ЛитМир - Электронная Библиотека

– Грифф, приятель, это же скотч. – Форрестер заговорщически подмигнул. – Водка у меня кончилась. Все эта сплетница виновата: стащила и выпила весь мой запас.

– Сплетница? – переспросил Гриффин, стараясь не дышать слишком глубоко и препроваживая Дейва на диван.

– Эта дура Андерсон. Вечно сует свой нос куда не следует.

Гриффин похолодел.

– Она пыталась намекнуть, что ты плохо работаешь, а я ей не поверил.

– Ты что! Не будь ду…

Форрестер застонал и, закатив глаза, рухнул на подушки.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Из вестибюля Дана позвонила Артуру. Секретарша сообщила, что тот на собрании, но если это срочно…

Срочно? Дана едва не рассмеялась. Она потеряла работу, вынесла такое унижение…

– Мисс Андерсон? У вас что-нибудь срочное? Если да, то я могу вызвать его.

– Нет, – поспешно отозвалась Дана. – Нет, ничего срочного. Просто передайте мистеру Кок-ли, что я звонила по поводу ужина.

– Ах да, чуть не забыла. Мистер Кокли сам просил меня перезвонить вам и сказать, что он забронировал места на шесть вечера в ресторане, который называется “Арбор”. Это на…

– Я знаю, где это, мисс Костелло, благодарю вас.

Дана повесила трубку и, взглянув на часы, направилась к выходу. Еще целых два часа. Что ж, это к лучшему: нужно успокоиться и собраться с мыслями перед встречей с Артуром. Спокойным, надежным, рассудительным Артуром. Он поможет ей найти выход.

Как только принесли первое блюдо, она начала:

– Артур!

– Да, дорогая?

– Я ухожу.

Нахмурившись, Артур взглянул на ее нетронутый обед.

– Но ведь ты даже не прикоснулась к утке. Право, Дана…

– Я имела в виду – с работы, – спокойно проговорила она. – Я уволилась.

Вилка с розоватым желе выскользнула у Артура из пальцев.

– Ты шутишь.

– Такими вещами не шутят.

Артур тяжело сглотнул – галстук-бабочка приподнялся у него на шее. Дане нестерпимо захотелось сорвать с него этот нелепый галстук и зашвырнуть подальше.

Прекрати, сурово приказала она себе. Что с тобой сегодня?

Бессмысленно выплескивать все, что накопилось, на беднягу Артура. В конце концов, он тут совершенно ни при чем.

– Дорогая, как это произошло?

Она вздохнула. Артур смотрел на нее так, словно ему только что сообщили, что до обещанного конца света осталось чуть меньше суток. Впрочем, учитывая, что она потеряла работу и в рекомендательных письмах наверняка будет сказано, что она никудышный программист, что ей вскоре придется примкнуть к бесчисленной армии нью-йоркских безработных, это не так уж и далеко от истины.

– А как такое обычно происходит? Маккенна вызвал меня к себе, сказал, что увольняет и…

– Но ты вроде бы сказала, что ушла сама.

– Сама или уволили, какая разница? Так или иначе, я больше не работаю в “Дейта байтс”.

– Дана. – Артур кашлянул. – Это большая разница. Ты уволилась или тебя уволили?

– И то и другое.

– Так не бывает.

– Бывает.

– Давай начнем сначала, – нахмурился Артур. – Мне казалось, что мы за обедом договорились, что ты не станешь уходить с работы.

– Договорились, и я не уходила.

– Но ты же только что…

– Не я все это затеяла, Артур. Маккенна сказал мне, что я уволена, должна же я была как-то отреагировать? Ну, я и ответила, что он не может меня уволить, потому что увольняюсь сама.

Несколько секунд Артур молча взирал на нее.

– Несомненно, все еще можно загладить.

– Я не собираюсь ползти к нему на коленях и умолять взять меня обратно.

– Нет, конечно. Но я все же считаю, что можно еще что-то предпринять.

– Ты правда так думаешь?

– Уверен. Нельзя сидеть сложа руки. – Спасибо. – Дана улыбнулась. – Я не думала, Артур, что Ты сумеешь меня понять.

– Дана, дорогая, ты же знаешь, как много значишь для меня…

– Ну… ну, ты же всегда полагал, что с моей стороны глупо так неприязненно относиться к Маккенне. Ты ведь считаешь его чем-то вроде финансового гения…

– Он признанный лидер в своей области. Но это не оправдывает его поступок. Осталось выяснить только одно: кто сделал первый шаг?

Сердце Даны тревожно забилось. Она представила себя в объятиях Маккенны. И как их губы слились в страстном поцелуе.

– Первый шаг? – прошептала она. – Да.

– Ну, начал, в общем-то, он, но…

– Он предупредил тебя заранее?

– Заранее?

– Именно. Заранее. Он делал какие-нибудь намеки относительно своих намерений, чтобы ты могла принять контрмеры?

– Разумеется, я приняла контрмеры! Не думаешь же ты, что я просто позволила ему… Но я знаю, что он скажет в ответ. Будто я… я тоже поцеловала его. Это все вздор, конечно. То есть на первый взгляд может быть… Что с тобой?

– Поцеловала? – Артур побледнел как полотно. – Поцеловала?

– Да. Я не виновата. Все произошло, как ты сказал. Он первый начал, а я… – Глаза Даны расширились от удивления. – Разве ты говорил не об этом?

– Нет, – безжизненным голосом произнес Артур. – Не об этом. Так ты целовала Гриффина Маккенну?

– Да. То есть нет! Это он поцеловал меня. Он… – Дана тяжело сглотнула. Какая же она дура! Конечно, Артур говорил не об этом. Откуда ему было знать? Ведь о поцелуе знали только двое: она и этот подонок Маккенна.

А теперь знает и Артур.

– Дана!

Ей с трудом удалось заставить себя посмотреть в глаза Артуру. На его щеках выступили красные пятна.

– Что именно произошло в кабинете твоего шефа?

– Ничего особенного. Он был зол, я тоже, ну и… – Она прерывисто вздохнула. – А что же ты имел в виду, когда сказал, что это важно?

Артур откинулся на спинку стула. Сняв очки, тщательно протер их льняной салфеткой и снова нацепил себе на нос. Когда он наконец заговорил, голос его звучал совершенно спокойно.

– Я имел в виду страховку на случай увольнения с работы.

– Страховку? – повторила Дана.

Артур кивнул.

– Если Маккенна уволил тебя, не предупредив, что чем-то недоволен в твоей работе, ты можешь начать разбирательство. Если же ты ушла прежде, чем он успел что-либо сказать, то шансы, скорее всего, невелики.

– Страховка, – снова повторила Дана. – Да, конечно.

– Разумеется, еженедельные выплаты будут небольшими, но все же это не помешает, пока ты не найдешь новое место.

Деньги. Все это время Артур говорил о деньгах. А она-то подумала… Да и как было не подумать? Поцелуй, этот проклятый поцелуй, не выходил у нее из головы. Маккенне удалось унизить ее. Выставить полной идиоткой, заставить потерять самообладание, и за это Маккенне нет прощения.

– …первым делом позвоню им от твоего имени в понедельник. Разумеется, если ты не возражаешь.

– Кому позвонишь?

– Моим знакомым из социальной службы. Ты не слушала?

– Конечно, слушала. Спасибо тебе, Артур. Непременно позвони. Я буду тебе очень признательна.

Еще как признательна. Артур прекрасный человек. Он добрый и никогда не поступит с женщиной так, как обошелся с ней Гриффин Маккенна…

…Никогда не поцелует ее так, что земля качнется под ногами…

Дана отодвинула стул и проворно вскочила на ноги.

– Дана! Дорогая, что случилось?

– Я… я хочу подышать свежим воздухом, Артур. Здесь слишком душно. А у меня был такой тяжелый день.

– Понимаю. – Артур поднялся вслед за нею. Достал бумажник, вынул несколько чеков, внимательно просмотрел их и, запрокинув голову, принялся подсчитывать стоимость ужина. – Шестидесяти должно хватить. Точнее, пятьдесят восемь долларов семьдесят пять центов, но…

Дана прикусила губу. Гриффин Маккенна в жизни не стал бы так мелочиться. Да и вообще с ним все было бы иначе. Он моментально понял бы, в каком она состоянии. Обнял бы, улыбнулся и целовал до тех пор, пока она не позабыла бы все невзгоды…

– Мы оба заказали шоколадный мусс.

– Черт возьми, Артур! – Она выхватила у него чеки, швырнула их на столик и, схватив пиджак и сумочку, решительно устремилась к выходу.

В семь утра Дана заварила кофе и переоделась в джинсы. Несмотря на бессонную ночь, ей все же стало намного легче. Как бы то ни было, наступил уже другой день. Пора забыть о прошлом и сосредоточиться на будущем.

8
{"b":"217","o":1}