ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Угу, мы думали об этом. Но их невозможно найти — сначала они бросали трубку, а теперь сменили номер. Мы даже ходили к вашим — но они сказали, что туалетами полиция не занимается.

Ричи поднял брошюру, чтобы привлечь внимание Шинед.

— А остальное — детский сад и все прочее?

— А, это. — Шинед презрительно поджала губы, став еще уродливее. — Про них только в брошюре написано. Мы тыщу раз жаловались на отсутствие детского сада — ведь мы, можно сказать, из-за него сюда и переехали. И что? Его нет. Да, в конце концов он открылся, но проработал только месяц — в него ходили всего пятеро детишек. А на месте игровой площадки прямо какой-то Багдад — дети жизнью рискуют, когда туда идут. Развлекательный центр так и не построили. Про это мы тоже пожаловались — ну, они поставили в пустом доме велотренажер и сказали: «Вот вам развлекательный центр». Тренажер потом свистнули.

— А магазин?

Шинед усмехнулась:

— Ага, как же. За молоком нужно ездить на заправку, которая в пяти милях отсюда. У нас даже уличных фонарей нет. Когда темнеет, я на улицу боюсь выходить — ведь тут может быть кто угодно: насильники или еще кто… вон, в тупике Оушен-Вью дом снимают иммигранты… А если со мной что случится, кто меня защитит — вы? Пару месяцев назад, когда какие-то уроды устроили вечеринку в доме через дорогу, мой муж звонил вашим. Полиция приехала только утром. Нас могли уже спалить, а вам и горя мало.

Очевидно, любой разговор с Шинед неизбежно принесет столько же веселья и радости.

— У Спейнов были подобные проблемы — с застройщиками, любителями вечеринок, с кем угодно?

Шинед пожала плечами:

— Откуда я знаю? Говорю же, мы с ними не дружим, понятно? А что, они умерли или че?

Парни из морга скоро начнут выносить тела.

— Возможно, Джейдену стоит подождать в другой комнате.

Шинед бросила на него взгляд:

— Без толку. Он просто будет подслушивать под дверью.

Джейден кивнул.

— Не имею права разглашать подробности, но скажу так: совершено убийство, — ответил я.

— О Боже! — выдохнула Шинед и покачнулась. Рот ее так и остался открытым. — Кого убили-то?

— Этого мы сообщить не можем.

— Он ее пришил, да?

Джейден забыл про игру: на экране застыл падающий зомби, мозги которого разлетались во все стороны.

— У вас есть основания полагать, что он мог ее убить?

Шинед снова бросила на меня настороженный взгляд, упала в кресло и скрестила руки на груди.

— Я просто спросила.

— Миссис Гоган, если вам что-либо известно, вы должны нам сообщить.

— Ничего я не знаю, и вообще мне плевать.

Это все вранье, но подобное тупое упрямство мне знакомо: чем сильнее я буду давить, тем сильнее сопротивление.

— В последние несколько месяцев вы видели в городке посторонних?

Джейден резко и визгливо захихикал.

— Я вообще никого не видела, — сказала Шинед. — А и увидела б — не узнала. Мы ж тут не то чтобы не разлей вода. У меня свои приятели, так что к соседям я в друзья не набиваюсь.

Что означало: соседи и за деньги не стали бы тусоваться с Гоганами. Возможно, все они просто им завидуют.

— Значит, вы не видели ни одного чужака и никто вас не беспокоил?

— Только иммигранты в тупике Оушен-Вью. Там их десятки — и, наверно, все без виз. Но они вас тоже не интересуют, да?

— Мы передадим эти сведения в соответствующее ведомство. Значит, к вам никто не стучался? Не предлагал что-нибудь купить, проверить трубы или проводку?

— Ага, точно — нужна кому-нибудь наша проводка… Ах ты! — Шинед подскочила на месте. — Это что же, к ним вломился маньяк вроде тех, что показывают по телику, — серийный убийца?

Она внезапно оживилась: страх сорвал с лица маску.

— Мы не можем сообщить вам подробности… — начал я.

— Выкладывайте! Я не собираюсь ждать, чтобы какой-то извращенец вломился в дом и стал нас пытать, пока вы сидите сложа руки…

Мы впервые вызвали в ней хоть какие-то эмоции. Посиневшие дети в соседнем доме просто тема для сплетен, что-то вроде очередного телешоу, а вот если опасность грозит лично тебе — это совсем другое дело.

— Клянусь, мы не будем сидеть сложа руки.

— Не хамите! Я позвоню на радио, я позвоню в «Шоу Джо Даффи»…

И в результате мы будем вынуждены бороться с истерикой в прессе на тему «полиции плевать на простых людей». Когда она начинается, возникает такое чувство, словно кто-то с огромной скоростью швыряет в тебя голодных мопсов.

— Миссис Гоган, я прекрасно вас понимаю — ведь вы же мама, — задушевно сказал Ричи, наклоняясь к ней.

— Именно. Я должна думать о детях. Я не собираюсь…

— Это педофил? — спросил Джейден. — Что он с ними сделал?

Я уже начал понимать, почему Шинед его игнорирует.

— Видите ли, о многом мы не имеем права говорить, — произнес Ричи, — но я не могу допустить, чтобы вы, мама, боялись за судьбу своих детей. Надеюсь, что все сказанное останется между нами. На вас можно положиться, да?

Я уже был готов его остановить — но, с одной стороны, пока что он действовал весьма успешно, и кроме того, Шинед начала успокаиваться. В ее страхе появился оттенок любопытства.

— Ага. Ладно.

— Я вам так скажу. — Ричи наклонился к ней. — Вам бояться нечего. Если по округе и бродит человек, который представляет опасность — и я говорю если, — то мы делаем все, чтобы его нейтрализовать. — Он выдержал паузу и многозначительно сдвинул брови. — Вы меня понимаете?

Недоуменное молчание.

— Да, — наконец сказала Шинед. — Ясное дело.

— Ну разумеется. Но помните: никому ни слова.

— Никому, — твердо ответила она. Естественно, Шинед разболтает всем своим знакомым, однако сказать по существу ей нечего — она сможет только самодовольно улыбаться и намекать на секретные сведения, которые нельзя разглашать. Неплохой трюк: в моих глазах Ричи поднялся на новый уровень.

— И теперь, когда вам все известно, вы же больше не беспокоитесь, верно?

— А, нет. У меня все супер.

Аудионяня яростно завопила.

— Мать твою, — сказал Джейден, прибавляя громкости и возвращаясь к истреблению зомби.

— Малыш проснулся. Мне пора, — сказала Шинед, не двигаясь с места.

— Можете сообщить еще что-нибудь про Спейнов? — спросил я.

Она снова пожала плечами. Выражение плоского лица не изменилось, но в глазах блеснул огонек. К Гоганам мы еще вернемся.

— Хочешь ужасов? Взгляни на того пацана, — сказал я Ричи, когда мы шли к машине.

— Угу. — Ричи почесал ухо и оглянулся на дом Гоганов. — Он что-то скрывает.

— Он? Мать — да, но парнишка?

— Определенно.

— Ладно, когда вернемся, можешь попытать с ним счастья.

— Я?

— У тебя хорошо получается. Подумай о том, как поведешь беседу. — Я засунул блокнот в карман. — Кстати, с кем еще хочешь поговорить о Спейнах?

Ричи повернулся ко мне:

— Понятия не имею. В обычном случае я бы сказал — расспросим родственников, соседей, друзей, сослуживцев, парней из паба, с которыми пил погибший, тех, кто видел его последним. Но ведь они оба безработные и паба здесь нет. Никто к ним не заходит, даже родные — дорога-то неблизкая. Может, их уже месяц никто не видел, разве что у школьных ворот. А соседи у них вот такие.

Он мотнул головой назад. Джейден стоял у окна с открытым ртом, по-прежнему сжимая в руках контроллер. Он увидел, что я его засек, но и глазом не моргнул.

— Бедняги, — тихо сказал Ричи. — Никого-то у них не было.

5

Соседей, которые жили на другом конце улицы, не было дома — уехали на работу или еще куда. Купер тоже свалил — вероятно, в больницу, взглянуть на то, что осталось от Дженни Спейн. Не было и фургона патологоанатомов: трупы будут храниться в той же больнице, на пару этажей ниже ее палаты, если Дженни не умрет раньше, чем Купер ими займется.

Криминалисты продолжали упорно работать. Ларри помахал мне из кухни.

— Иди сюда, юноша. Взгляни на это.

18
{"b":"217842","o":1}