ЛитМир - Электронная Библиотека

Душа совсем уж кажется пуста,

Но все ж она войдет в свои права.

И засияет, и заговорит,

И соберет рубины и нефрит

Для описанья блеска Рождества.

7

Для описанья блеска Рождества

Акафиста поэзия святая

Мне так нужна! Лишь тот, кто унывал,

Спасался ею, медленно читая

Чередованье славословий, просьб

И покаянных возгласов отраду.

Для Рождества Христова будет прост

Акафист – как начало снегопада.

В нем «Радуйся» зашепчет хор, крестясь,

С молитвой тайной: «Помяни и нас»

У входа, где волы, ослы, подпаски…

Все как картина здесь, все ярко так,

Но чтоб такой нарисовать кондак,

Не хватит мне земной унылой краски.

8

Не хватит мне земной унылой краски,

Да, впрочем, здесь она и не нужна,

Коль святочной метелью мир обласкан

И всех цветов прекрасней белизна.

Чиста дорога утренняя к храму,

Чиста душа, пока молиться ей…

И это все – серебряная рама

Картины Святок. Самых светлых дней.

Алмазной гранью светится земля.

И к Празднику – свечами – тополя,

Как в подвенечном – в кружеве коры…

И посреди сияющих равнин

Три мудреца свершают путь один…

О, как они светлы, волхвов дары!

9

О, как они светлы, волхвов дары —

То золото, та смирна, чистый ладан,

Как истина средь лживой мишуры,

Как песнопенье с выверенным ладом.

На удивленье точен был подбор.

Звезда мерцала – на ларце, в сосуде…

Кто вопрошал – Гаспар иль Мельхиор

У Ирода о Вифлеемском чуде? Иль Балтазар?..

Нет разницы. Они Поистине своим дарам сродни

И пред Ребенком – радостью мудры.

О мудрецы-цари! Они из тех,

Чьи души невесомы, будто снег,

Снег незабвенной святочной поры.

10

Снег незабвенной святочной поры…

В нем что-то есть от колыбельной первой,

Когда на смех и радость детворы

Он рассыпает яхонты и перлы.

Когда была задумана зима,

Задуман был вертеп, волы и ясли.

Хоть трепетал закат, как бахрома,

И звезды, вспыхнув, в изумленье гасли.

А в этот день рождалась тишина.

И Бога призывала не одна

Душа, забывши страх и ропот прежний.

Как этот снег, как белые стада

И как Эдем до древа и плода,

Судьба пусть станет чистой и безбрежной.

11

Судьба пусть будет чистой и безбрежной —

Ведь для того страданья ей даны.

Иду от храма по тропинке снежной

И думаю – недолго до весны.

И можно будет сбросить то обличье,

Что душу погружает в тлен и мрак.

И можно будет Бога возвеличить,

Не опасаясь, что поешь не так.

…Шли ласковые звери в Вифлеем.

И тот запел, кто был доселе нем,

Когда земле открылись все пути.

И будут по водам идти и плыть,

Чтоб всем, кто хочет слышать, возвестить:

«Средь нас Господь явился во плоти».

12

«Средь нас Господь явился во плоти».

И «Аллилуйя» ангелы запели.

А на земле стал мир. И опустил

Меч херувим, застыв у колыбели.

Пред этой вестью повергались в прах.

Пред этой вестью сердце открывалось.

И волки не внушали агнцам страх,

И некто вдруг заговорил про жалость.

Так благовестье это с давних пор

За каждой службой возглашает хор —

Как древний гимн, всегда простой и нежный:

«Чтоб исцелить страдающую плоть,

Болезни наши понесет Господь…

Восстань от сна, мир скорбный и мятежный».

13

Восстань от сна, мир скорбный и мятежный,

Проснись, покуда колокол зовет. Что горести?

Всегда одни и те же,

А ныне время света настает.

Эпоха Святок – главная эпоха,

От Рождества к Богоявленью путь.

Пусть в мире до сих пор темно и плохо,

Но что нам стоит к Вечности шагнуть!

Откроем дверь, а за порогом – храм

Для бедных душ, подверженных ветрам

Всех перемен, которых не снести.

И в этом храме слышен каждый вздох,

И каждой лепте радуется Бог.

Потщись скорей и ты к Нему прийти.

14

Потщись скорей и ты к Нему прийти,

В день скорби призови и в день веселья.

Поставь, души не муча взаперти,

Средь комнаты вертеп в душистом сене.

Зажги лампаду, если нет – свечу

С молитвой молчаливою затепли…

Я этот свет повсюду отличу,

И жизнь моя случилась не за тем ли?

Вой волка, пенье птицы – все не зря.

Но ничего нет краше тропаря,

Что запоют средь святочной тиши…

Пусть небо, и земля, и волк поет…

О Святки! Упование мое!

О Святки! Райский сад моей души!

15

О Святки! Райский сад моей души,

Под парусиной снега крепко спящий.

Весь небосвод как бисером расшит,

И все мечты – о елке предстоящей.

О Празднике – все лучшие слова,

Молитвы, песни, ласковые сказки.

Для описанья блеска Рождества

Не хватит мне земной унылой краски!

О, как они светлы, волхвов дары!

Снег незабвенной святочной поры,

Судьба пусть станет чистой и безбрежной!

Средь нас Господь явился во плоти.

Восстань от сна, мир скорбный и мятежный,

Потщись скорей и ты к Нему прийти.

ГЛОССАРИЙ

Акафист – особые хвалебные песнопения в честь Христа, Богоматери и святых.

Алтарь – в буквальном переводе с римского означает «возвышенный жертвенник», главная часть храма, в которой находится престол.

Амвон – середина солеи, находящаяся прямо напротив царских врат. На амвоне дьякон произносит ектений, там же верующим подается причастие.

Аналой – подставка для икон или богослужебных книг.

Диакон (дьякон) – низший чин священнослужителей. Дьяконы служат епископу или священнику при богослужении и свершении таинств, но сами совершать их не могут.

Евхаристия – в переводе с греческого «благодарение». Этим словом обозначается и таинство пресуществления Святых Даров на литургии и собственно таинство причащения.

Ектения (ектенья) – возглашаемый за богослужением ряд прошений молящихся о жизненных нуждах (мире, здоровье, спасении, изобилии плодов).

Епископ (архиерей) – высший церковный чин, имеющий право совершать все церковные таинства и все богослужения.

Епитимия (епитимья) – церковное наказание согрешившему особо тяжким грехом. Заключалась в посте, продолжительных покаянных молитвах, совершении активной милостыни, общественно полезных работах.

Епитрахиль – часть священнического облачения в виде широкой ленты, надеваемой на шею и скрепленной на груди. Символизирует сходящую свыше благодать Святого Духа. Без епитрахили священник не может совершать ни одного богослужения.

Иерей (священник, пресвитер) – второй священный чин после епископов. Может совершать все таинства и церковные службы, кроме тех, которые положено совершать только епископу.

Иконостас – перегородка, отделяющая алтарь от средней части храма и уставленная иконами.

Ирмос – церковное песнопение, первый стих в каждом каноне.

Камилавка – головной убор священнослужителей. С 1798 г. в русской Церкви отнесена к числу священнических наград. Также наградой является и набедренник. Он имеет вид четырехугольного куска ткани с изображенным на нем крестом. Надевается вместе с богослужебными одеждами.

Канон – на богослужебном языке это ряд песнопений: ирмосов и тропарей, приуроченных к какому-либо празднику или дню памяти святых.

Келейник – мирянин или послушник для прислуживания должностному лицу монашеского звания (епископу, архимандриту).

Клирос – место для чтецов и певцов в православном храме.

Кондак – часть акафиста, содержащая краткое изложение жизни какого-либо святого или описание церковного праздника, в честь которого и исполняется акафист.

Литургия – главное христианское богослужение, на котором совершается таинство евхаристии.

Оглашенные – люди, готовящиеся принять таинство крещения.

62
{"b":"21781","o":1}