ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О рыцарях и лжецах
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Блистательный Двор
Русь и Рим. Русско-ордынская империя. Т. 2
Запомни меня навсегда
Три царицы под окном
Крыс. Восстание машин
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов

– Ну и что?

– Это означает, что мы отрезаны от центра Империи. Мы ожидали, что это может случиться, но от этого, как говорится, не легче. Анакреон встал на пути нашего последнего оставшегося торгового пути к Сантании, Трентору, Веге. Откуда мы теперь будем получать металлы? Уже полгода нет поступлений стали и алюминия, а теперь и ждать неоткуда, если только не воззвать к милости Его Величества – короля Анакреона.

Пирен нетерпеливо оборвал Гардина:

– В таком случае заключите с ним договор на поставку.

– Каким образом? Послушайте, Пирен: в соответствии с Хартией, подписанной при основании Академии, вся административная власть принадлежит Попечительскому Совету Комиссии по изданию Энциклопедии. У меня как у мэра города Терминуса власти хватит только на то, чтобы самостоятельно высморкаться, не спрашивая ни у кого разрешения, да на то, чтобы чихнуть, если вы соизволите подписать соответствующий приказ. Заключение торговых сделок – прерогатива ваша и вашего Совета. Я обращаюсь к вам от имени города, благосостояние которого зависит от устойчивой торговли с Галактикой. Созовите срочное заседание!

– Хватит! Не надо меня агитировать! Вы забываете, Гардин, что Попечительский Совет не был против установления муниципального правления на Терминусе. Мы считаем это необходимым, поскольку за пятьдесят лет со дня основания Академии население планеты выросло и большинство не занято непосредственной работой над Энциклопедией. Но это вовсе не означает, что первоочередной задачей Академии перестает быть ее создание. Мы – государственное научное учреждение, Гардин! Мы не можем, не должны и не будем вмешиваться в местную политику.

– В местную политику? Да это вопрос жизни и смерти! Наша планета просто погибнет без металлов! И потом – что станет с вашей Энциклопедией, если анакреонский царек вздумает напасть на нас?

– Вы забываете, что мы находимся под защитой самого Императора! Мы не являемся частью префектуры Анакреон, так же, как и частью любой другой префектуры. Никто не посмеет нас пальцем тронуть. Империя нас не оставит!

– А почему же тогда Империя не помещала захвату Власти королем Анакреона? Да разве только Анакреона! Как минимум двадцать отдаленных от центра префектур, то есть практически вся Периферия Галактики теперь независима от Империи. И я абсолютно не уверен, что Империя бросится на нашу защиту!

– Ерунда! Экзархи, тетрархи, короли – какая разница! Как будто раньше не было переворотов! К Империи это не имеет отношения. Хватит об этом, Гардин. Это не наша забота. Мы прежде всего ученые. Наше дело – Энциклопедия. Да, кстати, пока не забыл…

– Да?

– Вы собираетесь разбираться со своей газетенкой?

– Вы имеете в виду еженедельник «Городские Новости»? Он не мой, как вы изволили выразиться. Это частное издание. А что вас не устраивает?

– Уже несколько недель там публикуются призывы к шумному празднованию пятидесятилетия основания Академии.

– А почему бы и нет? Через три месяца сработает механизм радиевых часов и откроется Склеп Селдона. По-моему, это грандиозное событие. А вы так не считаете?

– В любом случае, это не повод для идиотских спектаклей. Открытие Склепа – дело исключительно Совета Попечителей. То, что нужно будет сообщить народу, будет сообщено. Это не подлежит обсуждению. Будьте так добры, изложите это в «Новостях».

– Сожалею, Пирен, но Городская Хартия гарантирует-таки нам такую малость, как свобода печати.

– Хартия – да, но не Совет Попечителей! Я – представитель Императора на Терминусе, Гардин, и обладаю всеми полномочиями…

Было похоже, что Гардин про себя считает до десяти. Наконец он печально проговорил:

– Вот как раз потому, что вы являетесь представителем Императора на Терминусе, у меня есть для вас еще одна новость.

– Опять про Анакреон?

– Да. Через две недели нас посетит чрезвычайный посол Анакреона.

– ???

Пирен сглотнул слюну.

– Это… зачем еще?

Гардин встал и придвинул кресло к столу.

– А вот догадайтесь!

И ушел не простившись.

2

Ансельм, лорд Родрик, в жилах которого, судя по титулу, текла голубая кровь, – вице-префект Плуэмы и чрезвычайный посол Его Величества Короля Анакреона, носитель еще двенадцати различных титулов, был встречен Сальвором Гардином в космопорту с подобающим случаю ритуалом.

С легким поклоном и натянутой улыбкой вице-префект вынул из кобуры свой бластер и вручил его Гардину. Гардин церемонно передал ему свой, специально для этого захваченный. Тем самым были продемонстрированы добрые намерения. И хотя правое плечо лорда Родрика как-то странно и подозрительно приподнималось, Гардин сделал вид, что ничего не заметил.

Машина, в сопровождении эскорта других автомобилей, медленно и торжественно тронулась к площади Энциклопедии. По пути посла Анакреона радостно приветствовали жители Терминуса.

Вице-префект отвечал на приветствия сдержанным помахиванием руки – как истинный воин и аристократ.

– Этот город – и есть весь ваш мир? – спросил он Гардина.

– Наш мир молод, Ваше Превосходительство. За нашу короткую историю нас впервые посещает столь высокий гость. Отсюда и энтузиазм жителей, – прямо в ухо прокричал Гардин.

«Высокий гость», не уловив иронии, задумчиво проговорил:

– Поселение основано пятьдесят лет назад… Гм-м-м… В таком случае, у вас должно быть полно неразрабатываемой земли. Вы не собираетесь ее раздать под поместья?

– Пока в этом нет необходимости. Мы проживаем очень компактно. Нам нужно близкое взаимодействие. Это связано с работой над Энциклопедией. Возможно, когда-нибудь население станет больше…

– Странный мир! У вас что, нет крестьян?

– Нет, – ответил Гардин непринужденно. – И аристократов тоже нет.

Брови лорда Родрика поползли вверх.

– А… ваш правитель? Тот, с кем я должен встретиться?

– Доктор Пирен? Он Председатель Совета Попечителей и личный представитель Императора.

– Доктор? И больше – никаких титулов? Ученый? И его пост выше, чем ваш?

– Ну конечно, – дружелюбно ответил Гардин. – Да мы здесь все, более или менее, ученые. Ведь мы не просто – страна, мы – научное учреждение в личном ведении Императора.

Последние слова он произнес несколько подчеркнуто. Видно было, что вице-префекту они явно не по душе. Всю остальную дорогу он молчал.

Гардин жутко устал за вторую половину дня, особенно – за вечер, но его, по крайней мере, утешало то, что Пирен и лорд Родрик совсем неплохо поладили между собой.

Лорд Родрик тупо посматривал по сторонам, когда Пирен таскал его на «обзорную экскурсию» по Дворцу Энциклопедии. С любезной, по дежурной улыбкой он слушал торопливые объяснения Пирена, пока тот водил его по громадным хранилищам микрофильмов и бесконечным кинозалам.

В конце концов он начал зевать и глубокомысленно изрек:

– Все это очень интересно. Но… очень странное занятие для взрослых людей. Какая в этом польза?

Пирен от удивления только рот раскрыл…

За обедом же лорд Родрик монополизировал беседу, с мельчайшими подробностями и оживленнейшей жестикуляцией описывая свои боевые подвиги во время недавней войны между Анакреоном и соседним новоиспеченным королевством – Смирной.

Рассказ затягивался… Прием подходил к концу, а лорд Родрик, подогретый вином, все говорил и говорил… Мало-помалу присутствовавшие на обеде официальные лица разошлись. Последний, самый сногсшибательный рассказ – о разбитых всмятку смирнианских звездолетах лорд Родрик закончил, выходя в сопровождении Гардина и Пирена на балкон под солнечные вечерние лучи.

– Ну а теперь, – сказал он с напускной непринужденностью, – давайте перейдем к более серьезным делам.

– Пора бы, – буркнул себе под нос Гардин, закуривая длинную веганскую сигару и с грустью отмечая, как мало их осталось.

– Ну конечно, – сказал вице-префект, устраиваясь в кресле, – все формальные переговоры, подписание документов и прочую нудятину мы оставим на завтра, когда ваш… Как вы называете ваше правительство?

8
{"b":"2169","o":1}