ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это было сюрпризом и в том смысле, что обещало мне скорое возвращение домой: в лагерь я попадать не собирался и, значит, за месяц необходимо было выполнить свое задание. Быть моим проводником на дачу к Гренеру взялась Янковская.

— Виктора мы не возьмем, — категорически сказала она. — Он не пользуется моим доверием.

Она появилась в воскресенье раньше обычного, оживленная, нарядная, в светлом летнем костюме какого–то блекло–фисташкового оттенка, в широкополой соломенной шляпе, украшенной фиалками. Она потребовала, чтобы и я надел светлый костюм.

— Я хочу, чтобы сегодня все было очень празднично, — сказала она. — Может быть, это последний веселый день в моей жизни. — Предчувствие не обманывало ее: немного веселых дней оставалось у нее впереди.

Мы выехали на шоссе. Свежий ветер бил нам прямо в лицо. Мелькали пригородные домики.

— Куда мы едем? — спросил я.

— В Лиелупе! — крикнула она. — Мы будем там через полчаса. Мы скоро расстанемся, — сказала она ни с того ни с сего.

Я удивился.

— Почему?

Она не ответила.

— Вы будете меня вспоминать? — вдруг спросила она.

— Конечно, — сказал я.

Янковская не пыталась со мной заигрывать; она вообще больше уже никогда не предпринимала никаких попыток сблизиться со мной, но в это утро она была сама нежность. Она смеялась, шутила, вела себя так, точно к ней опять вернулись ее семнадцать лет.

Мы почти миновали Лиелупе, когда Янковская свернула в сторону, и вскоре поехали вдоль высокого кирпичного забора, из–за которого виднелись пышные купы деревьев.

— Вот мы и на месте, — со вздохом промолвила Янковская.

— Это дача Гренера? — удивился я.

Мы остановились перед высокими тяжелыми чугунными воротами, плотно зашитыми изнутри досками, выкрашенными черной краской под цвет чугуна.

Янковская попросила меня позвонить. Сбоку у калитки белела кнопка звонка. Я позвонил, из калитки тотчас вышел эсэсовец.

Он намеревался было о чем–то меня спросить, но увидел Янковскую, поклонился и пошел открывать ворота.

За воротами, когда мы уже въехали на территорию дачи, я увидел вышку, с которой просматривалась вся линия вдоль забора; на вышке стоял эсэсовец с автоматом. От ворот тянулась аллея, очень широкая и очень чистая, уходившая в глубину парка. Мы медленно ее проехали. Налево показался двухэтажный дом, построенный в ультрасовременном стиле — серый куб с изобилием стекла и со стеклянными верандами наверху, выступающими, точно крылья самолета, над окнами нижнего этажа; чуть поодаль от дома виднелись два флигеля — должно быть, для прислуги или гостей; направо, за деревьями, открывался просвет, там тоже стояли какие–то постройки, а за ними раскинулся просторный луг…

Передо мной открылся самый настоящий аэродром!

Меня вдруг осенило.

— Скажите, Софья Викентьевна, — спросил я, — это и есть посадочная площадка, где приземлился наш босс?

— Вы догадливы! — отозвалась она, сопровождая свои слова обычным ироническим смешком. — Не могли же немцы принять его на одном из своих военных аэродромов!..

— Вообще странная дача, — заметил я. — Охрана, аэродром… — Я указал на дом и флигеля. — А там какие–нибудь секретные лаборатории?

Янковская опять усмехнулась.

— Нет, дом действительно предназначен для Гренера, а во флигелях живут его питомцы.

И в самом деле, возле одного из флигелей я увидел детей; одни из них копались в песке, другие бегали. Оказывается, молва не лгала: Гренер действительно устроил у себя на даче что–то вроде детского приюта. Этому чванному журавлю все же не чужды были человеческие чувства.

— Он здесь работает, — сказала Янковская, явно имея в виду нынешнего хозяина дачи. — Он большой ученый и много экспериментирует…

Она остановила машину перед домом — мы вышли; из подъезда опять показался какой–то эсэсовец, козырнул и повел машину куда–то за дом.

Гренер спешил уже навстречу Янковской.

— Мы ждали вас, дорогая…

Он поцеловал ей руку, поздоровался со мной и повел нас наверх. В очень просторной и светлой гостиной, уставленной цветами, сидели Польман и еще двое господ, которые, как выяснилось позднее, были высокопоставленными чиновниками из канцелярии гаулейтера Розенберга.

Оказалось, ждали только нас, чтобы приступить к завтраку. Разговор за столом соответствовал обстановке. Мимоходом коснулись каких–то новых стратегических планов германского командования, с незлобивой иронией отозвались о последней речи Геббельса, а затем принялись рассуждать об абстрактной скульптуре, о превосходстве немецкой музыки над итальянской, о каких–то новых открытиях самого Гренера.

Да, все было очень мило, но меня не покидало ощущение того, что всех находящихся здесь за столом людей связывала не только общность общественного положения, но и какие–то тайные узы, точно все здесь принадлежали к какому–то тайному ордену. И у меня мелькнула мысль: не состоят ли все эти люди на службе у генерала Тейлора?..

За десертом подали шампанское, и, когда его разлили в бокалы, Гренер встал. Он обвел взглядом своих приятелей, остановился на мне, и, когда заговорил, я понял, что именно меня собирался он поразить своим сюрпризом.

— Милые друзья! — сказал Гренер, сентиментально закатывая свои оловянные глаза. — Здесь, среди цветов, с освобожденной от всяких забот душой, я хочу обрадовать вас неожиданной вестью…

Он поднес к губам руку Янковской, и сразу все стало ясно.

— Я нашел себе подругу жизни, — сообщил он. — Госпожа Янковская оказала честь принять мое предложение, и скоро, очень скоро я смогу назвать ее своей супругой…

Старый журавль таял от блаженства. Бесспорно, Гренер не мог найти себе лучшей женщины. Янковская тоже не смогла бы устроить свою судьбу лучше: вместе с Гренером она получала положение в обществе, материальное благополучие и, быть может, даже освобождение от своих бездушных господ.

Сама Янковская ничего не сказала, непонятно усмехнулась и позволила всем нам по очереди поцеловать свою руку. Затем Гренер пожелал показать нам свою коллекцию кактусов.

Все вышли на громадную застекленную веранду.

Повсюду на специальных стеллажах стояли глиняные горшки со всевозможными кактусами. Здесь были растения, похожие на стоймя поставленное зеленое полено, и лежащие в горшках, точно груда серебристых колючих мячиков, и напоминающие растопыренную серую человеческую пятерню, и, наконец, столь бесформенные, что их уже ни с чем решительно нельзя было сравнить!

Генерал вел нас от растения к растению, с увлечением рассказывая, чем отличается один вид от другого и каких трудов стоило каждый из них выходить и вырастить. Он коснулся пальцем одного из кактусов, вздохнул и не без кокетства указал на вторую дверь, выходившую на веранду.

— Когда мой мозг требует там отдыха, я прихожу к этим существам…

— Там ваш кабинет? — спросил один из гостей.

— Нет, лаборатория, — объяснил Гренер. — Я не мог не откликнуться на призыв фюрера помочь рейху в освоении восточных земель, но и здесь я продолжаю служить науке.

— А чем вы сейчас заняты, профессор? — поинтересовался гость. — На что устремлено ваше внимание?

— Я работаю над животными белками, — сказал Гренер. — Некоторые исследования по консервации плазмы…

Польман указал хозяину на закрытую дверь:

— Было бы крайне любопытно увидеть алтарь, на котором вы приносите жертвы Эскулапу!

Гренер снисходительно улыбнулся.

— Вряд ли моя лаборатория представляет интерес для непосвященных, — отозвался он, распахивая, однако, перед нами дверь лаборатории.

Большая светлая комната, ослепительная белизна, множество стеклянной посуды. Поодаль, у большого стола, стояли две женщины в белых накрахмаленных халатах; при виде нас они сдвинулись, выпрямились, как солдаты, и смущенно поклонились, хотя сам Гренер почти не обратил на них внимания.

— Мои лаборантки, — сказал он, небрежно кивнув им головой.

И вдруг я заметил, что эти женщины как будто пытаются что–то скрыть, заслоняют что–то собой. Позади них, вплотную придвинутый к большому столу, заставленному колбами, пробирками и пузырьками, стоял небольшой белый эмалированный столик на колесах, на каких в операционных раскладывают хирургические инструменты, а в лабораториях зоологов оперируют мелких животных. Мне стало любопытно, что может скрываться под простыней, наброшенной поверх столика.

46
{"b":"217195","o":1}