ЛитМир - Электронная Библиотека

Это не было вопросом. Я втянула воздух от ужаса. Что если она хочет проткнуть ими глаз Кейти-Дениз?

Менчерес подошел к телу демона, и отломил руку Трува, будто это всего лишь сухая ветка.

– Достаточно? – спросил он, протягивая их.

Веритас взяла кость и серьёзно осмотрела.

– Достаточно.

Затем, к моему огромному облегчению, она прошла мимо изуродованного тела Кейти даже не посмотрев, чтобы присоединиться к другим Стражам Закона.

Никто из них не посмотрел на меня. Это хорошо. Я не хотела видеть никого из них никогда снова.

– Мы закончили, – заявил седовласый лидер. – О твоем сотрудничестве будут помнить, Менчерес.

– Как и его предательство, – сразу же бросил Кости, произнося первые слова вслух, с того момента как Тонос схватил Кейти.

Потом он взглянул на Менчереса.

– Я поклялся на крови, чтобы совместно управлять нашими линиями. Ради безопасности моего народа, я не отказываюсь от этого, но моя жена и я уезжаем, и вы не увидите нас очень долго.

Менчерес склонил голову.

– Я понимаю и повторяю, что искренне сожалею.

– Слишком кровавое право для тебя, – сказал Ян с отвращением.

Ян подошел к Труву и очистил пиджак демона от останков костей. Затем взял его и обернул им тело Кейти, голову и все остальное. Поскольку она была очень маленькая, он полностью ее скрыл.

Мари, Стражи Закона и члены совета ушли, больше ничего не сказав. В течение нескольких мгновений их топот эхом разносился по этажам книгохранилища, а затем все стихло.

Гнетущая сила, которая от них исходила, рассеивалась до тех пор, пока не осталось ничего кроме энергии, излучаемой Менчересом.

С ощутимым треском, кокон, в котором я была заключена, исчез. Как и у Кости с Тейтом. Мы вдвоем бросились к вороху одежды перед Яном, но Тейт пошел прямо к Менчересу и ударил его так сильно, что я услышала, как ломаются кости руки.

– Я убью тебя за это, – поклялся он сдавленным голосом.

Я почувствовала импульс силы, вероятно, Менчерес вернул невидимые ограничения, но я не отходила от небольшого бугорка передо мной.

Я протянула руку, но остановилась. Я боялась отодвинуть ткань и боялась этого не делать. Найду ли я то, на что надеюсь, или осознаю, что мои страхи стали реальностью?

Менчерес опустился на колени возле меня. Когда он взглянул на останки под пальто, отрицание исказило его мрачные и красивые черты лица.

– Чарльз убьет меня, как только узнает об этом.

– Только после того как закончит поджаривать мою задницу, – парировал Кости таким же мрачным тоном.

– Чарльз? – слова Яна звучали одновременно разгневанно и смущенно. – Какое он имеет отношение ко всему этому?

– Прямое, – ответил Кости, тщательно подбирая пальто и прижимая сверток к груди. – Я объясню позже. Захвати Тейта и старайтесь не отставать. Менчерес?

– Я следую за вами, – ответил его соправитель, посылая мне одну из своих редких улыбок. – За всеми вами.

У меня не было случая ответить. Или спросить, если в свертке, который нес Кости, была Дениз, то где Кейти? Менчерес схватил окровавленный клинок и остатки скелета Трува, затем мы все поднялись в воздух.

Прежде чем мы достигли крыши, она взорвалась, образовав дыру, позволяя нам пройти беспрепятственно. Затем пустые окна на первом этаже изменились, металлические каркасы вывернулись наружу словно голые конечности, тянущиеся к небу. Мы пролетели мимо них, в ночь, ничего не оставляя после себя в разрушенном здании кроме крови и запаха серы.

Переводчики: Shottik

Редактор: natali1875

Глава 37

Менчерес доставил нас обратно в Чикаго, но не в большой особняк, который делил с Кирой. Как только мы достигли городских окраин, то приземлились на задний двор двухэтажной церкви.

Было далеко за полночь, поскольку внутри не горело ни одной лампы. Из-за шума, доносящегося из окружающих зданий, невозможно различить была ли она хотя бы пуста. Это можно сделать позже, но частично Чикаго все еще бодрствовало, и мы находились прямо на границе с самым оживленным районом города.

Кости положил сверток, который держал, и последовал за Менчересом сторону боковой двери. С той скоростью, с которой Менчерес перенес нас сюда, я не смогла подтвердить опасения, по поводу кто завернут в пальто, поскольку ветер унес бы мои слова. Сейчас же, вопрос вылетел из меня, как пуля из ружья.

– Это Денис?

Боковая дверь открылась, и Менчерес зашел внутрь. Кости взглянул на меня, колеблясь.

– Да.

Мышцы под коленями превратились в желе. Радость удержала меня в вертикальном положении, а беспокойство заставило мой желудок екнуть. Я все еще могла видеть две разделенные части под пальто, которое держал Кости.

– Дениз? – спросил Тейт недоверчиво.

Ян низко присвистнул.

– Ты прав, Чарльз убьет тебя, и это в том случае если она восстановится от этого. Если нет, он будет пытать вас несколько десятилетий.

Страх за мою лучшею подругу заставил мой голос дрожать, не обеспокоенность по поводу слов Яна.

– Сможет ли она восстановиться от этого? Конечно, другие демоны говорили, что только кость их собратьев может убить, но обезглавливание убивает сто процентов остального населения.

– Полагаю, мы это выясним, – пробормотал Кости.

Затем он исчез за той же самой дверью что и Менчерес. Я последовала за ними, слишком переживая за Дениз, чтобы прокомментировать всю иронию выбора церкви для того, чтобы увидеть сможет ли кто-то заклейменный демонической сущностью себя воскресить.

В задней части были небольшая кухня, три кабинета и комната отдыха. Кости и Менчерес прошли мимо всех них, войдя в главное святилище через боковую дверь

Запах свечей, ладана и полировки для дерева заполнил воздух.

Витражи окаймляли верхнюю часть святилища, преобразовывая обычный свет с улицы в лиловые, синие, янтарные и изумрудные лучи.

Которым окрасились пустые скамьи, клирос[23] и крест, висевший в центре над алтарем.

Кейти стояла под ним, в окружении Горгона, Киры и человеческого мужчины, который казался смутно знакомым. Я не стала дважды смотреть на них, поскольку не могла оторвать глаз от дочери.

Кейти – жива. Здорова. Невредима. Меня охватило желание обнять ее, закружить от счастья... и броситься на колени, рыдая, благодарить Бога.

Оба действия ее напугали бы. Она уже добилась огромных успехов, стоя там, вместо того чтобы убежать или попытаться ударить кого-то, и зрелище, как я бьюсь в истерике, вряд ли успокоит.

Вместо этого я улыбнулась, пока приближалась медленными, размеренными шагами.

– Привет, Кейти. Я вижу, ты познакомилась с моими друзьями.

Цветные лучи танцевали на ее личике, когда она шагнула ко мне, склонив голову на бок.

– Я осталась с ними, как ты и просила, – ответила она высоким, музыкальным голосом.

Как я просила? Прежде чем я успела спросить, что она имела ввиду, Тейт прошел мимо меня и остановился, едва увидев Кейти. Судя по его ошеломлённому выражению лица он не верил, в то, что мы рассказали ему о Дениз, до этого момента.

– Кейти, – выдохнул он таким же благоговейным шепотом, каким говорят большинство людей, находясь в церкви. Затем он опустился на колени, и его широкие плечи задрожали от рыданий.

Ее глаза расширились, и она оглянулась по сторонам. Да, забеспокоилась, как я и думала. Я толкнула Тейта и прошептала:

– Соберись, ты пугаешь ее, – сохраняя улыбку на своем лице.

Кости достаточно отвлек внимание, когда уложил громоздкое пальто на ближайшую скамью. Когда он отодвинул окровавленную ткань, я была не единственной, кто задохнулся от ужаса от увиденного под ним.

Точная копия головы Кейти лежала на груди хрупкого, миниатюрного тельца. Маленькие бледные руки покоились сверху, и складывалось впечатление, словно обезглавленный двойник прижимал её голову к груди.

вернуться

23

место, где стоит хор.

56
{"b":"217875","o":1}