ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Столп огненный
#Любовь, секс, мужики. Перевоспитание плохих мальчиков на дому
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Сплетение
Голодное сердце
Анатомия на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Всегда ваш клиент: Как добиться лояльности, решая проблемы клиентов за один шаг
Брачная ночь с графом
Девушка с синей луны

– Да, Сивенна, – кивнул старый патриций. – Только Сивенна давно не столица Норманнского сектора. Да, даже старые карты подводят… Звезды не меняют своих мест, а вот политические границы слишком зыбки…

– Скверно. Очень скверно. И далеко новая столица?

– На Орше-II. Двадцать парсеков отсюда. Посмотрите на карте. Какого времени ваша карта?

– Издана сто пятьдесят лет назад.

– Так давно?

Старик вздохнул.

– С тех пор много воды утекло. И вы ничего не знаете?

Мэллоу покачал головой.

– Вам повезло, – грустно улыбнулся старик, – Более или менее спокойные времена для провинции были в царствование Станнеля-II. Он скончался пятьдесят лет назад. С тех пор – только бунты и разруха, разруха и бунты. И руины…

Мэллоу резко выпрямился. Стул угрожающе заскрипел…

– Как – руины? Вы хотите сказать, что провинции больше не существует?

– Да нет, не так чтобы. Кое-какие ресурсы есть, наверное, планетах на двадцати. Однако по сравнению с процветанием, которое царило здесь в прошлом столетии, мы здорово скатились вниз, и никаких признаков возврата к лучшему нет. Пока нет… А почему вы этим интересуетесь, молодой человек? И глаза у вас заблестели?

Торговец слегка покраснел. Старик попал в точку.

– Послушайте, – объяснил Мэллоу, – я торговец. Тружусь на задворках Галактики. Вот нашел старые карты и хотел попробовать найти новые рынки сбыта. Конечно, ваше сообщение о том, что провинция обеднела, меня расстроило, если не сказать больше. В мире, где денег нет, их не сделаешь. Ну а как обстоят дела в Сивенне?

Старик наклонился вперед, задумался.

– Даже не знаю, что сказать. Очень может быть, что даже и теперь не так уж плохо. А вы действительно торговец? Вы больше смахиваете на военного. Рука на прикладе, шрам на виске…

Мэллоу запрокинул голову и расхохотался:

– Видите ли, в нашем мире тоже не все слава богу! Шрамы – следствие моей профессии. Но когда в конце концов получаешь денежки, можно и подраться. Неплохо было бы обойтись без этого, но что поделаешь? Ну а здесь-то как? Могу я тут сделать деньги и не заработать новых шрамов? Похоже, что дело обстоит наоборот?

– Пожалуй, наоборот, – улыбнулся Барр. – В принципе, можете поискать тех, кто остался от Вискарда, на Красных Звездах. Правда, не знаю, как лучше назвать то, чем они занимаются, – торговлей или пиратством. Кроме того, у вас есть возможность присоединиться к нашему нынешнему вице-королю – благословенному… благословенному убийце, воришке…

Морщинистые щеки старого патриция залил нервный румянец. Он закрыл глаза, а когда вновь открыл их, взгляд его стал по-птичьи зорок.

– Что-то вы не слишком любезно отзываетесь о вице-короле, уважаемый патриций Барр, – сказал Мэллоу. – А вдруг я шпион?

– А хоть бы и так, – спокойно откликнулся старик. – Что с меня взять?

Он обвел рукой комнату.

– Жизнь, например.

– О, это бы мне принесло только облегчение. Я уж и так лишних лет пять прожил. Но вы не из людей вице-короля. Были бы из них, я бы почувствовал и рта бы не раскрыл.

– А как бы вы почувствовали?

Старик, тихо рассмеялся:

– А вы подозрительны! Честное слово, могу поклясться, теперь вы думаете, что я пытаюсь спровоцировать вас на разговор, в котором вы могли бы неосторожно высказаться о правительстве. Нет-нет, уверяю вас, меня уже давно не интересует политика.

– Не интересует политика? Мне так не показалось! Как вы сказали о вице-короле – «убийца, воришка»?

Старик пожал плечами.

– Так, воспоминания нахлынули… Посудите сами: в те времена, когда Сивенна была еще столицей Провинции, я был патрицием и членом провинциального сената. Мой род – древний и знаменитый. Один из моих прадедов… а впрочем, ладно, хватит об этом…

– То есть, – осторожно проговорил Мэллоу, – у вас тут была гражданская война или революция?

Лицо Барра помрачнело.

– Гражданские войны не прекращались в эти кошмарные годы. Но Сивенна всегда находилась в стороне. В годы царствования Станелля-II она почти достигла своей былой славы и процветания. Но ему наследовали слабые императоры. А при слабых императорах всегда сильные вице-короли. И наш последний вице-король, Вискард, остатки приверженцев которого еще занимаются чем-то вроде торговли у Красных Звезд, возмечтал о королевской мантии. Да не он первый…

Но – не удалось. Потому что в тот день, когда Адмирал Империи приблизился к Сивенне во главе флота, Сивенна восстала против мятежного вице-короля.

Он печально вздохнул и замолчал. Мэллоу ерзал на краешке отчаянно скрипевшего стула. Его просто раздирало любопытство!

Но он сдержался и тихо попросил:

– Продолжайте, сэр!

– Благодарю вас, – кивнул Барр. – Вольно вам смеяться над старым человеком. Итак, они восстали. Вернее было бы сказать – мы восстали, поскольку я был один из второстепенных лидеров восстания. Вискард убрался из Сивенны, еле ноги унес, а планета и вся провинция были оставлены на попечение Адмирала и выразили полную и безоговорочную лояльность Императору. Почему мы так поступили, я и сам не понимаю. Может быть, мы выразили лояльность не более чем к символу, а не к самому Императору – жестокому и порочному мальчишке. Может быть, испугались ужасов.

– Ну и?.. – осторожно поторопил его Мэллоу.

– Ну и, – с горечью в голосе продолжал Барр, – это никак не устроило Адмирала. Ему до смерти хотелось присвоить себе славу завоевания мятежной планеты, а его людям хотелось добычи, сопутствующей завоеванию. И пока народ в городах выходил на улицы, славя Императора и его Адмирала, он потихонечку захватил все военные центры, а затем приказал перестрелять почти все население.

– Почему?

– Потому что они восстали против вице-короля – так объявил Адмирал. Он и стал новым вице-королем – после того, как целый месяц шли убийства, грабежи, насилие, У меня было шестеро сыновей. Пятеро погибли – все по-разному… У меня была дочь. Я надеюсь, что она погибла. Такая красавица… Я уцелел, потому что был стар. Поселился здесь, зная, что слишком стар для того, чтобы вице-король мной интересовался. Они ничего, ничего мне не оставили, – сказал он, печально качая седой головой. – Потому что я помогал мятежному губернатору выбраться из города и лишил тем самым Адмирала славы его поимки…

Мэллоу молчал и ждал.

– А что случилось с вашим шестым сыном? – наконец спросил он.

– А? С последним? Он жив. Потому что вступил в армию Адмирала как простой солдат. Под чужим именем. Теперь он стрелок в его личной гвардии. О нет, не подумайте о нем плохо! Он хороший сын. Навещает меня, когда может, и что может, приносит мне. Только он один и поддерживает мою жизнь. А в один прекрасный день, когда наш замечательный вице-король сойдет в могилу, именно мой сын поможет ему в этом.

– И вы говорите это незнакомому человеку? Рискуете не только своей жизнью, но и жизнью сына!

– Нет, я как раз помогаю ему, потому что вижу в вас нового врага вице-короля. Знаете, был бы я ему другом настолько же, насколько я ему враг, то посоветовал бы послать на границу как можно больше кораблей.

– Хотите сказать, что на Периферии нет кораблей вице-короля?

– А вы их видели? Вас кто-нибудь остановил? Кораблей мало, не хватает даже для того, чтобы охранять границы соседних провинций, где хватает своих интриг и беспорядков. Но, кстати сказать, издалека нам еще никто не угрожал, – пока не появились вы.

– Я? Да я вовсе не опасен.

– За вами придут другие.

Мэллоу пожал плечами:

– Что-то я вас не понимаю.

– Послушайте! – неожиданно резко сказал старик. – Я сразу все понял, как только вы вошли. Вокруг вас было защитное поле.

– Да. Было, – признался после короткой паузы Мэллоу.

– Я сразу заметил, но ничего не сказал. Я кое-что в этом понимаю. В наше страшное время немодно быть ученым. Все так быстро меняется – как прилив и отлив… Но когда-то я им был, и вся история развития атомной энергетики мне неплохо знакома. Насколько я помню, ни в одном учебнике не упоминалось о портативном защитном поле. У нас есть защитные поля, но они огромны – целые здания. Они рассчитаны на то, чтобы защищать города, корабли, но никак не отдельного человека.

39
{"b":"2169","o":1}