ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ким, тебе нужно было поступать в философскую академию, – заметил Фабиан. – То-то бы они там все обрадовались.

– Нет, на это я не гожусь. На то, что я сейчас сказал, философ потратил бы по меньшей мере полчаса, – заявил Ким, у которого велеречивые теоретики всегда вызывали отвращение.

– Скажи ты такое на философском факультете, так они бы три дня подряд объясняли тебе, почему предметы, которые ты видишь, в действительности совсем иные. Впрочем, это доступно пониманию лишь настоящего философа, а не обычного разумного человека, – закончил Фабиан.

– Вот поэтому я всегда хватаюсь за свой топор, когда слышу подобные рассуждения, – пробурчал Бурин.

– Пойду-ка я, пожалуй, спать, – зевая, объявил принц. – А с утра мы займемся рукописями.

– Надеюсь, не на заре? – спросил Ким.

– Нет-нет! Принц редко покидает свое ложе до обеда, – сказал Бурин, чтобы поддеть друга.

– Толстяк, сделай одолжение! – возразил Фабиан. – Думаю, для начала мы все-таки должны хорошенько выспаться. На свежую голову процесс пойдет лучше.

– Стареем, – пробормотал Бурин. – Раньше мы по-другому говорили.

– Но, перед тем как отправиться спать, докурим этот славный табачок.

Но только Ким собрался набить трубку, раздался сильный стук в дверь.

– Откройте! – приглушенно донесся через зал в библиотеку чей-то голос.

Ким сразу узнал его и был уже на полпути к двери, когда к нему присоединились Фабиан с Бурином.

– Кого это принесло так поздно… – бурчал гном.

– Это мой наставник и друг магистр Адрион Лерх. Он не особенно легок на подъем, да и любопытство по поводу гостей вряд ли привело его ко мне. Думаю, что-то случилось.

Стук поднял с постели и Марину. Мигом накинув на себя халат и держа в руке лампу, она добралась до двери быстрее Кима.

Когда дверь открылась, в дом хлынул ливень, так что Ким инстинктивно прикрыл лицо рукой.

– Что за дрянная погода! – вырвалось у магистра, когда он ввалился в прихожую.

К удивлению Кимберона, он был не один. Вместе с ним находился чужеземец. Бледное, высокое и худое существо с волосами лунного оттенка, которые в свете лампы отливали белым золотом. Он был выше фолька, но тонкие черты лица с выступающими скулами и острые уши, равно как и блестящие глаза, отличали его и от человека…

От изумления Ким раскрыл рот. Он хотел уже было поприветствовать незнакомца, однако на ум не приходило ни одно слово эльфийского языка, который он когда-то изучал.

Эльф выглядел так, будто только что покинул поле битвы. На лице и руках виднелись кровоподтеки и царапины, одежда его была разорвана и насквозь мокрая, волосы на голове взъерошены, под глазами темные круги. На лице написаны страх и ужас.

– Что случилось? – спросил Фабиан.

– Разве вы не видите, что молодой человек сильно избит, – вмешалась в разговор Марина. – Господин Кимберон, не будете ли вы столь любезны дать мне пару простыней? Тем временем господин Бурин подогреет ужин, не правда ли? – Бурин смущенно кивнул. – А я осмотрю раны. Помогите мне, эээ… Ваше Высочество! – Практичная Марина взяла командование на себя.

Эльф смирился с судьбой и с помощью Фабиана вошел в дом. Его раны на поверку оказались неопасными, за исключением одной на правом плече, где кожа была глубоко рассечена.

Сначала он отказывался от еды, но когда попробовал суп, то понял, насколько проголодался. От предложенного пива эльф отказался, но зато с жадностью выпил целый кувшин воды.

Только после того как незнакомец наелся и напился и, закутанный в одеяла, уселся в кресло, он начал приходить в себя. Выглядел он уже заметно лучше.

– Да пребудут с вами благословение Владыки и милость Владычицы! – произнес эльф. Голос его звучал тихо, но так мелодично, что его понимали все, кто находился в помещении. – Благодарю вас за оказанную помощь, – продолжал он, – но я не могу здесь задерживаться. Я должен как можно быстрее добраться до Великого Ауреолиса.

– Что вы собираетесь делать в Империи? – как бы мимоходом спросил Фабиан.

Но хорошо знающие его друзья заметили, каким напряженным сделался он. Если до сих пор эльф вызывал лишь любопытство Фабиана, то эти слова привели принца в волнение.

– У меня имеется важное сообщение для правителя Империи. Это вопрос жизни и смерти.

– Как удачно, – пробурчал Бурин. – Думаю, этот любопытствующий верзила сэкономит вам часть пути.

– Не понимаю.

– Этот молодой человек, разумеется если с ним ничего худого не произойдет, однажды взойдет на трон. Словом, вы имеете честь видеть Фабиана, Князя Турионского, кронпринца Империи и наследника Орлиного Престола в Великом Ауреолисе.

– Перестань, – вставил Фабиан, – ты пугаешь людей.

– Вас послала мне сама Владычица! – вырвалось у эльфа. – Я Гилфалас, сын Инглопиона, короля Талариэля.

– Ну и ну, – послышался голос Бурина, – у нас тут собралось славное общество: два принца, а также прежний и нынешний хранители Музея истории. Простой гном не очень-то сюда вписывается. Я умолкаю.

Фабиан с раздражением взглянул на Бурина.

– Я должен кое-что поведать вам, Ваше Высочество… – начал Гилфалас.

– Меня зовут Фабиан, Пробужденный, – сказал принц.

– Тогда и вы зовите меня Гилфаласом, – ответил эльф.

– Пожалуйста, расскажите все с самого начала, – вмешался магистр Адрион.

– Не уверен, могу ли я доверить… – засомневался было Гилфалас.

– Думаю, что можете, – с определенностью сказал Лерх. Несмотря на свой маленький рост, этот старик с седой бородой и кустистыми бровями говорил так, как будто привык, чтобы следовали его указаниям. Его глаза смотрели сурово.

– Пожалуйста, рассказывайте, – попросил Фабиан.

Эльф раздумывал. Затем он заговорил:

– Я узнал тайну моего народа, но мне запрещено об этом говорить до тех пор, пока мой отец не снимет с этого запрет или пока моей жизни не будет угрожать смертельная опасность. Я могу сказать лишь следующее: след, по которому я шел, вел меня на северо-запад мимо болот Эльдерланда. По ту сторону устья реки находится старая сторожевая башня эльфов, называется она Тор Андрает – Башня Запада; там должен был храниться ключ к тому, что я разыскивал.

– И что вы нашли? – спросил Ким, которого интересовала история родной страны. Спросил, хотя в данном случае и предвидел ответ.

– Я обнаружил руины, подтачиваемые ветром и приливами. Но с вершины башни я увидел море…

Его голос принял иное звучание, стал нежным и мелодичным:

Ай, на ведуи талайна эваниет,
Тай элесса а-глас тивай н-Андрает,
Тувай меллуи альта мор-анниет,
Лувай а-морниё…

Он покачал головой, как будто очнулся ото сна.

– Если элоаи мечтают, – сказал он, – они мечтают о море. – Он замолчал, а затем продолжил: – Так я стоял и взирал на вечно беспокойные волны, и мой взгляд простирался все дальше и дальше за горизонт до той границы, где вид теряется и только сияние покоится над водой подобно матовому зеркалу…

– Ограничительный Пояс, – выдохнул Фабиан.

– … и там я увидел парус. Черный парус.

– Но это невозможно, – вымолвил принц. – Ограничительный Пояс невозможно прорвать. Он непреодолим. – Однако в его голос закралось сомнение.

– Вслед за первым парусом возникли другие, вслед за первым кораблем, который я высмотрел, появилась могучая флотилия. Я должен был сразу бежать оттуда, но не мог поверить тому, что вижу, и пробрался ближе к берегу. Я прятался в зарослях камыша, когда корабли появились в видимом горизонте, слышал скрип килей по песку, когда они пристали к берегу, слышал звук кованых сапог. О, я знаю этих тварей и не боюсь их, но в своем любопытстве я стал слишком неосторожен. И тут появились мои темные братья. А один из них заметил меня.

И вот что я должен сообщить императору: темные эльфы уже здесь!

Когда я бросился бежать, они и их твари бросились за мной. Я вскочил на коня, но он пал, пронзенный стрелами, так что я едва успел выбраться из-под него. Они гнали меня как зверя, день, ночь и следующий день. Лишь переплыв реку, я оторвался от преследователей. На берегу меня обнаружил магистр Лерх. И выглядело это так, словно он меня там поджидал.

9
{"b":"21790","o":1}