ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гило громко одобрил действия товарищей.

– Как Салли себя чувствует? – спросил Тол.

– Небольшая рана на шее, вздувшийся рубец. Неглубокий ножевой порез на плече. Никаких серьезных телесных повреждений.

Тол легонько вздохнул:

– Да, разве что телесных. Чем закончилась аварийная ситуация с Ирэн Бледсоу?

Натан и Армут взглянули на Сигну. Стройный и гибкий азиат улыбнулся.

– Все обошлось. У Руфи Харрис небольшая царапина на лбу. Но все в машине хорошо разглядели Салли, и она тоже хорошо разглядела их.

Тут снова заговорил Армут:

– А миссис Поттер нашла тело убийцы и звонит в полицию.

Тол медленно покачал головой, оценивая важность событий, и спустя мгновение произнес:

– Что ж, на сегодня новостей вполне достаточно. Гило мрачно усмехнулся и обеспокоенно заметил:

– Капитан, все так удачно сложилось, прошло как по маслу… а ведь могло кончиться катастрофой!

Тол поднял глаза к небу и осторожно улыбнулся.

– Можно быть уверенным, что все будет складываться удачно, пока праведники молятся. А они молятся.

Все воины нестройным хором выразили согласие со словами капитана. Они чувствовали, что так оно и есть.

– Итак, – продолжил Тол, – если все пойдет хорошо, на сей раз мы пойдем в наступление, мы победим, мы обратим врага в бегство… Мы завоюем еще один период покоя и мира.

– Еще один, – эхом повторили воины.

– Под охраной Шимона и Сциона Салли должна добраться до Клэйтонвиля благополучно. Теперь демону Терге придется о многом побеспокоиться. Полагаю, он пошлет нескольких бесов мучить ее. Однако Шимон и Сцион получили указание не вмешиваться без крайней необходимости.

– Новая боль, капитан? Новые разрушения? – гневно прогремел Гило. – Эти проклятые демоны никогда не насытятся, причиняя страдания людям!

Тол посмотрел в темные глаза, сейчас исполненные воинственного пыла, но неизменно изливающие бесконечную нежность на избранников Божьих.

– Добрый мой друг, все мы болеем душой за Салли. Но ее страдание послужит к воплощению замысла Господня, и ты в этом убедишься.

– Скорей бы! – воскликнул Гило, сжимая рукоятку своего меча. Он взглянул на Натана и насмешливо предположил:

– Уверен, у тебя есть еще какие-то радостные новости.

– Да, – ответил Натан. – О Томе Харрисе. Он сейчас в полицейском управлении, пытается предпринять шаги к возвращению детей, пытается вразумить сержанта Маллигана.

При упоминании имени Маллигана Гило разразился громким язвительным хохотом, а все прочие поморщились с отвращением. Натан только покорно кивнул. Они были правы.

– Итак, для Тома пришло время испытания веры, настоящее испытание на пути служения.

– За праведниками буду следить я, – сказал Гило. – Посмотрим, сумеют ли они справиться с этим. Тол тронул Гило за плечо.

– Давайте надеяться, что и здесь все будет в порядке.

– О, пусть все так и будет, пусть все так и будет.

Ради Тома, – сказал Натан.

– Ради всех, – сказал Армут.

– А значит, Бену Коулу настало время появиться на сцене, – подсказал Тол.

– Он вот-вот включится в действие, – ответил Натан.

Офицер Бен Коул поставил полицейскую машину на стоянку за зданием участка и, заглушив двигатель, несколько минут неподвижно сидел за рулем. Это был длинный день, и он устал. Жизнь в Бэконе-Корнере не изобиловала событиями, но сегодня выдался трудный денек. Водитель грузовика, задержанный им за превышение скорости, был в два раза шире и выше Бена и явно недоволен тем, что его остановил такой молодой полицейский, к тому же чернокожий, Билл Шульц до сих пор не посадил на привязь свою собаку, и она снова кого-то покусала, мальчишка Кранцев в очередной раз попался за курением марихуаны, а родители парня упорно отказывались верить этому.

5

Бен вышел из машины. Он собирался написать несколько коротких рапортов и затем отправиться домой… «Эй, а чьи это там машины?» На служебной стоянке стояли два незнакомых автомобиля, и не Тому ли Харрису принадлежит этот фургончик? Полицейский участок уже был закрыт, так что для посетителей слишком поздно. Пожалуй, стоит выяснить, в чем дело.

Беи вошел в заднюю дверь и двинулся по длинному коридору, который соединял служебные помещения и камеры для арестованных с кабинетами, расположенными в передней части здания.

«Ничего себе, на кого это там вопит Маллиган?» Голос Маллигана гулко раскатывался по коридору, вырываясь из открытой двери его кабинета.

– Ладно, ты не обязан говорить мне правду! Валяй, ври дальше! Все вы вечно врете, и я с удовольствием выслушаю тебя, чтобы получить возможность обратить твою ложь против тебя самого!

– Сэр, я не лгу…

Бен остановился в коридоре и прислушался. Второй голос показался ему знакомым.

– Значит, будем говорить правду? – осведомился Маллпган. – Ты неплохо поразвлекся с этими ребятишками, не так ли?

– Сэр, повторяю, ничего подобного не происходило ни в школе, ни у меня дома, ни в любом другом месте! Все это ужасное недоразумение!

Ну да, на стоянке действительно была машина Тома Харриса, и это именно Тому Харрису сержант затыкает рот.

Надо заглянуть в кабинет. Разговор с каждой минутой приобретал все более ужасный смысл. «Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы все это не соответствовало действительности. Мне только что так полегчало при мысли о хороших людях!»

Бен прошел по пустому коридору к кабинету Маллигана и просунул голову в дверь.

– Я вернулся, Хэролд. – «Ничего особенного, я просто докладываю самым милым и деловым образом, просто выясняю, что тут происходит».

Бен застыл на месте при виде глубоко потрясенного, убитого горем человека, который сидел за обшарпанным зеленым металлическим столом напротив сержанта Маллигана.

Маллиган упивался злобным торжеством и по-настоящему наслаждался происходящим. Все дурное неизменно приятно возбуждало его.

– Эй, Коул! Посмотри-ка, кто мне попался сегодня! Еще один христианин! Бьюсь об заклад, вы знакомы! На лице Бена отразилось недоумение.

– Привет, Том! В чем дело?

– Жестокое обращение с детьми! – вмешался Маллиган, неприкрыто радуясь этому факту и явно гордясь поимкой преступника. – Назревает настоящее уголовное дело.

– Значит, вам известно гораздо больше, чем мне самому! – Том поднял на Бена покрасневшие от слез глаза. – Этот сержант просто… просто стоял там, когда какая-то приличная на вид леди вошла и забрала Руфь и Джошуа… просто вытащила их из дома и… – Голос Тома зазвучал громче от страха и гнева:

– Я хочу знать, где они.

Маллиган, ничуть не тронутый, ухмыльнулся Бену:

– Подожди, ты еще узнаешь, что этот подонок вытворял с детьми в церковной школе. Том вскочил с места:

– Я ничего не вытворял! Неужели вам непонятно?

– А ну, сядь, приятель! – Маллиган намного превосходил Тома в весе и не упустил возможности продемонстрировать это.

У Бена сердце подпрыгнуло в груди. Церковная школа? В Бэконе-Корнере была только одна церковная школа – маленькая шестилетняя Школа Доброго Пастыря, которой руководил…

– Похоже, твоя церковь хорошенько вляпалась! – сказал Маллиган Бену.

Бен посмотрел на Тома Харриса, одного из самых мягких, самых благочестивых людей, каких ему доводилось встречать. Тому было за тридцать, у него были темные кудрявые волосы и моложавое лицо. Бен знал, что этот человек не просто честен – он совершенно беззащитен. «Да нет, никогда. Том Харрис не сделал ничего дурного».

– Том, – мягко спросил Бен, – тебе известны твои права?

– Он не арестован! – раздраженно бросил Маллиган. – Он сам пришел сюда.

– И не уйду, пока не получу помощи! – сказал Том.

– Слушай, не надоедай мне, – сказал Маллиган. – Ребята из управления полиции штата должны все проверить.

– Так давайте позвоним им! – воскликнул Бен.

– А ты вообще не суйся, Коул! Вы двое друзья-приятели, и всем это известно. Даже близко не подходи к этому делу!

3
{"b":"21697","o":1}