ЛитМир - Электронная Библиотека

Дарья кое-как вытерлась и, завернувшись в купальный халат, подошла к компьютеру. Оказалось, что тот завис. Дарья выругала себя: ведь прекрасно знает, что компьютер в присутствии инкуба почему-то виснет, значит, надо технику отключать. И вот опять забыла. Растяпа, а не Госпожа Ведьм.

Дарья нажала кнопку перезагрузки. Хотела добавить при этом заклинание, помогающее любой технике работать со стопроцентной мощностью, но передумала. Если даже компьютер оживлять при помощи магии, на что он тогда вообще годится? Только пасьянсы раскладывать.

Компьютер доложил о том, что готов к дальнейшей работе. Дарья присела в кресло, открыла свою папку, в которой вчера просматривала полученные от Рэма материалы по Наведенной Смерти. Открыла и ахнула. Все материалы исчезли. Все до единого, включая список жертв.

– Святая Вальпурга, этого не может быть! – пробормотала Дарья. – Любые материалы, попадающие в эту папку, получают статус особой важности и автоматически сохраняются в памяти… Что за чертовщина? Они не могли исчезнуть! Если только их не удалили, пока я спала… Но кто мог это сделать?

Дарья отлично понимала, что никакого случайного посетителя в ее покоях в эту ночь быть не могло. Случайного посетителя не пропустит охранная магия, задержат и, если надо, прикончат охранники-оборотни… Кроме того, компьютер настроен исключительно на Дарью – сенсорная клавиатура откликалась только на ее отпечатки пальцев, мышь начинала работать, распознав особые линии на руке Госпожи Ведьм, да и вообще – запускалась машина и выполняла команды только с ее голоса. Единственный недостаток – компьютер почему-то всегда зависал в присутствии инкуба. Всегда. Потому Дарья поначалу не обратила внимания на эту мелочь. А сейчас… Мог инкуб, пока она спала, влезть в ее машину и стереть нужные файлы? Теоретически – да, но на практике это неосуществимо!

– Госпожа, вам необходимо одеться для деловой встречи. В девять тридцать вы завтракаете с представителем…

– Отстань! – рявкнула Дарья на служебного духа. – Знаю! Пшел вон!

Не паниковать, приказала она себе. Исчезновение данных из ее компьютера еще ничего не значит. Главное, что они есть в ложе, у Рэма. И хотя Дарья уже мысленно представила себе все унижение, через которое ей придется пройти, выпрашивая магистра Рэма отправить ей еще одно письмо, делать было нечего. Поклониться – спина не переломится… Придется вызывать магистра Тедена через кристалл. И сделать это надо прямо сейчас…

Словно вторя мыслям Госпожи Ведьм, кристалл заиграл мелодию, возвещающую о том, что с Дарьей кто-то немедленно жаждет связаться.

Дарья подскочила к кристаллу, сняла с него покрывало.

– Статус? – спросила она, сердцем чуя нехорошее.

– Приоритетный, – ответил кристалл. Статусом приоритетного собеседника обладало не так уж много народу: Марья Белинская, сестра Госпожи Ведьм, далее Президент Всемирной Ассоциации вампиров (с ним Дарья никогда не ссорилась, равно как и с Ассоциацией), один друг-аниматор и, разумеется, магистр Рэм Теден, действительный статус-квотер Ложи Магистриан-магов. Кто же из всех перечисленных решился побеспокоить Госпожу Ведьм в столь неподходящий час?!

Кристалл осветился изнутри и стал похож на спелый персик. Дарья отмахнулась от этого неподходящего сравнения – в последнее время ей страшно хотелось персиков – видимо, во всем был виноват опять-таки треклятый авитаминоз, не щадящий ни среднестатистического человека, ни великую ведьму.

Свет в кристалле унялся, и теперь из него на Дарью смотрело лицо человека, вопрошавшего ее вчера, не устала ли она нести тяготы своей должности.

– Рэм?! – удивилась Дарья.

– Да, это я, – отрывисто сказал магистр. – Благословенна будь, Дарья.

– Шлю свои приветствия великому…

– Давай без церемоний. Некогда. – Рэм даже сквозь искажающее поле магического кристалла просматривался очень отчетливо. И выглядел магистр, как отметила Дарья, исключительно мрачным.

– Что случилось, Рэм? – Дарья пока решила попридержать свою несимпатичную новость.

– Дарья, – спросил магистр Рэм. – Я хотел узнать… Материалы по делу «Наведенная смерть»… они у тебя целы? Не исчезли? Я понимаю, конечно, это глупый вопрос, но…

– Как ты догадался? – напряженным голосом поинтересовалась Дарья. – Или… Ты не догадывался, магистр, просто…

– Да. Сегодня ночью была взломана база данных ложи. Все материалы по делу «Наведенная смерть» – все, слышишь Дарья, а не только те, которые я тебе прислал, – исчезли. Испарились. Просто как по волшебству! – Магистр Рэм нервно дернул точеным подбородком. – Волшебство здесь, конечно, ни при чем, – сказал он. – Это могут быть хакеры из людей…

– Не могут, – ответила Дарья. – Мой компьютер защищен от незаконного человеческого доступа. Защищен именно чарами. Их обошли. Рэм, а разве вы свою базу заклинаниями не оплетали?

Магистр Рэм, маг второй ступени Посвящения, только хмыкнул:

– В последнее время ложа все больше полагается на технику, а не на магию, как ни странно это звучит. Дарья, значит, твои материалы тоже пропали. Да?

– Да. Скорее всего, пока я… спала.

– Спала или трахалась с инкубом?

– Пока спала! – возвысила голос Дарья. Среди магов и ведьм не почиталось дурным тоном пользоваться интимными услугами инкубов и суккубов. Но вот вслух упоминать об этом в обществе являлось верхом неприличия. Считалось, что это равнозначно тому, как если бы в среде людей кто-то сказал, что нормальной жене предпочитает виртуальную любовницу или голографический бордель…

– Извини…

– Я проснулась, а компьютер – в глубокой коме. Завис! Перезагрузила, и выяснилось, что все по «Наведенной смерти» исчезло. Я надеялась, что смогу снова получить от тебя пакет этих материалов, Рэм…

– А я надеялся на тебя. На то, что у тебя сохранилось хоть что-то. И будем реально смотреть на вещи, наши надежды не оправдались.

И тут Дарья задала жестокий вопрос:

– Рэм, в ложе за это расследование отвечал ты?

– Да.

– Чем тебе грозит пропажа материалов?

– Сама не можешь догадаться, Дашка? Это даже не скандал, не должностные разборки. Меня не сместят с поста, меня просто физически ликвидируют в самое ближайшее время.

– Святая Вальпурга! Рэм, неужели расследование «Наведенная смерть» так много значит для вашей ложи?

– Само расследование – вряд ли. Тем более что от имени ведьм за него взялась ты и теперь на тебя можно вешать всех собак и валить всю ответственность за провал еще не начавшегося дела.

– Мерси.

– Ты сама понимаешь, это правда. А что касается меня… Дашка, с тех пор как я поднялся на вторую ступень посвящения, а потом, после исчезновения великого основателя ложи, статус-квотера Танаделя, занял руководящее кресло, потеснив более опытных, старых и тщеславных, ко мне враждебен даже воздух. Несколько лет уже я живу в аду своего высокого положения. И любой промах, любая, самая незначительная, ошибка могут стоить мне не только поста статус-квотера, но и самой жизни. Это, видимо, тебе легко играть роль Госпожи Ведьм, Дашка…

– Нелегко, Рэм. Послушай, я никогда не думала, что ты… Сколько тебе лет, Рэм?

– Девятнадцать с небольшим. Мы почти ровесники, Дашка. Когда исчез монсеньор Танадель, я был совсем мальчишкой, хотя и был его лучшим учеником. Он исчез, не оставив ни завещания, ни указаний на преемника. Но, повторяю, я был его лучшим учеником. И кроме того, сумел доказать, что могу занимать должность статус-квотера… А теперь…

– Рэм, я никогда не понимала, что означает эта должность статус-квотер, – бесцветным голосом произнесла Дашка, старательно глуша в себе жалость к юноше, чье лицо она видела только в глубинах магического кристалла.

– А, это. Все просто. От латинского «status quo» – «существующее положение». Статус-квотеры ложи должны обеспечивать высокое положение магии в мире. Хранить, так сказать, приумножать. А если магия выйдет из-под контроля, как в деле «Наведенная смерть», – мудро пресекать.

– Понятно. Рэм, твое руководство еще не знает о случившемся?

14
{"b":"21782","o":1}