ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно, второе, — смеясь, сказал сержант, — какой же дурак захочет первое!

— Да, но второе — надо не только захотеть, но и заслужить. Мне очень хотелось бы избавить вас от несчастья.

— Но почему, Владимир Николаевич?

— Потому что и вы нужны мне… Потому что вы тот человек, который в свою очередь поможет мне.

— Я? — спросил изумленно Сеоев, уже давно ожидавший этой фразы.

— Да, вы! Как видите, я могу подчинять волю окружающих меня людей своей воле, делать десятки самых сложных чудесных фокусов, но я не всемогущ… Я не могу проникнуть туда, куда невозможно войти… Вы понимаете, о чем я говорю? — нетерпеливо закончил он.

— Нет!.. Не понимаю.

— А тем не менее все ясно. Вы находитесь в том доме, куда именно мне нельзя пройти…

— К генералу? — делая простодушное лицо, спросил Сеоев.

— Ну да! Там, в большой комнате, возле кабинета полковника, в стене имеется сейф…

— Железный шкаф? Около карты? — сказал сержант.

— Да, да! Так вот в этом шкафу лежит папка, обыкновенная папка с бумагами. Мне необходимо, — тут фокусник тяжелым, свинцовым взглядом глянул в упор на сержанта.

Сеоев с усилием оторвался от пронизывающих глаз Го Жу–цина.

— Но при чем я? — неуверенно спросил он.

— Именно при том… Вы тот человек, который поможет мне достать всего на тридцать–сорок минут доклад, затем папка ляжет обратно в шкаф…

— А доклад? — спросил сержант.

— И доклад!.. Я только сфотографирую его, и никто, ни один человек в мире, не будет знать об этом… взамен же вы получите деньги и любое подданство.

— То есть как… подданство? — привскочил Сеоев.

— Ну, конечно!.. Ведь я же говорил, что вам угрожает страшная беда… или долгая счастливая жизнь… Если вы выбираете второе, то немедленно же делайте то, что я скажу…

— Но это невозможно! Кабинет полковника охраняется, шкаф заперт, полковник ночует тут же… нет, это невозможно.

— Пустяки!.. Вы только согласитесь. От вас не требуется ничего большего, чем провести в помещение человека, одетого в форму советского солдата. Через час доклад уже снова будет на своем месте…

— А полковник?

— В эту ночь его не будет дома. В эту ночь он будет отсутствовать. Я наверное знаю, что он целую ночь проведет вне дома. Мы отвлечем его.

— Кто мы? — спросил сержант.

Го Жу–цин холодно сказал:

— «Мы» — это я… и не задавайте ненужных вопросов.

Сеоев понял, что промахнулся, и молча кивнул.

— Ну, так как, согласны?

Сержант молчал. Фокусник прошелся по комнате и, остановившись возле гостя, процедил сквозь зубы жестким тоном:

— Помните, что я говорю с вами так откровенно потому, что в случае отказа вы пропали. Вам не выйти отсюда… В доме десяток людей, при первом же моем знаке вы будете убиты, даже вашего трупа не найдут.

Сеоев молчал.

Медная пуговица. Кукла госпожи Барк - image071.jpg

— …Но я знаю, что вы согласитесь. На самом деле, что для вас большевики? Вы не русский, вы горец, здешний народ и по крови, и по быту, и по религии вам ближе, чем Россия… Если вы захотите исчезнуть, то на следующее же утро после операции очутитесь далеко отсюда. Денег вам дадим много, у вас будет иранский паспорт. Что скажете на это? Решайтесь и скорее, только помните, если вы согласитесь лишь для того, чтобы выйти беспрепятственно отсюда, то, во–первых, вам никто не поверит, во–вторых, все равно будете убиты и, в–третьих, прежде чем выйти отсюда, вы дадите мне вот эту подписку, — и вынув из столика заранее заготовленную бумагу, Го Жу–цин медленно прочел:

«Я, нижеподписавшийся, старший сержант Советской Армии Камболат Сеоев, даю свою подпись в том, что еще с 1940 года, в бытность мою шофером «Ирансовтранса» и по сей день состою платным агентом 3–го отдела…» Вот тут распишитесь, после чего я вам дам куш…

— Что… дадите? — тихо спросил Сеоев.

— Куш!.. На первый раз сто новеньких английских фунтов, а когда сделаем дело, тогда пять тысяч американских долларов. Прекрасные деньги! Это, знаете ли, самая сильная во всем Северном Иране валюта.

— А это самый сильный кулак во всей Северной Осетии, — проговорил Сеоев и со всего размаху ударил по скуле Го Жу–цина.

Фокусник, как куль, упал на кушетку, из–за двери выскочило трое подслушивавших и кинулись на сержанта.

Если в делах дипломатии Сеоев не отличался особым талантом, то в искусстве кулачного боя это был действительно первый боец Северной Осетии. Инстинкт воина, привыкшего к войне и опасностям, еще раньше подсказал ему, что вряд ли Го Жу–цин один в комнате, и появление мужчин с ножами в руках не испугало великана. С поразительной ловкостью он ткнул носком ноги в живот набегавшего на него человека, и когда тот со стоном повалился навзничь, сержант ударом кулака сбил с ног и другого и, приподняв за шиворот с кушетки Го Жу–цина, вышел в переднюю, прикрываясь потерявшим сознание фокусником.

На лестнице не было никого, но сержант не верил этой тишине. Он распахнул дверь и толкнул вперед хозяина. Тяжелый удар камнем пришелся по плечу фокусника… На площадке лестницы стояло двое иранцев, с воинственным видом размахивавших короткими дубинками. Великан–сержант, швырнув на пол безжизненное тело Го Жу–цина, бросился на них, сверкая глазами и выкрикивая осетинские ругательства. Грозный вид разъяренного гиганта так напугал обоих, что, выронив свои дубины, они с воплями кинулись во двор. Не теряя ни минуты, Сеоев двумя прыжками выскочил за ними и, заметя невысокую ограду и запертые на замок ворота, кинулся к стене.

Едва он, подтянувшись на руках, успел вскочить на ограду, как во дворе забегали люди, залаяли псы, раздался выстрел и десятка два дробинок с визгом пролетели над уже успевшим перескочить стену сержантом. Но тут снова был двор. Не зная, где находится выход на улицу, Сеоев кинулся вперед по аллее. За кустами он увидел выскочившего из флигелька и бежавшего к железным воротам пожилого иранца с большим ключом в руке. В одно мгновение сержант ударом кулака сшиб с ног сторожа и, перескочив через него, выбежал на улицу. Это было вовремя, так как из первого дворика уже вынеслось около десятка разъяренных немецких овчарок. Сержант плотно прикрыл ворота и побежал по улице, стараясь понять, где же он находится. Прохожие с удивлением оглядывали его и только на углу, уже далеко от дома фокусника, Сеоев понял, почему люди с таким испуганным удивлением смотрели на него.

Гимнастерка его была разорвана и испачкана кровью Го Жу–цина, которому плохо пришлось и от кулака сержанта и от знакомства с кирпичом, припасенным его людьми для гостя.

— Что это за улица? — остановив шарахнувшегося в сторону перса, спросил сержант.

— С вашего позволения, Кумская улица, арбаб (господин), — робко проговорил прохожий.

«Кумская улица, — подумал Сеоев, — ведь это кварталов за пятнадцать от проспекта Шапура, совсем в другой стороне от жилища фокусника… Так вот куда завез меня этот негодяй!» Он успел сделать еще несколько шагов, как его нагнал полицейский и, приложив руку к пехлевийке, сказал:

— Господин военный, я должен задержать вас, так как мне сообщено, что вы убили человека.

Первым движением Сеоева было отшвырнуть ажана, но, взглянув в его несколько встревоженное, но в общем почтительное лицо, он сказал:

— Хорошо, но только при одном условии… Едемте в центральный полицейский участок. В другой — я не пойду.

— Пожалуйста… в какой угодно, — облегченно согласился полицейский.

Остановив проезжавший фаэтон, они поехали в участок, откуда немедленно же о случившемся позвонили генералу.

Остальное уже известно читателю.

— Вы, сержант, этой дракой совсем испортили дело… И какой черт дернул вас впутываться в эту историю! — сказал в сердцах генерал.

— Я думал сделать лучше… товарищ полковник знает, что я…

— Д–да! — после минутного молчания заговорил генерал, — вы, старший сержант Сеоев, пока что находитесь под домашним арестом на… — генерал подумал и добавил: — на двое суток, пока мы не выясним и не обдумаем положения. Никуда не отлучаться, чтоб этот двор был единственным местом ваших прогулок. Днем отдыхайте и спите, ночью кабинет полковника и помещение канцелярии охраняете вы… Поняли меня?

96
{"b":"217195","o":1}