ЛитМир - Электронная Библиотека

То, что Ким видел здесь, было гораздо сложнее. Здесь учитывалось не только движение звезд и циклы макрокосма, но еще и времена года с их светлыми и темными фазами, лунными циклами, неделями, днями, часами, минутами, вплоть до самых крошечных частиц времени…

– Календарь! – воскликнул он. – Это календарь, Фабиан…

Однако тот его не слышал. Он стоял у двери, приоткрытой на ширину ладони, и пристально смотрел наружу. Казалось, увиденное так его поразило, что он забыл обо всем остальном.

Ким подошел к нему. Фабиан уступил ему место, и тогда Ким увидел все это сам.

Перед ним простирались стены и переходы, тянущиеся через мощеный двор. Где-то далеко-далеко над горами поднималось из глубины ночи солнце, так что из тумана возникали одна за другой бесконечные стены. Это была чудовищных размеров крепость. Она выглядела сооружением, не имевшим цели и смысла, но подчиняющимся какому-то тайному закону, подобно моллюску, создающему слой за слоем свою раковину. И все створки этой раковины были украшены коронами с тройными зубцами.

– Высокие Стены Мрака, – поразился Ким. – Мы в Аграхуридионе, главной крепости Темной империи.

Затем, когда его взгляд проник сквозь туман, он увидел кое-что еще. Он наморщил лоб. Между стенами происходило движение. Что-то звучало там, как ритмичная мелодия. А потом он услышал резкие команды, издаваемые глотками больгов, и удары кнутов.

– Там работают, – обратился он к Фабиану. – Надсмотрщики, похоже, больги, а рабочие – люди.

– Люди? – Фабиан вытянул шею. – Да, ты прав. А там еще больше. – Он указал рукой в другом направлении. – И там! Что здесь делает такое количество рабочих? Пойдем, надо посмотреть!

Он распахнул дверь.

– Подожди меня! – закричал Ким.

Когда он оказался за дверью, его встретил ветер яростной силы. Сквозняк был столь сильным и неожиданным, что Ким непременно оказался бы на мостовой, если бы Фабиан молниеносно не поймал его. Дверь захлопнулась за ними.

Они подняли глаза. Над ними высилась циклопических размеров башня, охваченная мощными железными скобами, окружавшими ее, как панцирь. Выше нее не было ничего, только бледное розоватое небо.

Но и это было не все, поскольку возле башни располагался комплекс других зданий: дворец и женская половина, хозяйственные постройки, даже конюшни и прочие сооружения, о назначении которых невозможно было догадаться.

Ким уже видел эту крепость, вернее, ее руины в Гурике-на-Холмах. А теперь ему довелось увидеть ее строительство.

У их ног терраса тянулась за террасой. Сейчас, в свете восходящего солнца, было хорошо видно, что крепостные валы уходят не так далеко, как показалось Киму и Фабиану сначала. Три или четыре из них были почти готовы, а внешний вал тянулся непрерывной линией, опоясывая холм. Но между тем в укреплениях еще имелись бреши, которые рабочие заполняли каменными глыбами.

Отовсюду доносились рев надсмотрщиков и свист бичей. И каждая стена патрулировалась стражниками, чьи шлемы и копья сверкали на утреннем солнце.

– …Не понимаю, – произнес Фабиан. Ветер относил слова в сторону. – …Стены… столетия назад готовы…

– Стражники увидят нас тут, – прервал его Ким. Он лихорадочно продолжил: – Мы должны оставить здесь плащи и оружие и смешаться внизу с людьми.

Фабиан, уловивший только часть речи, покачал головой. Ким знал, что это означает: Нет, свой меч я не отдам. Времени было в обрез. В любое мгновение один из воинов мог посмотреть наверх и обнаружить их. Ким стянул с плеч плащ из легкой, но весьма прочной ткани, который получил в Потаенной долине от эльфов, и жестом показал, что он намерен делать: завернуть в него меч и спрятать под лестницей.

Фабиан чуть помедлил, затем отстегнул пояс с мечом и сначала закутал в свою драную накидку, а потом обернул все это эльфийским плащом Кима. Цвет ткани был таков, что под лестницей сверток невозможно было заметить.

– Я кажусь себе голым, – сказал Фабиан.

Ким вздохнул. Потом он вытащил Коротыш и протянул его другу.

– Спрячь в сапог, – показал он.

Фабиан с благодарностью убрал клинок.

Здесь никого не было видно, ни единого стражника, что казалось удивительным. Но, вероятно, сюда не отважился бы подняться ни один из них. И кто знает, может быть, все изгонялись отсюда в то время, когда властители в своей железной башне совершали магические обряды.

Отсюда вниз вел пандус, тянущийся вдоль стены. Ким и Фабиан, следуя по нему, ощущали себя бесконечно маленькими и брошенными на произвол судьбы на фоне голого камня, под открытым небом.

Они ползли, как мухи по стене. Внезапно перед ними оказалась сторожка. В ее тени были видны фигуры солдат.

– Больги, – прошептал Ким. – Что делать?

– Предоставь это мне, – ответил Фабиан. Потом он резко выпрямился и твердым шагом направился к воротам.

– Ты сошел с ума… – начал было Ким, но Фабиан, казалось, его не слышал, так что у фолька не осталось выбора, как только догнать своего друга.

Перед ними зияли темные ворота. Стражники неподвижно стояли, глядя в противоположную сторону.

– Скаш, – прорычал Фабиан.

Стражники вздрогнули от испуга и высоко вскинули свои копья. Но не для того, чтобы направить их в животы пришельцам; нет, они вытянулись и еще тверже уставились прямо перед собой.

Фабиан спокойно прошагал между ними, ведя Кима на буксире. Стражники на воротах не пошевелились. Они даже не решились посмотреть, кто отдал им приказ.

Фабиан небрежно махнул рукой:

– Аташ!

Стражники как будто стали приходить в себя.

– Следовать? – закричал один из них. – Мы не следовать. Мы охранять!

А другой:

– Кто такие вы есть?

Фабиан и Ким побежали.

– Зачем ты сказал им «следовать»? – спросил Ким на бегу.

Фабиан сделал несчастное лицо:

– Это единственное слово больгов, которое я вспомнил.

За их спинами раздавались крики солдат.

Где-то далеко внизу началось движение. Ким бросил взгляд через парапет. То, что он увидел, заставило его содрогнуться. По пандусу поднимался отряд, состоявший не только из больгов; нет, с ними было несколько высоких фигур в черном. Их доспехи блестели, подобно панцирям насекомых, составленным из многообразных неправильной формы чешуек, прекрасно пригнанных к телу. Это были темные эльфы, рыцари Тьмы, не лишенные воли воины-рабы, но господа, отдающие приказы.

– Надо прятаться, – сказал Ким.

По стене крепости шел крытый проход, который там и тут прерывался выдающимися вперед так называемыми смоляными эркерами, через отверстия которых должны были выливаться кипящие смола и масло на возможных нападающих.

Ким посмотрел на пол. Смоляной эркер был закрыт деревянной ставней-люком. Дерево выглядело свежим, хотя оно не было здесь защищено от непогоды. Основано ли это на волшебстве или оно находится здесь совсем недавно?.. Он не додумал мысль до конца. Времени для этого не было. Совместными усилиями они открыли люк. Внутри был почти вертикальный спуск.

– Я пойду первым, – сказал Фабиан. – Я не такой хороший скалолаз, как Бурин, но моего умения должно хватить. – Он протиснулся в отверстие.

Стена была сложена из массивных кубических блоков, лезть по которым было бы достаточно просто, если иметь время и следить за каждым движением. Но сейчас это было рискованным предприятием, ведь темные эльфы, наведенные на след одураченной стражей, в любой миг могут вернуться назад.

– Я внизу! – приглушенно крикнул Фабиан. – Давай!

Ким внезапно осознал, что он, собственно, никогда не спускался с такой высоты. Фольки охотнее остаются ближе к земле, и хотя подростком он порой и забирался на вишни и яблони в соседских садах, однако у него тотчас закружилась голова, едва он посмотрел вниз. Сверху кладка казалась коварно гладкой и лишенной всяких швов.

Однако, по-видимому, он был обречен заниматься скалолазанием. Сначала в ночи – вверх по стене Академии черной магии. Теперь по крепостной стене вниз. Но выхода не было. Итак, он тоже скользнул в отверстие и начал спуск.

30
{"b":"21791","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Меркьюри и я. Богемская рапсодия, любовь и котики
Сам себе финансист: Как тратить с умом и копить правильно
Кот Сократ выходит на орбиту. Записки котонавта
Эмоционально-образная терапия каждый день
Ханна Грин и ее невыносимо обыденное существование
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Змеиная голова
Наследник старого рода
Цепь