ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
Между Фонтанкой и Обводным каналом южнее Невского
Танец белых карликов
Страшная сказка о сером волке
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Стратегия голубого океана. Как найти или создать рынок, свободный от других игроков (расширенное издание)
Скрижали судьбы
Математик. Закон Мерфи

– А не может ли так быть, что это сделал тот зверь, что на нас напал? – вспомнила Ольга про недавнее событие.

– По времени не совпадает. – Зоя сейчас говорила отрывистыми и сухими фразами, словно понимала, что ей не доверяют и ее боятся. И она недалека была от истины.

– Местные или не местные – это дела не меняет! – сказал отец Власий. – Нужно найти убийцу!

– Кто же спорит, – отозвался отец Емельян. – Но это вовсе не наше дело. Для поиска убийцы есть милиция.

– О да, конечно. Знаю я эту милицию. Ходячие мертвецы.

– Уж какие есть.

– Как-то нехорошо получается, – заговорил дьякон Арсений. – Словно мы от всего в стороне.

– А что ты предлагаешь, отец дьякон? – спросил протоиерей Емельян. – Ружья с серебряными пулями?

Зоя побледнела, но выговорила:

– Это слишком. Но вообще-то будет лучше, если у всех людей в этом городе будут при себе освященные серебряные крестики.

– Что-то не видно, чтобы в иконную лавку за этими крестами выстроилась очередь жаждущих покупателей, – скептически сказал отец Власий.

– Я проведу, журналистское расследование, – заявил Сидор Акашкин. – Выясню, кто стоит за убийством.

– Смотрите, чтобы вам самому не попасться на зубок неизвестному хищнику, – съехидничал дьякон.

– Пресса всегда была жертвой, но это никогда ее не останавливало, – гордо ответил Сидор.

А Ольга тем временем спросила у подруги:

– Где же Федор? Почему он с тобой сюда не пришел? И на всенощной я его сегодня не видела… Я, конечно, понимаю, что быть верующим – это не означает выстаивать все церковные службы, но все-таки… Хотя бы просто зашел, свечки поставил. Зоя, ты что? Ты плачешь? Он тебя обидел? Сказал какую-нибудь гадость?

– Нет, – чуть слышно всхлипнула Зоя. – Он просто… Как-то замкнулся. Лицо будто из… из гипса стало. И глаза прямо нездешние. Спросил: «Это правда – про оборотней?» Говорю: да, я тебе все объясню. А он: «Я тебе позвоню». Ой! Да что же я тут сижу, время теряю, может, он мне звонит сейчас, а меня дома нет!

– Ты здесь не теряешь время. Ты сказала людям о том, что оборотни не виновны в убийстве. Это очень важно.

Но, похоже, что Зою это не утешило.

– Я прошу всех отнестись к происшедшему трезво и здраво, – говорил меж тем отец Емельян. – Поиск убийцы – дело светских властей. Наше дело – молиться, чтобы не было больше убийств. И чтобы убийца был найден.

… После всех этих разговоров было страшно идти домой в одиночку. Страшно всем, кроме Зои. Она попрощалась с дьяконом и дьяконицей и, свернув на улицу Чижевского, быстро зашагала в сторону гостиницы «Цепеш», издали напоминающей готический собор.

Администратором в гостинице служил человек. Пока еще человек. Но Зоя знала, что его инициация не за горами – вампиропоклонник Аркадий Басин был безумно влюблен в городскую «Мисс вамп-2000» и ради вечного союза с ней был готов на операцию с укушением. Инициация была не за горами, но до тех пор администратор оставлял за собой право на вполне человеческую мелочность и склочность.

– Что нужно? – нелюбезно осведомился он у Зои, едва она подошла к стойке.

– В каком номере остановился Федор Сныт-ников? – Голос у Зои дрожал и срывался. Видимо, поэтому будущий вампир решил, что этой скромно одетой пухляшке можно откровенно надерзить.

– Я не уполномочен давать такие сведения, – отрезал он.

– Я прошу вас! Это очень важно! Мне нужно ним поговорить. Я… Я его невеста.

Администратор хмыкнул:

– Ах, это так вы теперь называетесь… Лучше бы он этого не говорил. Зоя посмотрела

на него. Мужчина увидел, как глаза девушки превратились в глаза зверя. Зоя положила руку на стойку – под ее рукой толстая деревянная доска дала трещину со звуком лопнувшей басовой струны.

– Ты хочешь стать вампиром? – почти нечеловеческим голосом спросила мужчину Зоя.

– Д-д-д-д…

– Ты можешь не успеть. Потому что сейчас полнолуние. Лучшие дни месяца, можно сказать. Ты понял? Ты понял, кто я?!

– Д-д-д-д…

– В каком номере остановился Федор Снытников? Ну?

Администратор лихорадочно раскрыл книгу регистрации:

– В-в-в-в пять-д-д-десят в-в-в-осьмом. Т-т-т-третий эт-т-т…

– Спасибо. Я поднимусь. Ненадолго. – Зоя прошла от стойки к темнеющей в глубине гостиничного коридора лестнице. Но перед этим сказала:– Если хочешь стать нежитью, сначала научись с ней разговаривать по-человечески. Извини за стойку.

…Зоя остановилась у двери в номер 58. Нерешительно помялась. Одиннадцать часов вечера – не самое приличное время для визита к молодому человеку. Особенно если этот визит наносит ему столь же молодая девушка.

Она постучала. В ответ молчание. Зоя слегка толкнула дверь. Не заперто.

– Федор! – позвала она негромко. – Это я, Зоя. Мне можно войти?

В номере было темно. Прямо напротив двери Зоя увидела большое незашторенное окно. В окно падал свет от уличного фонаря. В этом свете кружились крупные щедровские снежинки. Федор стоял у окна и смотрел на снегопад.

– Федя, – повторила Зоя.

– Входи, – сказал он. – Я люблю смотреть на снег. Он… чистый. Самый чистый из творений Божьих.

Зоя бесшумно прошла в комнату, встала рядом с молодым человеком.

– Федя, а знаешь что, – она решила сказать хоть что-нибудь, лишь бы не это мрачное молчание. – А я написала стихи. О Рождестве. И пришла тебе их прочесть. Ты ведь когда-то писал, что любишь мои стихи.

– Читай, – сказал Федор.

Голос его был немногим теплее падающего снега.

Но Зою это не остановило.

А ты поверь, что будет Рождество,

Хоть в мире все как будто ждет печати

Антихристовой. Будто ничего

Не радует души в ее печали.

И ночи будто затканы тафтой.

И день – как сообщенье в черной раме.

А ты поверь, что снова за звездой

Пойдут волхвы с чудесными дарами.

Ведь мало нужно счастью твоему:

Вот храм сияет на полиелее,

Поют канон. За окнами во тьму

Снег падает смелее и смелее…

И может, все простится оттого.

А ты поверь, что будет Рождество.

– Красиво, – сказал Федор. – Зоя, это правда?

– Ты о чем?

– Не пытайся ускользнуть от ответа. – Казалось, что голос Федора кристаллизовался. Как лед. – Это правда, что в вашем городе есть оборотни? Настоящие оборотни?

– Да, – сказала Зоя и зажмурилась. Ей почему-то представилось, что Федор ее ударит. Но этого, конечно, не могло быть. Ведь он такой славный, интеллигентный и к тому же верующий молодой человек. И он приехал сюда для того, чтобы они познакомились поближе. И, возможно, даже поженились.

– Расскажи мне о них.

– Ну… Оборотни. Обычные. Ты не думай, они не нападают на людей… – Зоя сказала это и осеклась, вспомнив о том, что сейчас творится в городе. А в городе творится убийство, совершенное предположительно оборотнем. – Точнее, иногда нападают. Но это такие же преступники, как бывают преступники среди людей. И их за это судят и наказывают.

– Если поймают…

– Да. Если поймают.

– И как же вы живете с ними на одной земле?

Зоя вцепилась пальцами в подоконник. Она и не подозревала, что слова могут причинять боль сильнее освященного серебра.

– Живем. Сосуществуем. У нас… У нас просто такой город. В нем много всего… Оккультного. Есть ведьмы и колдуны. Сейчас наш мэр – обычный человек, а до этого был мэр-колдун. Еще у нас есть умертвия, что-то вроде зомби. Но они совсем мирные. Из них формируют отряды народных дружинников и добровольных помощников милиции.

– И вампиры? – спросил Федор.

– Что?

– Вампиры тоже у вас есть?

– Конечно. Ты сейчас живешь в гостинице, которая принадлежит вампирам.

– Они пьют кровь постояльцев?

– Прекрати! – Зою разозлили эти холодные вопросы. – Они пьют донорскую кровь. И искусственную.

– Всегда?

Зоя долго молчала, а потом ответила: – Нет.

43
{"b":"21781","o":1}