ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чистая правда.

– Это обязательно должно происходить на Тренторе?

– Трентор, мой господин, располагает уникальной Имперской Библиотекой и материалами, собранными нами в Университете.

– Тем не менее. Если бы вы работали в любом другом месте, скажем, на планете, где бы вас не отвлекала суета метрополии, где бы ваши сотрудники могли целиком и полностью отдаться работе, – разве это не лучше?

– Не исключено.

– Прекрасно. Тогда позвольте сообщить вам, что такое место найдено. Трудитесь там спокойно, доктор, вместе со своими коллегами. Галактике будет известно, что вы упорно работаете и боретесь с упадком.

Чен улыбнулся:

– А поскольку сам я не верю во многое из того, в чем должен убеждать других, мне не составит особого труда внушить всей Галактике мысль о возможности упадка, в который сам не верю ни на йоту. А вы, доктор, перестанете досаждать Трентору и Империи. Альтернатива – ваша казнь. И не только ваша. Угрозы меня не пугают. Итак, у вас есть возможность в течение пяти минут выбрать между ссылкой и казнью.

– А какая планета избрана, мой господин? – осведомился Селдон.

– Если не ошибаюсь, она называется Терминус. – Чен перелистал страницы, выбрал одну и повернул ее к Селдону. – Она необитаема, но пригодна для жизни. Правда, она несколько удалена…

– Она на краю Галактики! – прервал его Селдон.

– Я и говорю – несколько удалена. Вам это поможет полностью сконцентрироваться на работе. У вас осталось две минуты.

– Но нам потребуется время для организации переезда. Нам придется вывезти двадцать тысяч семей.

– Время у вас будет.

Селдон думал. Последняя минута шла на убыль. Наконец он решился:

– Я выбираю ссылку.

При этих словах замершее сердце Гааля вновь забилось. Он ощутил естественную радость человека, избежавшего смерти. Однако к этому чувству примешивалась доля огорчения – Селдон проиграл…

Глава 8

Такси неслось по темным туннелям к Университету. Всю дорогу они молчали. Наконец Гааль спросил:

– То, что вы сказали Председателю Комитета, – правда? Действительно ли ваша казнь ускорила бы упадок?

– Я никогда не шучу с выводами психоисторических исследований, – улыбнулся Селдон. – В данном случае тоже. И Чен знает, что я прав. Он – тонкий и умный политик, а политики по роду своей деятельности инстинктивно чувствуют верность психоисторических выводов.

– Значит, им было нужно, чтобы вы выбрали ссылку?! – воскликнул Гааль. Селдон промолчал.

Когда такси опустилось на площадь перед Университетом, Гааля вдруг охватила страшная слабость. Селдон помог ему выбраться из такси и повел под руку.

Здание Университета сверкало так, что Гааль на мгновение забыл, что существует солнце. А ведь Университет стоял не под открытым небом. Его строения были покрыты огромным куполом из какого-то прозрачного материала. Материал был, видимо, поляризован, поэтому его блеск не слепил глаза.

Университетский комплекс выгодно отличался от остальных серо-стальных зданий Трентора. Цвет его построек был скорее серебристым. Металл отливал мягким сиянием слоновой кости.

Селдон шепнул:

– Похоже, солдаты.

– Что?

Взгляд Гааля опустился с небес на землю, и он увидел патруль.

Капитан обратился к ним низким, хорошо поставленным голосом военного:

– Доктор Селдон?

– Да.

– Мы ждали вас. Вы и ваши сотрудники с этого момента – на военном положении. Я уполномочен проинформировать вас о том, что на приготовления к отлету на Терминус вам дается полгода.

– Всего полгода! – воскликнул Гааль, но пальцы Селдона мягко сжали его локоть.

– Таковы инструкции, – подвел черту капитан.

Он удалился во главе патруля, а Гааль повернулся к Селдону:

– Но как? Что можно успеть за шесть месяцев? Это же медленная казнь!

– Спокойно, спокойно. Пройдемте ко мне в кабинет.

Кабинет был небольшой, но надежно защищенный от шпионажа. Лучи-шпионы, натыкавшиеся на его стены, не встречали ни подозрительной тишины, ни тем более подозрительного отсутствия движения. Наоборот, они улавливали беседу, состоящую из совершенно невинных фраз, произносившихся разными голосами.

– Ну, – вздохнул облегченно Селдон, – все хорошо. Шести месяцев нам хватит за глаза.

– Непонятно как!

– Мальчик мой, при таком плане, как у нас, даже Комитет, сам того не зная, нам помогает. Я ведь уже говорил вам, что стереотип поведения Чена мы изучили досконально. Процесс не начался бы до тех пор, пока в нашу пользу не сработали бы обстоятельства и время!

– Но как вы могли хотеть…

– Ссылку на Терминус? А почему бы и нет?

Селдон надавил пальцами на крышку стола, и часть стены у него за спиной отъехала в сторону.

– Там – видеотека. Возьмите ящичек на букву Т.

Гааль достал ящичек, подал его Селдону, тот вынул кассету и вставил ее в миниатюрный проектор. Перед глазами Гааля замелькали кадры фильма.

– Как же это… – пробормотал он.

– Что вас так удивляет?

– Вы… два года готовились к перелету?

– Точнее – два с половиной. Мы, конечно, не были уверены, что Чен выберет именно Терминус, но надеялись, что будет именно так.

– Но почему, доктор Селдон? Зачем вам ссылка? Разве не легче было бы остаться здесь, на Тренторе?

– Ну, есть целый ряд причин. Работая на Терминусе, мы заручаемся поддержкой Империи, которая больше не считает, что мы угрожаем ее безопасности.

– Но ведь вы сами вызвали эти опасения, для того чтобы отправиться в ссылку. Нет, не понимаю.

– Но согласитесь, двадцать тысяч семей по своей воле на край Галактики не полетят?

– Разве у вас есть право их вынуждать? Или я не должен этого знать?

– Пока – нет, – спокойно отозвался Селдон. – Пока достаточно того, что вы знаете: на Терминусе будет основано научное убежище. А на другом краю Галактики – еще одно, такое же.

Он улыбнулся:

– Что же до остального, то могу сообщить вам, что сам я скоро отправлюсь в мир иной, и вы увидите и узнаете больше, чем я. Ну-ну, не надо так переживать. Доктора говорят, что я протяну еще год, максимум – два. Так или иначе – я успел завершить то, к чему стремился.

– А… после вашей смерти, сэр?

– Ну, у меня будут последователи – возможно, даже вы. Именно им будет суждено поставить последнюю точку в разработанной схеме и спровоцировать Анакреонский бунт в нужное время и именно так, как надо. После этого все пойдет своим чередом.

– Не понимаю…

– Поймете.

Селдон устало сгорбился.

– Большинство улетит на Терминус, – промолвил он вполголоса. – Но кое-кто останется. Это будет легко устроить. Но что касается меня, – закончил он шепотом, так что Гааль едва расслышал последние слова, – то мне… конец.

Часть II

Энциклопедисты

Глава 1

ТЕРМИНУС – …отдаленное расположение планеты может вызвать законное удивление, если учесть роль, отведенную ей в истории Галактики. Однако в этом, как отмечают многочисленные авторы, была историческая неизбежность. Находящаяся на самом краю галактической спирали, планета Терминус – единственный спутник небольшой звезды, бедная полезными ископаемыми, не представлявшая никакой ценности с экономической точки зрения, была необитаема с момента ее открытия до высадки энциклопедистов…

…Когда выросло новое поколение – потомки первых переселенцев с Трентора, Терминус приобрел значение гораздо большее, чем убежище психоисториков. С начала Анакреонского бунта и прихода к власти Сальвора Гардина…

ГАЛАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Время было позднее, но Льюис Пирен продолжал работать, склонившись над кипой бумаг при свете настольной лампы.

…Прошло пятьдесят лет после высадки на Терминус и создания поселения энциклопедистов – первой Академии. За это время был собран колоссальный подготовительный материал, и через пять лет должен был увидеть свет первый том Энциклопедии – самого внушительного издания в Галактике. А потом – каждые десять лет – том за томом, как часы…

7
{"b":"2171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Когда все рушится
Угадай кто
Последние подростки на Земле
Шестой сон
Щенок Скаут, или Мохнатый ученик
Женщина перемен
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство