ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Теперь ты меня почисти, Джен, – попросил он… – Все? Хорошо, спасибо. Пошли. Я думаю, нам здесь больше нечего делать.

Солнце в небе над мертвым городом палило нещадно. Стены зданий блестели ярко, до рези в глазах. Тревайз, щурясь, старался двигаться по теневой стороне улиц. Остановившись около трещины в фасаде одного из зданий, достаточно широкой, чтобы просунуть в нее палец, Тревайз так и сделал – вытащил палец, взглянул на него, пробормотал «мох», неторопливо подошел к границе тени и некоторое время подержал палец на солнце.

– Углекислота, – сказал он, – вот слабое место. Повсюду, где найдется углекислота – разрушающийся камень, – везде он будет расти. Мы, кстати, прекрасный источник углекислого газа, вероятно, более богатый, чем что-либо еще на этой почти мертвой планете, и, видимо, часть этого газа просачивается по краям лицевых стекол.

– И поэтому там вырастает мох?

– Да.

Обратный путь к кораблю казался нестерпимо долгим, и, конечно, теперь было намного жарче, чем на заре. Корабль, на счастье, все еще оставался в тени, когда они добрались до него; Тревайз на это рассчитывал и не ошибся.

– Смотри! – воскликнул Пелорат.

Тревайз увидел, что по всему периметру шлюзового люка идет кайма зеленого мха.

– Еще большая утечка углекислоты? – спросил Пелорат.

– Конечно. Но количество газа незначительно. Этот мох, похоже, является лучшим индикатором следов двуокиси углерода из всех, что я видел. Его споры, должно быть, рассеяны повсюду, и где бы ни обнаружилось хотя бы несколько молекул углекислоты, они прорастают. – Тревайз настроил свое радио на волну корабля и произнес: – Блисс, ты слышишь меня?

– Да, – прозвучал в его наушниках голос Блисс. – Вы готовы войти? Нашли что-нибудь?

– Мы снаружи. Но не открывай люка. Мы откроем его отсюда. Повторяю, не открывай люка.

– Почему?

– Блисс, делай только то, что я прошу, хорошо? Все объясним потом.

Тревайз вынул свой бластер, осторожно уменьшил его мощность до минимума и неуверенно посмотрел на оружие. Ему еще никогда не приходилось использовать бластер на минимальной мощности. Огляделся. Кругом, как назло, не валялось никакого подходящего обломка камня, на котором можно было бы испробовать бластер.

В полном отчаянии он повернулся и направил бластер на каменистый склон холма, в тени которого стояла «Далекая звезда». Мишень не раскалилась докрасна под действием теплового луча. Тревайз подошел и пощупал пятно от выстрела. Нагрелся камень или пет, сказать точно было трудно – мешала теплоизоляция скафандра.

Тревайз немного подумал и решил, что обшивка корабля должна быть не менее устойчива к действию тепла, чем камень. Он направил бластер на край люка и, затаив дыхание, резко нажал спуск.

Несколько сантиметров мохоподобной растительности мгновенно побурело. Он махнул рукой около этого участка, и даже малейшего дуновения, возникшего в почти безвоздушном пространстве, хватило для того, чтобы легкий бурый порошок рассеялся без следа.

– Сработало? – озабоченно спросил Пелорат.

– Вроде получается.

Тревайз обработал всю окружность люка – зелень немедленно побурела. Тогда он постучал по люку, и бурый порошок осыпался на грунт – пыль была настолько мелкой, что даже повисла в разреженном мельпоменском воздухе.

– Пожалуй, теперь молено открыть люк, – сказал Тревайз и, нажав несколько кнопок на запястье, набрал комбинацию радиоволн, активировавшую механизмы шлюза. Появилась щель, и не успел люк и наполовину открыться, как Тревайз подтолкнул Пелората: – Не стой столбом, Джен, входи. Не жди трапа. Влезай, быстро!

Тревайз последовал за другом, не переставая обрабатывать лучом края люка. Он также тщательно прожарил трап, как только тот опустился. Затем Тревайз дал сигнал закрытия люка и продолжал прогревать крышку, пока та не захлопнулась полностью.

– Мы в шлюзе, Блисс, – сообщил Тревайз по радио. – Пробудем здесь еще несколько минут. Не волнуйся и ничего не делай!

– Ну скажи хоть словечко! – умоляюще проговорила Блисс. – С вами все в порядке? Как там Пел?

– Я здесь, Блисс. Все нормально, – отозвался Пелорат. – Не волнуйся, милая!

– Я верю, Пел, раз ты так говоришь, Но потом обязательно все объясните. Объяснить придется.

– Обещаю, – ответил Тревайз и включил свет. Двое в скафандрах стояли лицом к лицу в тесном шлюзе.

– Мы должны выкачать весь воздух, по возможности, так что придется подождать, – объяснил Тревайз.

– А корабельный воздух? Мы напустим его сюда?

– Не сразу. Мне точно так же невтерпеж избавиться от скафандра, как и тебе, Джен. Я просто хочу убедиться, что мы избавились от всех спор, которые проникли сюда вместе с нами – или на нас.

В шлюзе было не только тесно, но и не очень светло, к тому же Тревайз с бластером повернулся к внутренней стороне люка и нажал на спуск. Старательно прогрел пол, стены и еще раз пол.

– Теперь твоя очередь, Джен. – Пелорат засуетился, но Тревайз успокоил его: – Ты только почувствуешь тепло. Больше ничего. Если станет неприятно, сразу скажи. – Он провел невидимым лучом по лицевому стеклу шлема Пелората, особенно тщательно – по краям, затем постепенно по всей остальной поверхности скафандра. – Подними левую руку, Джен, – бормотал он. – Теперь правую. Обопрись на мои плечи и подними ногу – я должен обработать подошвы, теперь другую. Тебе не слишком жарко?

– Не сказал бы, что меня обдувает прохладный ветерок, Голан.

– Ну, теперь дай и мне испробовать мое собственное средство на себе. Поработай надо мной.

– Я никогда не держал в руках бластера.

– Придется подержать. Вот так. Большим пальцем нажми на эту кнопку, и крепко сожми рукоятку. Правильно. Теперь прогрей лицевое стекло. Двигай бластером. Джен, не целься долго в одно место. Давай. Еще по шлему немного, а потом вниз по всему скафандру.

Тревайз показывал Пелорату, куда направлять бластер, и только когда основательно вспотел, забрал оружие и проверил заряд батарей.

– Больше половины израсходовано, – отметил он и вновь тщательно прогрел стены, пол и потолок шлюзовой камеры, пока не кончился заряд.

Оружие и само здорово нагрелось. Тревайз наконец засунул бластер в кобуру и только тогда подал сигнал для входа в корабль. Обрадовался свисту воздуха, устремившегося в шлюзовую камеру, как только открылся внутренний люк. Теперь его прохладные струи быстро остудят скафандр – гораздо быстрее, чем он остыл бы снаружи. Наверное, это была иллюзия, но Тревайз почти мгновенно почувствовал охлаждающий эффект. Пусть это был плод воображения, все равно приятно.

– Сними скафандр, Джен, и оставь его здесь, в шлюзе.

– Если ты не против, я хотел бы прежде всего принять душ.

– Не прежде всего. До этого и даже раньше, чем ты сможешь опорожнить свой исстрадавшийся мочевой пузырь, ты должен поговорить с Блисс.

Блисс, конечно, ждала их с нетерпением. Позади нее, выглядывая сбоку, стояла Фаллом, крепко вцепившись пальцами в левую руку Блисс.

– Что случилось? – строго спросила Блисс. – Что произошло?

– Предохранительные меры против инфекции, – сухо ответил Тревайз. – А еще я включу ультрафиолетовые лампы. Наденьте темные очки. Быстрее, пожалуйста. – В ультрафиолетовом свете, добавившемся к обычному свечению стенных панелей, Тревайз стащил с себя влажную от пота одежду, встряхнул и повертел, внимательно осматривая. – Из чистой предосторожности, – сказал он. – Советую то же самое сделать и тебе, Джен. И еще… Блисс, я должен раздеться догола. Если тебе это неприятно, пройди в свою каюту.

– Мне ни неприятно, ни неудобно. Я достаточно хорошо представляю, как ты выглядишь, думаю, что ничего нового не увижу. А что за инфекция?

– Да так, мелочь, – стараясь говорить равнодушно, произнес Тревайз. – Однако, если этой пакости дать волю, она может причинить большой вред человечеству.

68

Официально, согласно содержанию комплекса фильмов с информацией и инструкциями, которые имелись на «Далекой звезде» и которые Тревайз обнаружил еще тогда, когда впервые ступил на борт этого корабля, ультрафиолет предназначался именно для дезинфекции. Тревайз предполагал, правда, что этот свет является и источником великого искушения, и временами этому искушению уступали, используя ультрафиолет для получения загара, уроженцы планет, где в моде была смуглая кожа. Но для чего бы им ни пользовались, он все равно дезинфицировал помещения корабля.

73
{"b":"2171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Дело не в калориях. Как не зависеть от диет, не изнурять себя фитнесом, быть в отличной форме и жить лучше
Женщина справа
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей
Хроники одной любви
Сигнальные пути
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Сердце того, что было утеряно
Кобель домашний средней паршивости