ЛитМир - Электронная Библиотека

Каким бы волнующим не было данное зрелище, я больше расстроилась, что не обнаружила ни намека на регенерацию тканей. Дениз не исцелялась от ужасной травмы.

Кости показывал туже озабоченность.

– Натаниэль, – позвал он строго, – почему она все еще не отрастила новую голову?

Натаниэль. Сейчас я вспомнила, долговязый рыжий был более старым сородичем Дениз. Однажды его тоже заклеймила демоническая сущность, поэтому он не постарел за века.

– Как много времени прошло с тех пор? – спросил Натаниэль, звуча более удивлённым, чем обеспокоенным.

– Около двух часов, – ответил Кости.

Разумом я понимала, что он прав, но казалось, будто всего несколько минут назад вы покинули книгохранилище. Эмоции действовали подобно машине времени, замедляясь или мчась вперёд в зависимости от обстоятельств.

– Почему она выглядит как я? – спросила Кейти крайне спокойным тоном.

Я подавила стон. Я так тревожилась о Дениз, что и не подумала оградить Кейти от увиденного. Всего один день в качестве матери, и уже облажалась, позволила ребенку смотреть на обезглавленное тело.

– Эээ, я думаю нам стоит отвести ее в другую комнату, – начала я.

– Она перевёртыш, – оборвал меня Кости, отвечая на ее вопрос, не заботясь, что Кейти это видит. Возможно, потому что все еще был под кайфом от крови демона.

Когда Кейти продолжила смотреть, Кости пояснил.

– Перевёртыши могут превращаться в кого угодно, кого видели или представили. Поскольку люди пришли за тобой, она обратилась в тебя. Что позволило Горгону, забрать тебя не заметно.

– Почему она помогает мне? – спросила Кейти.

Я ответила ей, и мой голос звенел от волнения.

– Потому что она мой друг, и она знает, как я не хочу, чтобы ты умерла.

В течение нескольких моментов, маска на лице Кейти пошла трещинами так, как я прежде не видела. Ее рот медленно изогнулся в подобие улыбки.

– Ваш обман великолепен, – сказала она слишком официальным тоном.

Ужасный момент номер два для матери: я не могла заставить себя сказать Кейти, что узнала о подмене Дениз за несколько секунд до того, как Тонос поднял меч.

Так мало того, я бы признала то, что, не смогла выполнить свое обещание, оберегать ее спустя минуту после клятвы, но Кейти мне улыбнулась. Да я из кожи вон вылезу, сочиняя любую ложь, чтобы получить что-то подобное.

– Спасибо, – сказала я, борясь с желанием ее обнять.

Ее улыбка померкла слишком быстро.

– Но теперь когда оно умерло, мы должны избавиться от него, пока не начало вонять.

Я вздрогнула от таких холодных рассуждений и от страха, что Кейти может оказаться права. Господи, позволь Дениз восстановиться от этого! То, что она сделала, выходило за рамки дружбы... и за пределы храбрости.

Я не переживу, если она уйдет навсегда за свой бескорыстный поступок. Даже от одной мысли мне захотелось плакать над ее останками, пока во мне ничего не останется.

– Не оно, – ответила я хрипло. – Она, Кейти. Она.

Перед нами стояла сложная задача – искоренить бессовестное обучение Мэдигана. Кейти было семь, и ее жертвами могли стать десятки, и где-то внутри этой рано повзрослевшей воинствующей оболочки жила маленькая девочка. Просто нужно поглубже копнуть, чтобы найти ее.

– И Дениз не мертва, – добавила я быстро, мысленно молясь, чтобы это оказалось правдой. – Она оправится от этого.

Кейти выразила свое сомнение медленным, серьезным блеском в глазах.

– Она возвращается, малыш, – подтвердил Натаниэль, его уверенный тон стал бальзамом для моих страхов. – Со мной произошло тоже самое однажды, и вот я здесь, целый и невредимый. Она будет в порядке. Увидишь.

Ян бросил насмешливый взгляд на крест над нами.

– Лучше надейся, что нас услышат, приятель, или, как только Чарльз придет, мы все по....

– Полностью осознаем, – прервала я, глядя на него. – Полностью осознаем, как ужасно потерять ее.

Ян фыркнул.

– Мой язык – наименьшее из твоих проблем, Жница.

Правда, но...

– Каждый начинает с чего-то, Ян.

– Тихо. Я что-то слышу.

Голос Менчереса прогремел на всю церковь, и все обратили взгляд на него. От его серьезного выражения я напряглась. Кто-то из членов совета или Стражей закона последовал за нами?

Затем потрескивание привлекло мое внимание обратно к скамейке, и от ужаса у меня перехватило дыхание. Голова – двойник не Кейти съежилась, кожа и мышцы исчезали с той же скоростью, как и у Трува, когда я ударила его во второй глаз.

Копна грязных каштановых волос тоже изменилась – свернувшись в никуда, будто их сожгли невидимым пламенем.

Спустя несколько секунд, остался только голый череп. Крик вырвался из меня, когда и он с хлопком взорвался, исчезая до тех пор, пока не осталась маленькая кучка пыли.

– Нет, – прошептала я. Ох, Дениз, нет!

Что-то заколебалось над безголовыми останками, сероватого цвета и так быстро, что напомнило мне безумные Остатки во время убийства.

Затем всё изменилось став бледно-розовым вместо пепельного, бурно росло из маленького, безжизненного тела словно волна за волной ударялась о берег. Вместо того чтобы усыхать тело не-Кейти увеличивалось до тех пор, пока одежда, которая осела из-за избыточности материала, не растянулась и напряглась.

Я не помнила, как подошла к ней, но так или иначе я стояла над скамьей, смотря вниз недоверчиво, когда казалось будто атлас цвета красного дерева изливался из зияющей дыры на шее.

Бледный шар продолжал расширяться словно воздушный шар под напором крана. После еще одного размытого движения стала различаться новая кожа. Прямо как верхний бутон выталкивался из ее окровавленного тела, изменялись формы, заменяя на нормальные, соблазнительные пропорции, темные ресницы затрепетали, открывая карие глаза, которые моргнув посмотрели на меня.

– Кэт, – пробормотала Дениз. – Сработало?

Я опустилась на колени со счастливых всхлипом, вырвавшимся из меня. Это был единственный ответ, на который я была способна.

Эпилог

Большой корабль подпрыгивал на бурных волнах Атлантики, удерживаемый на месте с помощью якоря, брошенного час назад. ЖНИЦА раньше гласили красные буквы на корпусе, но теперь буквы, ставшие зелеными от морской пены, гласили ПЕРЕДЫШКА.

Мне больше понравилось новое название. Оно означало, что моя жизнь течёт в новое русло.

С Кровавой Жницей, для всех целей и замыслов, было покончено. По крайней мере на долгое, хорошее время.

Сообщество вампиров и гулей поверили в исчезновение Кости и меня, поскольку я убита горем, а он по-крупному злится на соправителя. Только горстка людей знала, какой сценарий правильный.

Большинство из этих людей собрались на скалистой береговой линии Новой Шотландии около четверти мили от того места, где наша лодка встала на якоре.

Нам не представилось шанса должным образом попрощаться раньше, особенно с некоторыми, находящимися на другом конце света, пока происходили события в Детройте и Чикаго. С тех событий прошло пару недель.

Теперь, Спейд больше не пытался избить Менчереса и Кости при встрече.

Он по-прежнему коса поглядывал на них, и его рука постоянно находилась на талии Дениз. Он даже не отпустил ее, когда Дениз обняла меня, после того, как я и Кости, выбрались из нашей лодки.

– В тысячный раз, я в порядке, – Дениз упрекнула Спейда, сжимая его руку. Потом улыбнулась мне. – Всё же я никогда больше не хочу проделать это снова. На самом деле больно не было, но вы знаете, какое-то время я все еще могла видеть, прежде чем потеряла сознание?

Я всегда буду благодарна... и поражена тем... что она сделала. То, что Денис может шутить об этом сейчас, показало, насколько сильно она храбра.

Что касается Кейти, мы учили ее нормальной речи вместо военного жаргона, среди всего остального, стараясь нейтрализовать обучение Мэдигана. Это займет некоторое время, и мы с этим справимся.

Вчера она впервые рассмеялась, увидев, как моя мать шлепнула Тейта, когда Кости выловил морского окуня, и мужчины сцепились, споря, как лучше его приготовить.

57
{"b":"217875","o":1}