ЛитМир - Электронная Библиотека

Он был прав. Он почти всегда был прав, а я так редко его слушала. Хотя сейчас я его послушала. Собравшись с силами, я снова укусила шею Тейта, но посмотрела на Мэдигана, когда начала глотать.

Ты не победил. Ты просто пока об этом не знаешь.

Глава 16

Они убрали Тейта, как только я выпила из него около литра, но вернули его после того, как Мэдиган почти истощил меня на первых этапах теста.

Судя по мыслям Доктора Очевидность они были очень рады предварительным результатам, поскольку в моей крови, кажется, была ДНК гуля.

Меня это удивило. Когда я была полукровкой, каждый знал, что меня могли бы обратить в упыря, и таким образом я бы унаследовала способности обеих видов.

Вот, почему два вида почти устроили войну из-за меня. Даже в качестве полноценного вампира, мое сердце билось, когда я была в экстремальных ситуациях, и моя диета была необычной – два факта, которые мы держали в секрете, чтобы гули больше не воспринимали меня как угрозу для обеих видов.

Если эти тесты были правильными, я все еще была ею.

Кстати, о войне, где Дениз? Прошел почти день с тех пор, как она пронеслась под дверью.

Ей нужно поторопить свою пушистую задницу до того, как Мэдиган начнёт передавать результаты исследования моей крови другим заинтересованным сторонам. Чего она ждала?

Другая, худшая мысль пробралась в мою голову.

Возможно, она ничего не ждала. Может, крыса, которую я видела, всего лишь простая крыса, спрятавшаяся в одежде Кости, чтобы защитится от шквала автоматных очередей, и потом убежать при первой возможности. Не моя замаскированная подруга.

Если так, то придётся полагаться только на себя. Я была привязана обнажённой к столу, не способная освободиться, не говоря уже об освобождении Тейта, Хуана, Дейва и Купера. Или заставить Мэдигана заплатить за то, что он сделал.

Черт, я даже не могла предотвратить то, как Доктор Очевидность воткнула очередную иглу в мою яремную вену для забора большего количества крови.

"Безнадёжность" – так можно было описать моё положение.

Отчаяние пробралось в мои эмоции, углубляясь в яму тьмы. Если бы только это было самое худшее, что могло случиться со мной, но ведь Кости ушел.

Даже если бы здесь магическим образом появилась Дениз, и нам бы удалось убить всех, кроме моих друзей, его все еще не было бы. Слезы начали течь из моих глаз. Все, что от него осталось – это тело в морозильнике и совсем немного крови, которую еще не выкачали...

Кровь.

Через чёрное болото безнадежности пробрался луч света. В моем организме все еще было немного крови Кости, а это значило, что у меня есть его способности, которые я получала от крови каждого вампира или упыря, у которого пила.

Даже с помощью его невероятной силы, я не могла сдвинуть эти титановые ремни, держащие меня прикованной к столу, но это не было его самым удивительным трюком. Было кое-что новенькое.

Я ждала, пока Доктор Очевидность не закончила с последним забором крови и не исчезла на другом конце комнаты, прежде чем я начала с самого маленького ремешка.

Тот, которым была пристегнута моя голова. Я не сдвинула с места ни одной мышцы, пытаясь сдвинуть ремень с места, но вместо этого я сконцентрировалась на представлении ремня расстёгнутым.

Ничего.

Ладно, у меня не получилось с первой попытки. Когда что-то важное было так просто сделать? Я закрыла глаза и опять сконцентрировалась, пытаясь открыть ремень силой мысли. Еще немного, еще чуть-чуть, еще раз, должно сработать...

Все еще ничего.

Я отчаянно вздохнула. Эта способность должна быть мне подвластна. Мои навыки чтения мыслей я получила от Кости, хотя предполагаю, что Кости не полностью освоил, и он все еще изучал свой новый телекинез.

Поэтому мы предположили, что у меня его нет, но все же, он должен был быть, не смотря на то, что я не использовала его ранее.

Неужели металлический ремень немного завибрировал? Я не могла быть уверенной, но я говорила себе, что да, я сделала это. Тогда я еще больше сконцентрировалась, желая, чтобы те вибрации возрастали до тех пор, пока не оторвали бы его.

Но ничего не произошло. Я не почувствовала ни щелчка, ни вибраций, ничего, кроме холодного металла против моего лба и моей возрастающей злости на то, что Мэдиган, возможно, выиграл в конце концов.

Черт, я, наверно, не достойна того, чтобы его убить, но он заслужил поражение! И Кости тоже кое-что заслужил.

Он был на этой пристани, потому что пытался защитить меня, так что последнее, чего бы он хотел – это меня, застрявшая на этом столе, в качестве последней подопытной крысы Мэдигана.

Он хотел бы, чтобы я освободилась и устроила ад всем, кто помог заточить его людей, кто застрелил его, и кто затолкал меня в эту запутанную подземную лабораторию – особенно мудаку, который управлял всем этим.

Если бы Кости был тут, он бы требовал, чтобы я перестала пытаться избавиться моих сковывающих ремней и заставила их лететь через гребаную комнату, чтобы ударить Доктора Очевидность прямо между...

Щелчок.

С этим единственным, славным звуком, давление на моем лбу исчезло. Хотя Доктор Очевидность не услышала его. Когда я повернула беспрепятственно голову в ее сторону, она внимательно смотрела в свой компьютер, мысленно решая уравнения на проценты сходства моих геномов с процентами человеческих и обычных вампирских клеток.

У нее бы не было шанса закончить свои заключения. Злость всегда была катализатором моих способностей, но в моем почти сокрушительном состоянии горя, я забыла об этом. Как уместно, что вспоминание о Кости напомнило мне об этом. Теперь все, что я должна было сделать – это выпустить наружу свой гнев, и думать о всем, что произошло, это легкая часть.

С толчком топлива ярости из моей головы, остальные шесть ремней распахнулись с несколькими щелчками. Это привлекло внимание Доктора Очевидность, но до того, как ее рука успела скользнуть ко рту в неверии, я пересекла комнату, и подняла ее за лацканы халата.

– Нас не представили друг другу должным образом, – сказала я со злым мурлыканьем. – Я – Рыжая Смерть, а ты – мертвец.

Глава 17

После того, как я разорвала ей глотку, я сняла халат с трупа Доктора Очевидность и его надела.

Не потому, что я хотела одурачить всех, будто я здесь работаю, просто как-то неприятно разгуливать голышом, во время убийственной шалости.

Тогда я обыскала комнату на предмет оружия, прекрасно понимая, что у меня лишь несколько секунд. Как и в любом другом месте этого учреждения, там были камеры наблюдения.

Конечно, вскоре взорвался возглас тревоги. Я только успела найти два полуавтоматических пистолета и две дополнительных обоймы, этого не достаточно, но придется обойтись.

Тогда я ворвалась в двери прямо перед тем, как они закрылись и толстые засовы вошли в дверной косяк, что-то похожее на автоматическую блокировку.

Оказавшись в коридоре, я мысленно послала приказ приблизиться ко мне, вместо того, чтобы бежать от меня прочь.

Как только солдаты завернули за угол, я рванула вперёд, падая животом на плитку с достаточной силой, чтобы сломать рёбра.

Боль была ужасной и мгновенной, но прямо над головой у меня свистели пули. Я вытянула руки вперед, и полированная поверхность плитки несла меня, в то время как я стреляла до тех пор, пока не закончились патроны.

Охранники падали с многочисленными звуками от ударов. Они были оснащены кевларовыми жилетами и стальными воротами на шее, но хотя их козырьки могли защитить от контроля разума, они не были пуленепробиваемыми.

Я сунула пистолеты в карманы, а потом схватила столько автоматов, сколько могла унести.

Так то лучше.

Но радоваться было еще слишком рано. В коридоре послышались звуки панического бегства.

Я огляделась по сторонам, решая, что быть открытой слишком рискованно, даже с моим новым арсеналом, и рванула вверх с силой, достаточной, чтобы пробить потолок.

24
{"b":"217875","o":1}