ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лбюовь
Найди точку опоры, переверни свой мир
Принципы. Жизнь и работа
Четырнадцатый апостол (сборник)
Древний. Расплата
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Сладкая горечь
Адольфус Типс и её невероятная история
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Содержание  
A
A

Он прошел Черным морем до Армении и несколько лет опустошал внутреннюю Персию, как новый Александр. Хосрой II был наконец вынужден, против воли, отвести армию с передовых позиций и поставить все на победу в решающей битве.

В 627 г . две армии встретились, как пи странно, близ Ниневии. Еще раз призраки двенадцати с половиной столетий были разбужены шумом и громом грандиозной битвы. Под вдохновенным водительством Ираклия, который, согласно рассказам, возможно преувеличенным, проявил доблесть истинного героя, римляне добились преимущества и разрезали персидскую армию на куски. Ночью ее остатки поспешно отступили.

Затем Ираклий, как новый Траян, повел свою армию через Месопотамию, мстя за опустошенную персами Малую Азию. Он подошел к самым стенам Ктесифона.

Великая партия Хосроя была сыграна и проиграна. Древняя империя Дария была завоевана

вновь, удержана в течение пяти лет и потеряна. Персидские магнаты, полностью обескураженные таким ужасным поворотом фортуны, не чувствовали желания продолжать войну. Когда Хосрой не выказал признаков стремления к миру, даже ввиду осады Ктесифона, они сперва заключили его в тюрьму, а затем в 628 г . казнили. Так умер Хосрой II, пережив свой момент триумфа.

Персы были готовы к миру на условиях Ираклия. Император безжалостно приказал им очистить каждый дюйм захваченных территорий и принудил выдать Истинный Крест.

В 629 г ., в обстановке впечатляющих церемоний, император наблюдал за его восстановлением в Иерусалиме.

Глава 10. АРАБЫ

Ближний Восток. История десяти тысячелетий - image19.jpg

История повторяется

Еще когда Хосрой II пребывал на вершинах успеха, ему пришло послание из Аравии. Какой-то арабский фанатик приказывал ему отречься от собственной религии и принять вместо нее религию этого араба, выступавшего ее пророком. Пророка звали Мохаммед. Хосрой II порвал послание и, по всей вероятности, больше о нем не вспоминал.

Но пока Хосрой сыпался вниз с вершин в пропасть позора и гибели, Мохаммед постепенно объединял вокруг себя воинственные арабские племена, вдохновляя их пламенной верой в новую религию, фанатической уверенностью в праведности своего дела и в мгновенной награде в раю для тех, кто сражался и умирал за святое дело.

Религия получила название «ислам» («покорность» — воле Аллаха, то есть Бога), и верующие стали мусульманами («теми, кто подчинился»). На Западе часто говорят о магометанстве и магометанах, но это неверно.

Пока Аравия собирала силы, Персия слабела. После гибели Хосроя II наступил период анархии, царей провозглашали и смещали. Затем в 632 г . на трон был посажен внук Хосроя Яздигерд III. Ему было всего пятнадцать лет, и он не имел реальной власти.

История повторилась в этот момент почти со сверхъестественной точностью. Две ситуации, разделенные интервалом в тысячу лет, практически дублировали друг друга. При Сасанидах (Ахеменидах) за смертью царя-завоевателя Хосроя II (Артаксеркса III) последовало несколько лет анархии, завершившиеся коронованием некомпетентного Яздигерда III (Дария III.)

При Сасанидах (Ахеменидах) коронование наступило как раз в момент, когда новая, незначительная нация — Аравия (Македония) набрала силу и готова была приступить к беспримерным завоеваниям. Однако в самый год коронации блистательный пришелец Мохаммед (Филипп Македонский) умер и перспектива завоеваний, казалось, испарилась прежде, чем они начались.

Здесь, похоже, параллели кончаются. Филиппу Македонскому наследовал его сын Александр, молодой гений. Мохаммеду наследовал его пожилой тесть Абу-Бекр. Он стал первым «халифа» («наследником»), слово, которое в европейских языках стало звучать как «халиф», или «калиф».

Несмотря на это, параллелизм сохраняется. Абу-Бекр отправил новые послания с приглашением принять ислам, одно Яздигерду III, другое императору Ираклию. Оба были проигнорированы. Тогда мусульмане бросились в атаку.

Им противостояли два врага там, где Александр Великий имел только одного. Любому, имеющему хоть каплю здравого смысла, ясно, что единственный способ победить двух врагов — это заключить союз с одним из них против другого. Когда этот последний разбит, можно наброситься на союзника. Такова стандартная оперативная процедура любого завоевателя. Даже Гитлер использовал ее, заключив альянс с СССР, чтобы раздавить Польшу и Францию, а затем обрушиться на союзника.

Арабские вожди с некоей возвышенной наглостью решили, однако, атаковать обоих своих великих противников одновременно. Без сомнения, рядовые воины бросались на врага в безмятежной уверенности, что с ними Аллах, но надо полагать, некоторые из вождей трезво оценивали реальную ситуацию.

Римская империя и Персия только что пережили ожесточенную двадцатилетнюю войну, по очереди опустошая территории друг друга. Обе были истощены, обращены в пустую скорлупу, еще кажущуюся несокрушимой извне, но опустевшую внутри.

С нахальной легкостью арабы вырвали у Римской империи те самые провинции, которые только что были спасены от персидских завоевателей. К 636 г . они захватили Сирию и Иудею, так что Иерусалим и Истинный Крест были снова потеряны, и на этот раз навсегда. К 640 г . арабы захватили Египет.

Ираклий на склоне лет видел, как гибнут все плоды его великой победы, и не мог найти в себе сил еще раз организовать контрнаступление. Великие усилия 620-х гг. опустошили его, как и самое империю. Он скончался в 641 г . — Александр, который слишком долго прожил на свете.

Конечно, Константинополь потерял не все. Он сохранил Малую Азию и свои европейские провинции, о границы которых тщетно бились арабские армии. Однако после арабских завоеваний уже нельзя, в сущности, говорить о Римской империи. Наследники Ираклия, разумеется, еще называли себя римскими императорами, а своих подданных — римским народом до самого конца истории империи. Историки, однако, называют земли, управлявшиеся Константинополем после Ираклия, Византийской империей, от Византии, древнего греческого названия города.

Тем временем арабы напали также и на Персию. Предлог был готов, ибо Хосрой II четверть века назад разрушил арабское царство Хиру. Арабы объявили себя мстителями за Хиру, послали армию на северо-восток, заняли Хиру и двинулись к Евфрату.

Удивленные и негодующие персы, запятые как раз коронацией Яздигерда III, поспешно собрали армию, чтобы покарать кочевников, и в 634 г . разбили их наголову в так называемой «Битве па мосту». Арабы не смирились с поражением, но, исполнившись уверенности в близкой победе над римлянами на другом фланге, послали в Персию армию побольше.

В 637 г . главные силы столкнулись наконец у Кадисии на Евфрате, около 80 км южнее того места, где когда-то возвышался Вавилон. Еще раз древняя земля Месопотамии увидела одну из решающих битв человеческой истории.

Численность противостоящих сил была почти равной, хотя арабы были воодушевлены только что завершенным завоеванием Сирии, а персы обескуражены этим же фактом. Два дня битва не давала определенного перевеса ни одной из сторон, один раз арабы были спасены от поражения провиденциальным появлением шеститысячного подкрепления из Сирии.

На третье утро поднялась песчаная буря, и, к счастью для арабов, ветер подул в лицо персам. Арабы бросились вперед, и отступление персов превратилось в беспорядочное бегство. Затем арабы быстро проникли в сердце Месопотамии и взяли Ктесифон.

Отчаявшаяся Персия предприняла последнюю попытку. Как после Исса персы заняли последнюю позицию у Гавгамелы, так теперь, после Кадисии, персы укрепились в Нехавенде, примерно в 80 км к югу от Экбатаны, которая была когда-то столицей Мидии. Здесь в 642 г . арабы одержали вторую великую победу, более значимую, чем первая (как Гавгамела была важнее, чем Исс).

Яздигерд III снова бежал, как когда-то Дарий III, забившись глубоко в северо-восточный угол своей страны и взывая о помощи даже к императору далекого Китая. Наконец, в 651 г . он был убит после девятнадцати лет правления, состоявшего из почти беспрерывных отступлений и поражений.

48
{"b":"2177","o":1}