ЛитМир - Электронная Библиотека

– Артель-звездодель форева! – вскинув бубен, возопил другой. А таперича слушайте наш козырный хит! Васяня, впарь им не по-детски!

Толпа с интересом прислушивалась к треньканью Васяни на балалайке. Вскоре к балалайке присоединились прочие немудреные музыкальные инструменты и сами «Корешата»:

На далекой Амазонке
Не бывал я никогда.
Никогда меня не парит
Эта гео-лабуда.
Мне по жизни всех дороже
Водопадов, блин, и скал
Край, где всякий крикнуть сможет:
«Во, как круто я попал»!
Припев:
Круто! Ты попал не туда!
А куда?
Так тебе того не скажет никто.
Светит в ясном небе звезда
Да, звезда!
Ходят по лесу медведи в пальто.
Никогда вы не найдете
В наших северных лесах.
Оборзевших ягуаров,
Приблатненных черепах.
Но зато, встречая ночью
Волчий ласковый оскал,
Каждый скажет, это точно:
«Во, как круто я попал»!
Припев:
Круто, ты попал и живи,
И живи,
Сам собой давай народ удиви.
Хочешь – раков в речке лови,
Хошь – плыви
И частушки сочиняй о любви!

– Слушай, Руфина, неужели вашему народу этакие песни нравятся?

– Да не то чтоб очень… Просто когда Аленка власть узурпировала, у нас случился экономический кризис. Курс бублика здорово упал. Вот все приличные певцы и перестали к нам на гастроли ездить: кому охота выступать за гроши? Поэтому довольствуемся тем, что в собственных, так сказать, творческих лабораториях вырастает. Но ты нос не морщи, скоморохи – еще не самый худший вариант.

– Какой же тогда худший?

– Да есть у нас в столице паренек один, слабый умом, но зато вельми сильный голосом. За скотским выгоном дом он построил, сидит в нем один и в лунные ночи голосит так, что волки в лесу пугаются. А некоторым нравится. В смысле не волкам, а людям. Они его послушать ходят… Седыми возвращаются…

Тут речь моей порфирородной приятельницы перебил весьма зычный мужской голос:

– Седина – это еще не повод для того, чтобы потерять вкус к жизни! Жители, эй, жители славной столицы, града Кутежа! Спешите, кошельки потрошите! Только раз – проездом у вас! Великий аль-шайтанский лекарь и аптекарь Ин-Дометацит со своими чудодейственными настойками под названием «Молодит» и «Невисит»!!!

– Опять этого лекаря к нам принесло, – сердито зашипела кошка. Уж каждой собаке дворовой в Кутеже ясно-понятно, что жулик он первостатейный и все его лекарства – пакость непотребная, ан нет, все равно еще дураки находятся, в эти целебные эликсиры верят.

Словно подтверждая кошкины слова, к небольшой палатке, возле которой прощелыжного вида мужичонка надрывался, расписывая чудесные свойства препарата «Молодит», потянулся народ. В основном бабы провинциального вида и пожилого возраста.

– Основой эликсира «Молодит» являются особым способом приготовленные вытяжки из трав, собранных на полях таинственной страны Горджубас! При регулярном приеме «Молодита» у вас улучшится цвет лица и стула, исчезнут бородавки, вши, киллоидные рубцы и затяжные долги! Послушайте отзывы тех, кто уже пользовался чудесными лекарствами «Молодит» и «Невисит»!.. Степа, выйди!

Раздвинув дерюжные полы палатки, взорам публики предстал мордастый детина, из одежды обремененный лишь чем-то вроде детского банного полотенца. Провинциальные бабы истово вздохнули.

– До того как я начал принимать лекарства «Молодит» и «Невисит», – привычно забубнил молодец, демонстрируя всем красоту своего облитого мускулами торса, – я был дряхлым старцем, уродливым и немощным! У меня выпали все волосы и зубы, постоянно болела голова, от перемены погоды ныл геморрой и чесалась мозоль на пузе! На меня уже не обращали внимания красны девицы и страстны молодицы, так что я даже выходил из дома с палочкой! Но после того как я два месяца пропил… то есть принимал «Молодит» и «Невисит», моя жизнь изменилась. Вы видите, каким я стал…

– Видим, видим! – Расталкивая толпу слушавших лекцию баб, к молодцу по имени Степан пробиралась дюжина крепких коренастых мужиков с дрекольем в руках. Это из-за тебя, рожа паскудная, дед Левонтий, о прошлом разе напившись «Невиситу» проклятого, скоропостижно помер от истощения сил! Мы сейчас и тебя порешим, и болтуна вон того, и лекаришку вашего шайтанского. А ну, мужики, навались!..

Бабы завизжали и разлетелись от палатки во все стороны. А народные эксперты качества медицинской продукции принялись громить лекарскую палатку. В воздухе стояли вопли и звон разбиваемой посуды. Пахло аммиаком и силосной ямой…

– Пойдем-ка отсюда, – резонно предложила Руфина, прихватывая меня за подол. Зрелище, можно сказать, закончено. А у нас еще дел на ярмарке невпроворот. Ох, кстати! Я булавки золоченые купила?

– Мм, кажется, нет. А это так важно?

– Конечно!!! Немедленно идем за булавками. И не забудь мне напомнить еще прикупить чистящей пасты для столового серебра. А то посуду на стол поставить стыдно, до того все запустили…

* * *

Наша прогулка по столице, а точнее сказать, по ярмарке, завершилась уже поздним вечером. Усталые, но донельзя довольные мы с Руфиной вернулись в терем, где я сразу повалилась спать, а кошка еще долго шепталась с тремя сестрицами, погромыхивая купленным парчовым отрезом. Сквозь сон я подумала, что завтрашний день будет для меня непростым.

– Ты только погляди, Василисушка! Тут на одни пуговицы сколько перлов, то есть жемчуга, пошло! И заметь, не какого-нибудь там речного, а самого ценного, из морей-окиянов извлеченного!..

Я только вздохнула.

Это продолжалось вот уже целое утро.

Едва кошка-царица заручилась моим согласием на свадьбу с ее незаконнорожденным сыном, как началась суета вокруг моего так называемого приданого.

– Моя диссертация – мое богатство, – изрекла я, но кошка даже и слушать того не желала:

– Диссертация – это тебе для души, а для тела что? Без единой сорочки, без рушничка да скатерки как тебя замуж отдавать?! Коли нету здесь твоих родителей, придется мне на себя это дело брать…

– И напрасно.

– Да что ты споришь со мной, Василиса?! Я царица или кто, мрр-мяф?

– Царица. Все. Я молчу.

– Тогда продолжим осмотр.

На самом деле вещей было не так уж и много для царской-то невесты. В небольшую горенку набилось с десяток, а то и поболе сундуков, сундучков, сундучат и кованых ларцов с ларчиками. Вся эта компания стояла сейчас, раззявив расписные пасти и демонстрируя мне свое… содержимое. Надо признаться, что ничего подобного я ни в одном музее не встречала.

Пару сундуков занимали сорочки: летние и теплые, парадные и «черные», нижние и наоборот. По тончайшему батисту, по кипельно-белому миткалю рукавов струились вышитые узоры с дивными цветами, златохвостыми птицами и кудрявыми деревами. Вместе с сорочками лежали кружева для всяких подзоров и наволочек: попрочнее – в Тридевятом царстве плетенные, покрасивее – привезенные, по словам кошки, из заморских стран.

Кстати, о «заморских странах». Кошка по ходу дела, перетряхивая гремящие накрахмаленные слои нижних юбок, растолковывала мне, с кем Тридевятое царство дружбу водит, а кого сторонится. Оказалось, что в столице Тридевятого царства, граде Кутеже, есть целых три дипломатических миссии: из Великой Братании, Фигляндии и княжества Нихтферштейн. Еще в столице живет множество кидайцев, но их дипломат, как раз тот самый Ко Сей Бессмертный поссорился однажды с Руфиной и покинул Кутеж, будучи объявлен персоной нон-грата. А кидайцы остались, расположились на Сытной улице, заняли торговые ряды и занимаются коммерцией. Жалоб на них не поступало, поэтому Руфина относилась к ним лояльно. А как в кошку превратилась, так ей вообще стало не до большой политики… Челобитчиков же из разных там Учкудуков, Пиратских Помиратов и Тыгдым-орды в Тридевятом царстве не принимали и принимать не хотели – больно жадные да воинственные это были народы. И очень кошка-царица опасалась, что Аленка-самозванка сведет на нет все ее усилия по укреплению международных контактов. Потому так и торопила меня со свадьбой. И трясла содержимым необъятных сундуков…

11
{"b":"21784","o":1}