ЛитМир - Электронная Библиотека

– Где назначена цена за твою голову, – послышался голос из темноты.

– Где ценят такого мужчину, как я, – упорствовал рыцарь.

– К проституткам. Пока хватит денег, – продолжал голос.

– Где я никого из вас не буду видеть, – упрямо закончил Талмонд.

– Так говорит мужчина, который думает только о том, что видит, – сказал голос из мрака.

Талмонд оглянулся.

– Кто это, черт возьми! – выругался он. – Покажись, ты, ублюдок! Где ты прячешься, трус?! Или я должен встать и вытащить тебя за волосы?

– Для этого нет необходимости, – произнес голос уже отчетливее и ближе.

Все посмотрели как завороженные туда, откуда он раздавался.

– Я здесь.

Он вышел из темноты, весь окруженный светом. Сияние исходило от него самого, и оно было настолько яркое, что осветило все в непроглядной тьме. Шелковая ткань павильона колыхалась от дуновения солнечного ветра, шедшего потоками от него. Он был высокого роста, в белой сверкающей одежде, которая, как казалось, омывала его, длинные золотистые волосы падали на плечи. Но все это меркло перед его ликом. Казалось, тот, кто предстал перед сидящими, юн и стар одновременно. В глазах его прочитывалась мудрость, и виден был свет звезд из того времени, когда мир был еще совсем молод. Однако во взгляде была заметна и глубокая печаль из-за страданий, на которые обрекают себя дети этого мира.

– Жил-был рыцарь Талмонд в одном маленьком местечке под названием Турион, – начал он. – Многие поколения его предков владели этим городком и землями вокруг него. Когда к Туриону подступили темные эльфы и их слуги, больги, горожане покорились и открыли врагу ворота. Но не таков был рыцарь. Он смело вступил в бой. Однако, пока Талмонд сражался с больгами, темные эльфы подожгли его дом. И его жена и дети сгорели заживо.

Талмонд поднял голову. Его взгляд был невидящим, а по щекам бежали слезы.

– Потом он ушел в лес и стал разбойником. Он брал себе все, что мог взять. Его больше ничто не интересовало. Деньги, которые отнимал, он тратил на девок, а его люди бедствовали. Талмонд обозлился, ибо не видел для себя никакого будущего.

– Откуда ты все это знаешь? – спросил Талмонд бесцветным голосом. – И кто ты?

– Я – Арандур Элохим, сын будущего, перворожденный среди пробужденных, – произнес Высокий Эльфийский Князь. – Я возник из духа Господина и Госпожи, в первый день творения. Мое царствие длится тысячу лет и один день. В Высшем Мире, где я правлю, один день – как тысяча. Я пришел из далекого прошлого, чтобы вернуть тебе будущее.

Каждое слово, слетавшее с уст Высокого Эльфийского Князя, было подобно чистой воде, которая падает в высохший пруд. Одна из женщин громко всхлипывала, да и у некоторых мужчин в глазах стояли слезы. Эльфы молчали, широко открыв глаза, в которых отражался свет звезд. Гном Бурин вертел в руках деревянную кружку. Больг сидел молча и неколебимо, но даже в его глазах что-то поблескивало. Альдо готов был заплакать от радости. Лишь Гилфалас сидел с задумчивым видом. Подперев голову рукой, он ждал, что Талмонд ответит.

Тот стоял не двигаясь, освещенный светом факелов. Когда он начал говорить, никакого упрямства в его голосе уже не было, а лишь глубочайшее сомнение.

– Какое будущее вы можете мне предсказать, великий волшебник из начала времени? – спросил он. – Я вижу лишь армию темных, которая растаптывает Среднеземье своими сапогами. Я вижу поколения рабов, влачащих жалкое существование. Все согнулись под плетью темных. Так что я даже рад, что мой род прервется на мне. Я не буду иметь детей, о которых однажды сказали бы: «Его отец был свободным человеком, а он всего лишь больг».

Ответ Арандура был искренен и полон сострадания:

– Но у тебя будет сын. Ты помнишь о женщине в Турионе, о вашей последней встрече? Она родит тебе сына, и его назовут Хельмонд Бастард, сын шлюхи Илоны. Но меч из древних легенд будет для него твоим наследством. На поле битвы против армии тьмы его, победителя, провозгласят императором.

Талмонд стоял как громом пораженный.

– Это правда? Вы меня не обманываете? Поклянитесь тем, что для вас свято.

– Я клянусь счастьем Господина и Госпожи, любовью Отца и Матери, мудростью Владыки и Владычицы, – отвечал Высокий Эльфийский Князь. – Всеми образами Божественной Четы, в руках которых судьба мира. Я клянусь властью Того, Кто всем этим управляет. Веришь ли ты мне теперь?

Талмонд упал на колени.

– Да, господин, я верю. Скажите мне, что я должен делать, – проговорил он.

Арандур Элохим подошел к нему. При его приближении свет окутал обоих.

– Я не могу пообещать тебе долгой жизни, но только славную и, надеюсь, быструю смерть, – произнес Высокий Князь.

– Мне все равно, – отозвался Талмонд.

Повелитель эльфов положил ему на голову руку, и вслед за тем на Талмонда пролилось что-то сверкающее.

– Ты не император и никогда им не будешь, но я сделаю тебя вождем людей. Отныне все поколения до скончания веков будут называть тебя Талмонд Могучий, – продолжал Арандур Элохим. И все стоящие вокруг начали ликовать.

– Да здравствует Талмонд Могучий! Да здравствует вождь! – раздались повсюду радостные возгласы.

Они поднимали кружки и кричали:

– Слава вождю Турионскому!

Талмонд встал. Он огляделся по сторонам, как будто сомневаясь, во сне это или наяву. Рыцарь был похож на человека, только что освобожденного из темницы, которого свет ослепил и одновременно воскресил.

Высокий Эльфийский Князь поднял руки:

– Так вырисовывается переплетающаяся дорога судьбы. Если бы кольца власти не дошли до нас, тогда бы над всеми временами господствовал князь Теней. Но теперь есть надежда, что это не случится.

Все обратили взгляды на сидящих спутников. Кольцо на руке Гилфаласа сияло голубоватым светом, а на руке Бурина оно горело красным огнем. И Альдо подумал: Вот до чего дошло. Сейчас мы все стали частью истории. Но одновременно у него было такое чувство, что сам он не имеет к этому всему никакого отношения.

Вечером, пока горел костер, они еще долго сидели вместе, и спутники рассказывали Высокому Эльфийскому Князю, что с ними произошло. Альдо поведал об Эльдерланде и о том, как они с господином Кимбероном были занесены в другое время. Гилфалас рассказал, как он стал правителем Потаенной долины, где все ждали возвращения Высокого Эльфийского Князя. Даже больг сообщил короткими рублеными фразами о том мире, который знал, где властвовали Черные легионы. А Бурин поведал об Аллатурионе, о приключениях в глубинах Зарактрора и о том, как они были отброшены в прошлое.

– Я ощутил ваше присутствие сразу, как только вы оказались в этом времени, – сказал Эльфийский Князь. – И тотчас послал эльфов, чтобы помочь вам и привести вас сюда.

– Ты знал это, не так ли? – спросил Бурин, повернувшись к Гилфаласу. – Гальдор в лесу поведал тебе об этом, но мне ты ничего не сказал. Впрочем, я и сам догадывался, но мне не хотелось испортить сюрприз господину Талмонду.

Талмонд сморщил лоб.

– Но вы, – продолжил Эльфийский Князь, – не должны существовать в этом времени, ибо без первого кольца бессильны. И меня весьма беспокоит, где Итуриэль…

– Я все понял! – закричал Альдо. – У нее ваше кольцо!

Все обратили взоры на юношу, отчего тот густо покраснел.

– В Потаенной долине она показывала мне с его помощью Эльдерланд, каким он когда-то был… или каким будет.

Эльфийский Князь поднял руки, и все увидели, что на пальцах его нет никаких колец.

– Она должна мне его принести, – сказал он. – Таков план. Однако теперь может произойти все, что угодно. Я не слишком доверяю этому безродному Гврги. Он не предусмотрен в плане Божественной Четы, и никто не знает, к чему приведет его вмешательство.

Гилфалас все еще не мог в это поверить.

– Моя сестра – обладательница первого кольца. Но почему же она мне об этом никогда не говорила? Или ты? – спросил он, повернувшись к Альдо.

– Они не хотели испортить сюрприз, – проворчал Бурин.

57
{"b":"21791","o":1}