ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но нам потребуется время для организации переезда. Нам придется вывезти двадцать тысяч семей.

– Время у вас будет.

Селдон думал. Последняя минута шла на убыль. Наконец он решился:

– Я выбираю ссылку.

При этих словах замершее сердце Гааля вновь забилось. Он ощутил естественную радость человека, избежавшего смерти. Однако к этому чувству примешивалась доля огорчения – Селдон проиграл…

8

Такси неслось по темным туннелям к Университету. Всю дорогу они молчали. Наконец Гааль спросил:

– То, что вы сказали Председателю Комитета, – правда? Действительно ли ваша казнь ускорила бы упадок?

– Я никогда не шучу с выводами психоисторических исследований, – улыбнулся Селдон. – В данном случае тоже. И Чен знает, что я прав. Он – тонкий и умный политик, а политики по роду своей деятельности инстинктивно чувствуют верность психоисторических выводов.

– Значит, им было нужно, чтобы вы выбрали ссылку?! – воскликнул Гааль. Селдон промолчал.

Когда такси опустилось на площадь перед Университетом, Гааля вдруг охватила страшная слабость. Селдон помог ему выбраться из такси и повел под руку.

Здание Университета сверкало так, что Гааль на мгновение забыл, что существует солнце. А ведь Университет стоял не под открытым небом. Его строения были покрыты огромным куполом из какого-то прозрачного материала. Материал был, видимо, поляризован, поэтому его блеск не слепил глаза.

Университетский комплекс выгодно отличался от остальных серо-стальных зданий Трентора. Цвет его построек был скорее серебристым. Металл отливал мягким сиянием слоновой кости.

Селдон шепнул:

– Похоже, солдаты.

– Что?

Взгляд Гааля опустился с небес на землю, и он увидел патруль.

Капитан обратился к ним низким, хорошо поставленным голосом военного:

– Доктор Селдон?

– Да.

– Мы ждали вас. Вы и ваши сотрудники с этого момента – на военном положении. Я уполномочен проинформировать вас о том, что на приготовления к отлету на Терминус вам дается полгода.

– Всего полгода! – воскликнул Гааль, но пальцы Селдона мягко сжали его локоть.

– Таковы инструкции, – подвел черту капитан. Он удалился во главе патруля, а Гааль повернулся к Селдону:

– Но как? Что можно успеть за шесть месяцев? Это же медленная казнь!

– Спокойно, спокойно. Пройдемте ко мне в кабинет.

Кабинет был небольшой, но надежно защищенный от шпионажа. Лучи-шпионы, натыкавшиеся на его стены, не встречали ни подозрительной тишины, ни тем более подозрительного отсутствия движения. Наоборот, они улавливали беседу, состоящую из совершенно невинных фраз, произносившихся разными голосами.

– Ну, – вздохнул облегченно Селдон, – все хорошо. Шести месяцев нам хватит за глаза.

– Непонятно как!

– Мальчик мой, при таком плане, как у нас, даже Комитет, сам того не зная, нам помогает. Я ведь уже говорил вам, что стереотип поведения Чена мы изучили досконально. Процесс не начался бы до тех пор, пока в нашу пользу не сработали бы обстоятельства и время!

– Но как вы могли хотеть…

– Ссылку на Терминус? А почему бы и нет?

Селдон надавил пальцами на крышку стола, и часть стены у него за спиной отъехала в сторону.

– Там – видеотека. Возьмите ящичек на букву «Т».

Гааль достал ящичек, подал его Селдону, тот вынул кассету и вставил ее в миниатюрный проектор. Перед глазами Гааля замелькали кадры фильма.

– Как же это… – пробормотал он.

– Что вас так удивляет?

– Вы… два года готовились к перелету?

– Точнее – два с половиной. Мы, конечно, не были уверены, что Чен выберет именно Терминус, но надеялись, что будет именно так.

– Но почему, доктор Селдон? Зачем вам ссылка? Разве не легче было бы остаться здесь, на Тренторе?

– Ну, есть целый ряд причин. Работая на Терминусе, мы заручаемся поддержкой Империи, которая больше не считает, что мы угрожаем ее безопасности.

– Но ведь вы сами вызвали эти опасения, для того чтобы отправиться в ссылку. Нет, не понимаю.

– Но согласитесь, двадцать тысяч семей по своей воле на край Галактики не полетят?

– Разве у вас есть право их вынуждать? Или я не должен этого знать?

– Пока – нет, – спокойно отозвался Селдон. – Пока достаточно того, что вы знаете: на Терминусе будет основано научное убежище. А на другом краю Галактики – еще одно, такое же.

Он улыбнулся:

– Что же до остального, то могу сообщить вам, что сам я скоро отправлюсь в мир иной, и вы увидите и узнаете больше, чем я. Ну-ну, не надо так переживать. Доктора говорят, что я протяну еще год, максимум – два. Так или иначе – я успел завершить то, к чему стремился.

– А… после вашей смерти, сэр?

– Ну, у меня будут последователи – возможно, даже вы. Именно им будет суждено поставить последнюю точку в разработанной схеме и спровоцировать Анакреонский бунт в нужное время и именно так, как надо. После этого все пойдет своим чередом.

– Не понимаю…

– Поймете.

Селдон устало сгорбился.

– Большинство улетит на Терминус, – промолвил он вполголоса. – Но кое-кто останется. Это будет легко устроить. Но что касается меня, – закончил он шепотом, так что Гааль едва расслышал последние слова, – то мне… конец.

Часть вторая

Энциклопидисты

1

Терминус – …отдаленное расположение планеты может вызвать законное удивление, если учесть роль, отведенную ей в истории Галактики. Однако в этом, как отмечают многочисленные авторы, была историческая неизбежность. Находящаяся на самом краю галактической спирали, планета Терминус – единственный спутник небольшой звезды, бедная полезными ископаемыми, не представлявшая никакой ценности с экономической точки зрения, была необитаема с момента ее открытия до высадки Энциклопедистов…

…Когда выросло новое поколение – потомки первых переселенцев с Трентора, Терминус приобрел значение гораздо большее, чем убежище психоисториков. С начала Анакреонского бунта и прихода к власти Сальвора Гардина…

Галактическая энциклопедия

Время было позднее, но Льюис Пирен продолжал работать, склонившись над кипой бумаг при свете настольной лампы.

…Прошло пятьдесят лет после высадки на Терминус и создания поселения энциклопедистов – первой Академии. За это время был собран колоссальный подготовительный материал, и через пять лет должен был увидеть свет первый том Энциклопедии – самого внушительного издания в Галактике. А потом – каждые десять лет – том за томом, как часы…

Пирен раздраженно покосился на дверь – звонили. Он забыл о назначенной встрече, с головой уйдя в работу. Пирен нажал кнопку на краю стола, дверь открылась, и в кабинет вошел высокий грузный мужчина – Сальвор Гардин.

Пирен, не отрываясь, продолжал просматривать бумаги. Гардин мысленно улыбнулся. Он спешил, но прекрасно знал, как «гостеприимен» Пирен, когда ему мешают работать. Поэтому он молча уселся в мягкое кресло по другую сторону письменного стола и стал ждать.

Тишину нарушало только поскрипывание авторучки Пирена. Гардин от нечего делать вынул из кармана серебристую монетку, подбросил ее, поймал и снова подбросил. На Терминусе, куда все металлы поступали только по импорту, нержавеющая сталь была единственным средством бартера…

Пирен поднял глаза и часто заморгал.

– Прекратите! – раздраженно выговорил он.

– А?

– Прекратите кидать вашу чертову монету!

– А-а-а…

Гардин убрал монетку в карман.

– Сообщите, когда освободитесь, ладно? Я обещал вернуться на заседание городского Совета к началу голосования по проекту нового водопровода.

Пирен вздохнул и встал из-за стола.

– Валяйте. Очень надеюсь, что вы не станете надоедать мне с городскими делами. Займитесь ими сами, пожалуйста. Все мое время занято Энциклопедией.

– Вы новости слышали?

– Какие именно?

– Самые свежие. Поймали на ультраволнах два часа назад. Правитель Анакреона принял титул короля.

7
{"b":"2169","o":1}