ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слышишь? – тихо спросил он.

Я максимально напрягла органы чувств. Шум проезжающего поблизости транспорта смешивался со звуками из ресторанов и других заведений по всей улице, но ничего угрожающего я не услышала.

– Я не слышу ничего необычного, – пробормотал Ян.

– Не ты, – сказал Кости с оттенком извинения. – Котенок.

Я? Что я могла услышать, если даже Ян не мог... Ах, точно. Я отвлеклась от звуков и сконцентрировалась на гуле мыслей за ними. Через некоторое время в мой разум просочились обрывки фраз. Большинство доносилось из домов через улицу, но некоторые, казалось, исходили из какого-то другого места.

Из-под заброшенного здания, которое мы проверяли.

Кости заулыбался.

– Мэдиган не закрыл свою старую базу, он перенес ее под землю.

Глава 8

Однажды мой друг, Влад, сказал, что звукоизоляция не препятствует телепатии, и доказал, что мысли слышны даже сквозь самые толстые стены. Как были слышны сейчас, вопреки крайней бдительности правительственного чиновника, который тайно поддерживал Мэдигана с момента увольнения из команды Дона.

Даже вампирские сверхострые чувства не улавливали ни малейшего визуального или акустического намека на то, что бывшая лаборатория все еще работает и спрятана в четырех этажах под тем же местом.

Узнать о ней помогла только наша с Кости способность читать мысли, хотя если бы не он, я бы ничего не заметила.

Мы проследовали за мыслями сотрудника ко входу в объект, спрятанному внутри лифта на парковке в двух кварталах от заброшенного завода.

Четыре доступные кнопки доставляли на указанный этаж парковки, но нажатие одновременно первой и третей, вкупе с введенным кодом позволяло спуститься под землю к секретному туннелю, ведущему к базе.

Тот, кто приложил столько усилий для маскировки, не стал бы экономить на видеонаблюдении, поэтому мы не решились ловить сотрудника в гараже.

Вместо этого Кости подождал на другой стороне улицы и последовал за светловолосым молодым человеком в очках, когда тот сел в свой автомобиль и выехал с парковки. Мы с Яном на своих двоих разошлись в противоположные концы улицы. В какую бы сторону ни повернул мужчина, мимо нас он бы не проскользнул.

У меня получилось перекрыть большую часть дороги, притворившись, что я споткнулась и подвернула лодыжку. Автомобиль молодого человека с визгом затормозил в нескольких дюймах от меня.

– Какого хрена, дамочка? – рявкнул он, опуская стекло.

Я держала голову опущенной, чтобы волосы прикрывали лицо. Кто знает, вдруг Мэдиган распространил мои фотографии среди своих работников.

– Моя лодыжка, – воскликнула я дрожащим голосом. – Кажется, я ее сломала.

Сзади раздался раздражающий сигнал автомобиля.

– Сломала или нет, убирайся с дороги.

Я встала, не отводя волосы с лица, а потом, попробовав сделать шаг, рухнула обратно с притворным вскриком.

– Не могу! – завопила я.

Несколько людей наблюдали за нами с тротуара, но ни один не предложил мне помощь.

Спасибо, господи, за безразличие общества. Если бы я не перекрыла дорогу, работник Мэдигана отнесся бы ко мне с таким же равнодушием, судя по его мыслям, но я стала препятствием, которое требовалось устранить. С гневным раздражением он вышел из машины и подошел ко мне.

– Давай руку, я...

Это все, что он успел сказать, прежде чем я встретилась с ним взглядом и с облегчением заметила, как его глаза немедленно потускнели. Я опасалась, что Мэдиган обезопасил своих работников от внушения, давая им вампирскую кровь.

– Молчи. Садись в машину на пассажирское сиденье, – велела я низким, звучным голосом, устраиваясь на месте водителя. Блондин выполнил приказ, не проронив ни слова.

При таком повороте событий у наблюдающих вырвалось несколько вздохов, но тут к ним подобрался Ян.

– Это мой, мой и мой, – приговаривал он, забирая у зевак телефоны, и при возникающих протестах поблескивал гипнотическим взглядом. Теперь мы, по крайней мере, могли не беспокоиться о выложенных в сеть видео.

Я нажала на газ, не дожидаясь Яна. Он знал, куда мы направляемся. Отъехав достаточно далеко, я оставила машину в темном безлюдном месте, дернула к себе блондина и взмыла в ночное небо.

Вот только слишком поздно осознала, что допустила ошибку. Я приказала человеку молчать, но забыла приказать не бояться. Когда мы оторвались от земли примерно на милю, на мои джинсы потекло что-то теплое. Я глянула вниз и убедилась в своих подозрениях.

– Фууу, ты обмочился!

Ссыкун, разумеется, не ответил. Я отстранила его насколько могла и запоздало велела не бояться. Он успокоился, однако пятно на штанах продолжило расти.

Похоже, если уж кран открылся, то тек, пока не опустеет. Самое неприятное, что какой бы стороной я ни повернула человека, он все равно будет тереться об меня мокрыми штанами.

Когда Ян это увидит, расхохочется, как придурок.

Я стиснула зубы и сосредоточилась на месте нашего назначения, радуясь, что ветер относит запах прочь.

Из-за невозможности прочитать дорожные указатели с высоты птичьего полета ориентироваться на местности было трудно, но, пару раз скорректировав курс, я таки приземлилась на траву рядом с нашим фургоном, вспахав небольшой участок земли.

– Уже лучше, Смерть, – отметил позади меня голос с английским акцентом. – Хотя ты задержалась.

Черт, Ян уже здесь. Когда он вышел из фургона, я приготовилась. Ян принюхался, сморщил нос и, оглядев меня и светловолосого пленника, усмехнулся.

– Удалось по пути принять золотой душ? Как развратно! Я впечатлен.

– Придержи это при себе, – решительно сказала я, отпустила ссыкуна и приказала не сбегать. Поскольку я также приказала молчать и не бояться, он встал на месте, с легким любопытством размышляя о том, что существа со светящимися глазами поймали его в ловушку.

Прежде чем снова заговорить, я обрушила на него всю мощь своего гипнотического взгляда.

– Когда я задам вопрос, ты ответишь только правду, понятно?

Он кивнул, сопровождая жест мысленным "да".

– Как тебя зовут? – спросила я для начала, поскольку не могла продолжать звать его ссыкуном. Пусть даже мои штаны и доказывали точность прозвища.

– Джеймс Франко.

– Как актер? – не удержалась я.

Черты его лица смягчились от улыбки.

– Да, только беднее и уродливей.

Мне не хотелось считать Джеймса весельчаком. При его-то работе это наверняка не сулило ничего хорошего.

– Не говори ничего, кроме ответов на мои вопросы, – сурово велела я. – Ты знаешь, что мы такое?

– Да.

На сей раз ответ прозвучал апатично. Я кивнула.

– Хорошо, это сэкономит время на объяснения. А знаешь ли ты, кто мы?

– Нет.

Похоже, у меня не было нужды скрывать свое лицо.

– Никогда не слышал имя Кэт Кроуфилд?

– Нет.

Мы с Яном обменялись удивленными взглядами. Из-за контроля над его сознанием мысли Джеймса текли вяло, но подтверждали правдивость ответа. Не то чтобы я думала, будто он притворяется загипнотизированным.

– Чем ты занимаешься на работе? – может, нам снова не повезло, и мы поймали бестолковую канцелярскую крысу...

Джеймс принялся описывать сложный процесс анализа ДНК, а еще сращивания и перекрещивания генов. Я не поняла и половины из сказанного, но суть была ясна: Джеймс находился в самой гуще экспериментов Мэдигана.

– Содержатся ли у вас в плену такие, как я? – спросила я, для наглядности показывая клыки.

– Нет.

– Как это нет, черт возьми? – рявкнула я от досады. Если Тейт и Хуан не там, то и Дэйв с Купером тоже. Проклятье, а ведь это было наше лучшее предположение!

– Испытуемых держат другом месте, – ответил Джеймс на мой риторический вопрос.

– Где? – опередил меня Ян.

Джеймс моргнул.

– У меня нет доступа к такой информации.

Когда я схватила его за плечи, приподняла от земли и почти затрясла от внезапно нахлынувшей надежды, справа из леса не спеша вышел Кости.

12
{"b":"217875","o":1}