ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой драгоценный кот
Правила чтения английского языка
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть вторая
Ликвидатор. Территория призраков
Чтобы сказать ему
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Сначала заплати себе. Превратите ваш бизнес в машину, производящую деньги
45 важных мыслей: технологии любви и успеха
Мозг. Инструкция пользователя
A
A

— Дари сказал правду об этом подставлении ушей, — начал после перерыва Кленн, — мы принимали все сообщения, которые шли оттуда на Землю. Все это не должно удивлять… — замялся он от смущения.

— Не должно, — буркнул Мота, — и не удивляет. Говори дальше!

— Думаю, что нет, станция поддерживала с ними связь открытым кодом. Специально, чтобы не давать таким, как эти тут, повод для нетерпения.

— Раньше вас, — в голосе Кленна неизвестно почему появилось облегчение, — мы сориентировались, что станция замолкла. У нас, может быть, связь немного похуже, но мы ведь ближе, правда? — он затих, как будто ждал ответа.

Никто не отозвался. Клеен помолчал немного, набрал воздуха и заговорил дальше.

— Так вот, непосредственно перед разрывом связи ваши приемники перехватили какие-то сильные неиндентифицированные импульсы. Приходили они отсюда, со Второй. Это мы установили твердо. И даже больше. Наши астрофизики пришли к выводу, что источник этих сигналов или помех следует искать вблизи вашей станции, в радиусе, не превышающим триста километров. Это последнее вычисление было бы, конечно, невозможно, если бы не факт, что поведя столько лет прослушивание, мы имеем точные данные, касающиеся зависимостей, происходящих при связи между двумя планетами. Единственным объяснением, которое у нас появилось, было — катастрофа. В первое время мы думали о взрыве внутри самой станции. Но оператор, дежуривший у самой направленной антенны, принял всего несколько ничего не говорящих тресков, которые в случае крайней нужды могли означать внезапное усиление солнечного ветра. И именно, сравнивая его фотограмму с записями других, более слабых радиомаяков, мы сумели в конце концов локализировать источник излучения. Конечно, с большим приближением. Ну, и полетели! Так как даже если сей временный рост излучения не имел ничего общего с самой станцией, то рядом с почти одновременным исчезновением связи было ясно, что пострадал ее экипаж. Мы пустили в ход корабль… он старательно сохранялся, главным образом, в учебных целях… — Клеен говорил все медленнее, делая между словами паузы. — Выбрали нас четверых… и сохранились инструкции, которые пополнили наши компьютеры…

— Все ясно, — прервал я. — Жаль только что компьютеры у вас хуже, чем антенны. Что это, собственно говоря было?

— Не знаю, — ответил он после недолгого молчания. — В последней фазе полета мы утратили стабильность… Результат ты видел. В последний момент Зара повернул ракету носом вперед и дал полное ускорение.

Да, это звучало, по крайней мере, достаточно убедительно.

— Открыл дюзу главной тяги? — спросил я, хотя ответ напрашивался сам собой.

— Да.

— И что? Ситуация была такая, что он забыл перейти на холодное топливо? Так вы что, ни о чем уже не думали?

— Он маневрировал до последней секунды, — тихо ответил Клеен. — Мы упали в метре от стены, прямо над пропастью. Если бы не он…

— Вам здорово везло, — внезапно отозвался Мота. — Если бы Зара повернул устойчивость на несколько секунд раньше, то есть если бы ему показалось, что он ее вернул, ему хватило бы времени на смену привода. И вы перешли бы на холодную тягу и в данный момент лежали бы в каком-нибудь овраге, и вероятно, вверх ногами. Так как корабль, который теряет стабильность за несколько минут до приземления, не обретет ее уже до конца. Даже если у управления сидят такие ассы, как вы, — добавил он серьезным тоном, — а так вы влезли в скалу и притом достаточно глубоко, чтобы корабль остался на вертикали. Скажем, почти вертикали… а сейчас кончай с теми сигналами, — голос его зазвучал на полтона выше. — Мы уже знаем, что вы отправились на взятой из школьного музея ракете, что бы спасать людей? Это больше, чем мы могли ожидать, по крайней мере после того, чем вы угощали нас до сих пор. Ну, хорошо. А дальше?

— Дальше… — Клеен заколебался, — практически, ничего. Большая часть бортовых приборов, антенны, энергетические агрегаты отказали, мы пошли к ваше станции и…

— И садили цветы, — закончил Мота.

Клеен подняли руки жестом выражения бессилия.

— Именно, — подтвердил он. — То есть делали то, что только удастся, чтобы ускорить развитие планктона. Применяли подкормку… в конце концов это была наша единственная возможность.

Так. Мы не должны были ему напоминать что эта возможность в действительности же равнялась нулю. Он знал об этом также хорошо, как и мы.

— Вы помните координаты пункта, в котором ваши специалисты локализовали источник эмиссий? — спросил Фрос.

— Вы туда доберетесь? — уточнил я вопрос.

— Думаю, что да… — ответил после секундного колебания нерешительно Клеен. — Наши карты, правда, остались в кабине корабля.

— Доберемся, — отрезал Дари.

— Это хорошо, — спокойно ответил Мота.

Наушники замолкли. Вездеход как раз взбирался к широкой седловине с одинокой скалой, из-под которого я впервые увидел своими глазами потомков людей, которые покинули Землю. Покинули и отреклись от нее, так как их разочаровали их земляки, которые на неполную сотню лет дольше подвергались влиянию материнской цивилизации в ее натуральной среде. А потом отреклись также и от своего человеческого по крайней мере, в биологическом значении этого слова. Ну, и в конце концов, мирно сидят около нас, послушные, как дети и рассказывают, как двинулись в космос без учебы, без оборудования, на архаической развалине, чтобы только поспешить на помощь земному экипажу, единственной миссией которого в этой системе было донести нам вовремя, что эти с Альфы планируют какую-нибудь подлость. Осталось только сесть и заплакать.

Я остался позади. Фрос ехал уже краем плажа, когда мы все еще подскакивали на склоне, покрытом углублениями в виде неаккуратных конусов. Мота сидел неподвижно с головой, наклоненной вперед, словно хотел дать понять, что мир перестал для него существовать. Внезапно, не меняя позы, он коротко бросил:

— Где это?

Прошло некоторое время, пока Клеен сориентировался, что вопрос был обращен к нему. Его определил Дари.

— Думаю, на плоскогорье, что находится между тем скалистым хребтом, который вы уже знаете, и здешними Альпами. Круг радиусов в триста километров — это не шутка, но большую часть его поверхности занимает океан. В то время, как произошло это, вероятнее всего на суше.

— Остановись, Фрос, — Мота поднял голову и поглядел перед собой. Вездеход резко сбавил скорость, прокатился еще несколько метров и остановился.

— Что случилось?

— Подожди… Мур, как у тебя?

Я уставился на его лицо, не знал, о чем идет речь. Внезапно я понял и быстро проговорил:

— Нормально!

— А ты, Фрос?

— Все в порядке! Думаю, что чем скорее, тем лучше!

— Угу… Нужен будет рабочий трансер — у меня такое впечатление. — Мота повернулся к Клеену, — что вы очень хорошо знаете, где находится то, что мы ищем. Тем лучше, поедем водным путем. Сомневаюсь, чтобы вы когда-нибудь имели дело с веревками и крюками. Я мог бы, правда, дать вам инструкцию, — в его голосе невозможно было почувствовать даже след иронии, — но приятное попозже! Ну, высаживаемся! Фрос, подтянитесь еще на сто метров. Установите вездеходы так, как вчера, и проверьте настройку лидаров. Пока что мы хотим иметь покой.

Я подумал, что речь идет не только о покое, но ничего не сказал. Попробуем найти то место, о котором говорили чужаки. Если такое место существует. Потом посмотрим!

* * *

Фрос с Лоном и Зарой уселись в кабине перед экраном. Клеену и Дари Мота указал место впереди, на крыше грузовой камеры. Сам стал на кресле, выставив голову из открытой башни. Я расположился с тыла, прямо над водой. Временами я чувствовал удары мелких капель в покрытие скафандра, машинально думая о купании. Дал бы не знаю что за кусочек честного земного моря с обычной соленой водой, песком и скалами.

Климатизация скафандров действовала на этот раз действительно хорошо, тем не менее, в полдень температура атмосферы превышала шестьдесят градусов. Конструкторы сделали все, что в человеческих силах. Но единственным настоящим изолятором и дальше оставался вакуум.

14
{"b":"21794","o":1}