ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В 1765-ом году Великая ложа Франции отвергла учение де Паскуалиса и отказалась принять его ложи что не помешало мартинистам продолжить свои изыскания.

После смерти де Паскуалиса в 74-ом году общество возглавил маркиз Луи-Клод де Сен-Мартен – отставной военный, филантроп и мистик. Он переустроил школу на мистический лад и упростил ритуал посвящения до одной степени: «Высший Неизвестный». В 1773-ем году вышла его книга «О заблуждениях и истине. Сочинение неизвестного философа» после чего Сен-Мартена иначе как Неизвестным философом и не называли. В этой книге он критиковал существующие религии и политическую власть Религии осуждались им за разнообразие свидетельствующее об их ложности. Политическая власть преступна в своей основе вследствие того же различия и бессмысленных столкновений. Гражданский и уголовный кодекс слепы и пропуская виновных карают невинных.

Мрачной картине всеобщего упадка Сен-Мартен противопоставлял живое изображение естественного состояния всеобщего равенства, которое продолжалось до тех пор, пока человек не употребил свою свободную волю во зло. Единственное спасение для павшего человека в любви ко всем живущим на этом свете. Только тому кто возвышается своим желанием сделать людей счастливыми и способностью любить и должна принадлежать власть пока не вернётся естественное равенство.

Все теоретические положения Сен-Мартена были проникнуты одной идеей – идеей добра. Высшая моральная цель человека, как считали мартинисты, состоит в единении с Богом; а достигается она путём отрешения от всего чувственного и материального.

Не удивительно поэтому что мартинизм хорошо прижился и на российской почве. Российская интеллигенция всегда была склонна к принятию теорий декларирующих всеобщее равенство и рисующих красочные картины утопического общества в котором все мы будем жить если научимся отрешаться. То что теория Сен-Мартена была замешана на причудливой смеси из оккультных идей гностиков тамплиеров и розенкрейцеров никакого значения не имело – наоборот привлекало своей экзотикой.

Мартинисты кстати недолго придерживались политики сознательного отстранения от дел большой политики. Дальнейшее развитие событий покажет нам что они не только охотно сотрудничали с государственными организациями но и пытались воздействовать на политику целых держав среди которых была и Россия.

В конце XIX-го века Орден мартинистов возглавил Жерар Энкоссе известный нам по книгам о магии подписанных псевдонимом доктор Папюс. Именно он организовал посвящение графу Валериану Валериановичу Муравьёву-Амурскому, первому русскому мартинисту. Будучи военным атташе во Франции Муравьёв-Амурский увлёкся оккультизмом и скоро нашёл применение своему хобби по наущению Папюса основав в Петербурге мартинистскую ложу.

Сам доктор Папюс посетил Россию в 1902-ом году, где нашёл множество поклонников. Там он был представлен императору Николаю II, желавшему узнать будущее России. Он же познакомил царя с медиумом Филиппом из Лиона, сыгравшим немалую роль в истории России. Николай II, пораженный сверхъестественными способностями лионского мага, пригласил того перебраться в Санкт-Петербург, посулив престижную должность медика Военной Академии и звание генерала. Филипп не заставил себя долго упрашивать. Вскоре лионец уже определяет внешнюю и военную политику Российской империи. На медиумических сеансах Филипп по желанию царя вызывал дух Александра III, советовавшего Николаю II поддерживать союз с Францией и подталкивавшего его к войне с Японией.

Проведя весну и лето 1903-го года вместе с семьей Николая II в Ливадии, Филипп 25 ноября был вынужден возвратиться к себе на родину, поскольку проводимые под его руководством спиритические сеансы вредно отражались на здоровье императрицы. Через несколько лет после смерти Филиппа (1905 год) императрица не только не забыла его, но и упоминала в письме к Николаю II как одного из двух друзей, посланных нам Богом под вторым другом подразумевался, конечно, Григорий Распутин.

Верховный Совет мартинистов не был удовлетворён малой активностью Муравьёва-Амурского предпочитавшему заниматься не столько политикой сколько эзотерическими изысканиями. Потому ему подыскали замену в лице некоего Чеслава фон Чинского, массажиста и гипнотизёра. 9 июля 1910-го года фон Чинский вручил градоначальнику Санкт-Петербурга заявление о своём назначении членом Верховного Совета Ордена мартинистов и Генеральным делегатом Ордена в России. Однако этот господин позабыл предоставить устав объединения, без чего легализация его была невозможна.

Впрочем Чинский был человеком широких взглядов, и отсутствие соответствующих бумаг не помешало ему развернуть кипучую деятельность. А благосклонность царской семьи способствовала укреплению положения Чинского в самом высшем свете.

Однажды Чинский появляется в доме Николая Константиновича Рериха, знаменитого художника и путешественника. Визит этот не был случайностью. Дело в том что Николай Рерих был что называется потомственным мартинистом. Его отец Константин Рерих занимал весьма высокое положение среди петербургских мартинистов. Об этом говорит хотя бы крест высшего масонского посвящения Константина Рериха который демонстрировался на юбилейной выставке семьи Рерихов в Государственном музее Востока в 1994-ом году. Это редчайший орденский знак с берилловыми лучами в центре его располагается отшлифованный горный хрусталь, имеющий замысловатую гравировку – изображение Святого Георгия архистратига, поражающего змия верхний луч заканчивается рубинами. При посвящении Николай Рерих получил особое эзотерическое имя – Фуяма 64.

Как-то раз Рерих собирает у себя дома на Галерной друзей и представляет им варшавского медиума Яна Гузика, приехавшего в Петербург по приглашению императрицы. Этот спирит признавался одним из самых мощных в Европе. Антрепренёром Гузика был всё тот же Чеслав фон Чинский. К 1911-ому году Чинский выпустил несколько брошюр о своих способностях к ясновидению, об общении с потусторонними силами и, наконец, «Магические сеансы с медиумом Яном Гузиком под управлением Пунар Бхава» (Пунар Бхав – эзотерическое имя Чинского). Там Чинский подробно описывал свои опыты на квартире художника Р. думаю нет нужды объяснять о ком идёт речь 164.

* * *

Как мы увидели имеет место определённая преемственность между учениями проповедуемыми тайными оккультными обществами. Однако периодически появлялись эзотерические мировоззренческие системы, претендующие на исключительную новизну. Среди таких систем стоит выделить учение на котором было основано так называемое Теософское Общество.

1.1.3. Теософское Общество Елены Блаватской.

Елена Петровна Блаватская в девичестве – Ган родилась 12 августа 1831-го года в городе Екатеринославе Екатеринославская губерния.

Все исследователи жизни Блаватской особо отмечают её более чем благородное происхождение. Действительно её отец принадлежал к роду наследных макленбургских принцев фон Роттенштерн-Ган а её мать была внучкой князя Павла Васильевича Долгорукого.

Относительно условий детства Блаватской мы можем получить вполне ясное представление из её собственных мемуаров. «Моё детство. – пишет она. – В нём баловство и проказы с одной стороны, наказания и ожесточение с другой. Бесконечные болезни до семи-восьми лет, хождение во сне по наущению дьявола. Две гувернантки француженка мадам Пенье и мисс Августа София Джефрис, старая дева из Йоркшира. Несколько нянек, и одна – наполовину татарка… Солдаты отца заботились обо мне. Мать умерла, когда я была ребенком» 38.

Далее Блаватская продолжает. "Странствовали с отцом и его артиллерийским полком до восьми-девяти лет, иногда навещая бабушку и дедушку. Когда мне исполнилось одиннадцать лет, бабушка взяла меня к себе. Жила в Саратове, где дедушка был губернатором, а прежде он занимал эту должность в Астрахани и под его началом было несколько тысяч калмыцких буддистов.

… В детстве я познакомилась с ламаизмом тибетских буддистов. Я провела месяцы и годы среди ламаистских калмыков Астрахани и с их первосвященником… Я была в Семипалатинске и на Урале вместе со своим дядей, владельцем обширных земель в Сибири у самой границы с Монголией, где находилась резиденция Терахан Ламы. Совершала также путешествия за границу, и к пятнадцати годам я узнала многое о ламах и тибетцах".

6
{"b":"21786","o":1}