ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У нас будет достаточно времени на объяснения. Нужно только выбраться из этого погреба или бункера.

Я повернулся на пятке и сделал несколько шагов в направлении ворот. Их нижний край висел неподвижно в полутора метрах от пола. Ступни в мягких ботинках были на месте.

— Вылазь, быстро! — бросил я. — Внимание, Мота! — продолжал я тем же самым тоном. Уже есть Вианден. Сейчас пойдем отсюда, но не один. Так, как мы и решили, попрошу, чтобы нас проводили. Если не заходят, ты должен будешь повторить…

Я не знал, что именно он должен будет повторить, но не сомневался, что предупредительность жителей города нашла какой-то стимул, благодарить за который я мог только наши излучатели.

Ворота не двинулись. Я услышал словно бы вздох, и тут же над ступенями показалась чья-то голова. Потом на бетон легли две растопыренные руки. Неловко, ползком, показался из ниши мужчина в серебристой чешуйчатой блузе. Точь в точь такой же, как то, что мы забрали у пассажиров лодки на колесах.

— Знаешь его? — спросил я, не оглядываясь в сторону, где стоял Вианден.

— Угу, — буркнул он. — Впрочем, неважно.

Наверняка. Достаточно того, что на нем мундир, который открывает все ворота.

— Позови еще несколько таких, как ты, — бросил я, отступая на шаг. — Скажем, еще двоих. Слышишь? Двоих в таких же блузах, что и твоя. И чтобы были не менее важными. Он немного подумал. Но не дольше, чем несколько секунд. Повернулся, стал на колени и воткнул голову в нишу. Он сказал что-то, что я не расслышал. Подождал немного, потом задом вылез из ворот и выпрямился. Не прошло и полминуты, как в просвете над порогом показались следующие головы. Похоже было на то, что в нише, что прилегала к залу, собрался весь штаб города.

Теперь у нас было четверо. Одного роста и в одинаковых блузах. У все были темные волосы и вытянутые слегка аскетичные лица. Их глаза оставались неподвижными.

— Садитесь, — бросил я, указывая на щитовидную машину. — Поедите с нами. Посмотрите, как мы улетаем. Можете нам помахать. Но это не обязательно. Так должен я сказать, что мы сделаем, если вы попробуете с нами шутить? Нет? Это хорошо.

Я подождал, пока они займут места в креслах, и кивнул Виандану. Тот заколебался.

— Еще те, двое… — сказал он. Он всматривался в меня, словно хотел догадаться, о чем я думаю. На его лице отразилось напряжение.

Ладно. Раз он так считает. Это я могу для него сделать.

— Слышали? — обратился я к тому, кто первым пролез под воротами. — У вас тут есть еще двое. Когда мы расстанемся, нам будет грустно. Возьмем тех, по крайней мере. А всем для утешения останется их корабль. Вы сможете переделать его под беседку. И мы слишком долго ждать не будем, — закончил я тоном угрозы, поскольку ни один из людей, сидящих неподвижно выпрямившись в креслах не шевельнулся.

Молчание. На этот раз дольше, чем тогда, когда я пожелал возвращения Виандена. И я подумал, что нам не стоит перетягивать струну. Если мы сейчас уйдем, цель полета и так будет достигнута. Но… в конце концов, если бы не команда того кораблика, Вианден лежал бы сейчас под точно такой же призмой из камней, как Мыкин и Пеллер. Я его понимал.

— Мота, — сказал я убедительно, — они, кажется, собираются сказать «нет». Ты должен будешь отговорить их от этого… я дам знать когда.

Тишина.

Я решил, что подожду минуту и начну считать. Они один раз уже убедились в том, к чему это приводит…

Один из четырех встал. Наконец-то я заметил в его глазах проблеск жизни. Это был первый момент с тех пор, как я сел в лодку, когда лицо жителя города что-то выразило. Глаза заблестели у него как стекло. Он сжал губы в тонкую линию. Неправда, что вы чужды все без исключения человеческого чувства.

Не сходя с машины, он выдавил из себя какой-то не артикулированный звук. Ответило эхо. Он стоял секунду, выпрямившись, с глазами, устремленными на устье туннеля. Внезапно отвернулся и сел.

Их шаги были бесшумными. В некоторых отношениях все жители Третьей были похожи друг на друга. Но только в некоторых.

На этих двух были мешкообразные комбинезоны в плачевном состоянии. На голове одного из них виднелась солидных размеров повязка, скорее кусок грязной ткани. Они выглядели так, словно все эти четыре года не видели ни кусочка концентрата. Однако, они жили. С неопределенной точки зрения это больше, чем они могли ожидать. Но они не были из тех, которые любят умирать. Даже под музыку.

Они вошли в круг света и уставились на Виандена. Тот сделал несколько шагов в их сторону, и, показывая на меня, движением руки, сказал:

— Это Мур. Мы забираем вас отсюда.

Они взглянули на меня. Ни один из них не считал, что должен улыбаться. Они не реагировали, как дети. Но мыслили достаточно быстро, чтобы понять ситуацию и не заставлять нас дожидаться. Когда они подходили к машине, на ее плите возникло движение. Люди в рыбьих блузах поспешно пересаживались на кресла, расположенные по возможности подальше от тех, на которых я указал вновь прибывшим. Я сделал вид, что не замечаю этого. По лицу Виандена промелькнула резкая гримаса, не гнева и не веселья. Но ему не до смеха.

— К пристани, — спросил я, располагаясь в кресле последним. Я выбрал тоже самое кресло, в котором прибыл в эту подземную западню. Ствол оружия, установленного перед ним, все еще целился в мою грудь. Не было, однако, сомнения, что оружие им не понадобится больше. Они охотно и с чувством облегчения избавятся от нас.

Впрочем трудно удивляться. Едва мы только покинули жерло туннеля, как увидели стоящие над городом два столба черного дыма. Между деревьев и строений бегали языки огня. Бункер оказался плохим радиоэкраном. Мота не проспал. Может, он слушал меня даже чересчур внимательно. Я, однако, был последним, кто бы его в этом упрекнул.

Ворота были распахнуты настежь. Не та, которыми меня покорно впустили вглубь строений. Но это не имело значения.

— Теперь раздобудьте лодку, — сказал я когда прямо перед нами, на расстоянии в сто метров заблестело зеркало реки, — хорошую лодку, — добавил я с нажимом, и не «подсолнечник» или какую-либо другой цветочек.

Такую, чтобы мы удобно разместились. Все…

Мы остановили машину и сошли на побережье. Почти тотчас же со стороны устья показалась обширная баржа, плоская и тяжело лежащая на воде, словно бы нагруженная песком. К ее бортам были прикреплены несколько десятков таких же торчащих конструкций, как те, что находятся перед креслами округлой машины на воздушной подушке.

Дно лодки оказалось неожиданно глубоким. Места кресел здесь занимала толстая губчатая резина. К сопровождающей нас четверке присоединился человек в цилиндрическом шлеме и короткой зеленоватой пелерине, который привел этот гроб. Трудно понять, для чего это могло им служить. Его скорость не превышала пяти узлов. Мы, правда, плыли против течения, но оно тут было слишком слабым.

Когда дно лодки заскрежетало о камни около устья ручья, я приказал им выпрыгнуть в воду. Они послушались без колебаний. Вианден сразу тронулся в сторону Моты, который наблюдал нашу высадку с башни трансера. Вианден влез на панцирь и что-то говорил. Я заметил, что Мота кивает головой, словно соглашается на что-то.

Я выскочил вслед за ними и оказался по пояс в воде. Я оттолкнул борт лодки, которая неохотна была принята течением реки. Потом я сбросил с себя украшенную цветочками рубашку и ополоснул себя водой. Она была теплой.

Жители тихого города стояли, сбившись в тесную группу под простыми деревьями на склоне, против двух наших машин. Несколько ближе, где-то посередине ручья задержались двое космонавтов, которые забрали со Второй Виандена, оставив там один из своих двух кораблей, разнесенный на кусочки и его экипаж. Направо массивная глыба трансера, а на ней две фигуры. Тоже люди. Эти, там, под деревьями, те, с запрограммированными их родителями органами для дыхания двуокисью углерода, и те, на земной машине. Информация для размышлений философской природы, если бы у кого была охота. И время.

39
{"b":"21794","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зург : Я – выживу. Становление. Империя
Как избавиться от наследства
Бессмертный огонь
Слепая вера
Ветер Севера. Аларания
Одураченные случайностью
Ночь драконов
Здоровые сладости из натуральных продуктов
После – долго и счастливо