, схватила его ладони, покрыла их жаркими поцелуями и горячо зашептала:

– Милый, милый Бус!! Ты тоже люб мне!! Именно тебя я несколько раз видела в вещих снах!! Прими Христа в сердце, это добрый бог!! Он ради грехов людских добровольно отдал себя в руки палачей! Он возлюбил нас, так возлюби и ты его!!

– Жрецы говорили мне о вашем Христе, – негромко, не выпуская женских ладоней, проговорил Белояр. – Только какой же он добрый, если ради него в соседней Армении были разрушены святыни наших предков – Белояров: Арий и Кисек, закрыты и запрещены ведические храмы, в которых тысячелетняя кладезь мудрости! Пришедшие ромеи силой обращали людей в новую веру, казня непокорных. Ты хочешь, чтобы и я, вернувшись с женою домой и став князем Русколани, творил то же самое? Отец не пустил святителя Григория на наши земли, стремясь сохранить мир и покой!! Он не пустит и нас с тобою…

– Но ведь любое учение можно превратить как в добро, так и во зло, – тихо возразила Эвлисия. – Сильные мира сего призваны нести Свет, и тогда они становятся подобны Богам! Либо Тьму, и тогда они – исчадья Аида!! Ведь даже ученик Христа ради тридцати монет смог предать своего учителя!! Важно то, что Иисус этого не сделал. Он бы мог отречься и остаться в живых, но он выбрал крест!

– Крест?

– Да, он был распят, словно злой разбойник! Небо и Земля содрогнулись в миг его кончины! А ученики Иисуса пошли по свету, неся людям не меч, но СЛОВО!! Апостол Павел сошел с корабля и здесь, в Линдосе. Он никого не убивал и не карал, он просто говорил!!! А люди слушали, учились и прощались с Зевсом, Гелиосом, Посейдоном… Многих из них потом терзали львы на аренах, многих распинали, подобно Христу. Но правда была сильнее смерти! И вот теперь потомок тех, кто карал, в Никее приводит нашу веру к единым канонам. Это великий император Константин.

Она чуть помолчала и закончила:

– Ведь ты бы не стал, Бус, убивать людей лишь за то, что они поклоняются иным богам? Меня не стал бы силой тащить на капище? Не бил бы таранами по колоннам наших храмов? Мне стыдно за тех, кто пришел с крестом в эту Армению!..

8
{"b":"216199","o":1}