ЛитМир - Электронная Библиотека

Где-то вдали мелькнул красноватый свет факела: вероятно, их все еще искали – эльфа, гнома, человека и кого-то похожего на ребенка.

Ким все свое внимание обращал на дорогу. Что-то прошмыгнуло мимо; он понадеялся, что это всего лишь крыса. Улицы не отличались чистотой, и камни для перехода, которые днем позволяли избегать нечистот, ночью могли стать причиной падения.

Он снова увидел высокое черное строение, прежде чем они оказались непосредственно перед ним. Он взглянул вверх. На фоне танцующих облаков фасад огромной башни казался неумолимо падающим на наблюдателя. Если уже при свете дня строение казалось сплошной черной массой, то при матовом свете луны было совсем невозможно разглядеть какие-либо детали. Все же Ким надеялся рассмотреть архитектурные формы: каменные остроконечные арки с почти сходящими на нет косяками, глухие фронтоны и контрфорсы, украшенные фиалками. Однако там, где он ожидал увидеть фигуры крабов и ползучие цветы, в ночном небе вытягивались уродливые силуэты чаш, снабженных пастями и когтями,

– Это выглядит как творение эльфов, – предположил он, – но несколько в другом роде…

– Мы называем это готическим стилем, – произнес магистр, который вновь обрел дар речи, – «варварским», по старому значению этого слова. Здесь варварство поднялось до искусства.

– У нас нет времени дискутировать об истории искусств, – прошипел Фабиан. – Мы должны попасть внутрь.

Взгляд Фабиана прошелся по фасаду здания вдоль и вверх.

– Смотри! – сказал он Киму. – Там открыто окно.

Ким тоже его увидел.

– Оно слишком маленькое. Как ты туда пролезешь?

– Я – нет. А ты наверняка. Если взберешься ко мне на плечи, то сможешь мимо этих водяных чаш добраться до карниза.

Ким нахмурился. Мысль лезть в такую темень по неизвестному и столь негостеприимному зданию наверх вызвала у него резь в животе.

– Знаешь, я не страдаю головокружениями, – высказался он. – Попробуем.

Фабиан встал на колени, и Ким взобрался ему на плечи. Затем Фабиан выпрямился, и фольк, держась руками за стену, встал на плечи принцу.

– Не достаю, – сказал он. – Ты должен еще меня поднять.

Фабиан взялся за ноги Кима и поднял его.

– Достаточно? – задыхаясь, спросил он. Ким нащупал выступ, за который мог ухватиться. Его ноги нашли опору на карнизе.

– Я наверху!

Луч света, упавший сквозь облака, осветил место, где он находился, и Ким увидел огромный закрытый глаз. Он принадлежал жутковатому гибриду дракона и собаки. Ким ухватился как раз за его губу.

Глаз открылся.

У Кима замерло сердце. Глаз уставился на него. Он был полон бесконечной ненависти. В следующее мгновение глаз различит его, и драконья пасть сторожа откроется.

Загремел гром. Молния осветила ночь. Ослепленная горгулья прикрыла глаз. С невероятной быстротой Ким перебрался дальше в направлении стены и застыл неподвижно. Однако сторож опять казался погруженным в каменный сон, из которого он пробудился лишь на короткий миг. Все было тихо.

Ким с облегчением выдохнул. Он подтянулся и был уже на карнизе, который проходил под верхним этажом. Скоро он достиг окна, которое они высмотрели. Оно было больше, чем выглядело снизу. Одна створка окна была открыта.

– Я внутри! – прокричал он сдавленным голосом.

– Поищи теперь дверь! – послышался голос Фабиана.

Ким взглянул вниз. От подоконника, на котором он стоял, до пола было футов десять. Он закрыл глаза и прыгнул.

Приземление заставило его резко согнуть колени и почти лишило дыхания. Что-то скользнуло под его ногами, послышался треск, потом он в чем-то запутался. Скорчившись на полу, он прислушался. В помещении что-то двигалось. Призрачные тени извивались тут и там, ловя остатки света. Казалось, какие-то фантастические создания разбегаются в стороны. Ким оцепенел от ужаса. Его пальцы нащупали что-то похожее на бумагу или пергамент. Стало очевидно, что именно это чуть не сбило его с ног. Он почти машинально заткнул лист за пояс.

Зарница осветила небо, на миг – короче одного удара сердца – она озарила и помещение, где он оказался. Внезапно Киму стало ясно, что за тени здесь мелькали: это были бумажные листы, листы повсюду, сохнувшие на веревках, как выстиранное белье, листы с надписями на них, черные буквы в неверном свете выглядели как ползущие насекомые.

Когда глаза фолька привыкли к полумраку, он увидел еще больше. На стенах были полки, на которых лежали стопки бумаг; столы с ящиками, разделенными на отделения, в которых неярко блестели кусочки металла, и, властвуя над всем пространством, возвышалось некое деревянное сооружение, предназначение которого Киму было неизвестно.

Однако времени на то, чтобы удовлетворять любопытство, у него не было. Ветер встряхивал оконное стекло. Ким осмотрелся. Направо вел узкий сводчатый проход в коридор, из которого лился слабый красноватый свет.

Ким осторожно высунул голову. Слева ход уходил дальше, мимо закрытых дверей. Встроенные в стену фонари создавали вид запасного освещения из матово светящихся камней. Направо вела другая дверь, боковой портал, различимый по навесному засову и свету, просачивающемуся через решетку.

Киму повезло. Засов бесшумно отодвинулся в сторону. Какой-то миг он опасался, что портал может быть защищен дополнительным замком, который в полутьме незаметен, или – хуже того – колдовством. Но ничего подобного не случилось. Дверь с легкостью отворилась.

– Сюда! – позвал он.

Фабиан тотчас же оказался рядом, подталкивая перед собой магистра. Даже в красноватом освещении Ким мог видеть, как бледен маленький ученый.

– Вы же не можете… – протестовал он.

– Тсс! – шипел Фабиан. – Как пройти в библиотеку?

Магистр указал пальцем.

В конце коридора, снова по указанию магистра, они свернули налево. Второй проход закончился дверью с пилястрами и архивольтами, что были украшены фигурами борющихся мифических существ. Тимпан над дверью изображал раскрытую книгу, окруженную драконом, пожирающим себя с хвоста.

– Библиотека?

Магистр Кверибус кивнул.

Где-то стукнула дверь. Яркий движущийся свет проник в угол коридора.

– Сюда! – закричал магистр Кверибус. – Захватчики! Воры! Они здесь!

– Проклятье! – воскликнул Фабиан. Он попытался схватить маленького человечка, но тот пригнулся, нырнул и помчался в направлении, откуда они пришли, с такой быстротой, как если бы одно из чудовищ со стены ожило и погналось за ним.

– Здесь! Сюда!

Из-за поворота показались больги. Форма – робы без рукавов и бархатные береты – выглядела на их неуклюжих телах как маскарадные костюмы. Но это ничуть не уменьшало опасности.

– Давай сюда! – сказал Фабиан.

Они распахнули дверь и проскользнули внутрь. Дверь захлопнулась за ними. Фабиан схватил стул, стоявший рядом, и продел его ножку в ручку двери. Такое заграждение долго не продержится, но все-таки, решил он, даст им небольшую фору во времени.

Ким стоял с открытым ртом и разглядывал библиотеку. Это была мечта – или кошмар – любого ученого. Ряд за рядом струганные полки, достигавшие потолка, и все они заполнены старинными фолиантами. Ряды полок прерывались только светильниками и витринами, за решетками которых виднелись другие книги – слишком бесценные или слишком опасные, чтобы их можно было держать открыто на полках. Вдоль торцевой стороны полок тянулся каталог: шкафы с выдвижными ящиками из черного дерева.

Он так и стоял в изумлении. Будто по принуждению, он вытянул руку и схватил с полки первый попавшийся том. Кожа фолианта была на ощупь странно мягкой, почти скользкой. Он хотел вытянуть книгу с полки, однако та оказывала сопротивление его усилиям, как будто была живым существом.

– У нас нет времени, – сказал ему Фабиан. – Мы должны сообразить, как улизнуть отсюда. – Он показал в другой конец библиотеки, где колыхался, словно движимый невидимой рукой, тяжелый занавес: – Сквозняк. Может быть, там есть выход.

Я пришел сюда не для того, чтобы читать что-либо, подумал Ким, но вслух этого не сказал. Он поставил черный том – наполовину с сожалением, наполовину с облегчением – назад на полку и последовал за Фабианом.

23
{"b":"21791","o":1}