ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мне снова 15…
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
Посольство
Маленькая книга BIG похудения
Голое платье звезды
Сущность зла
Маленькая женщина в большом бизнесе
Из ниоткуда. Автобиография
Mass Effect. Андромеда: Восстание на «Нексусе»

Барбара Мецгер

Козырной туз

Посвящается миссис Элеоноре Бреннан

Пролог

1800 год

Граф Кард лежал на смертном одре. Часть его души умерла давно, много лет назад, когда трагически погибли обожаемые им молодая жена и малышка дочка. Его дражайшая Лизбет, взяв с собой малютку Лотти, поехала к родителям, на северное побережье, в Гулль, однако на обратном пути экипаж опрокинулся и упал с горы. Впоследствии графу рассказали, что Лизбет умерла без мучений, мгновенно. Погибли также ее служанка, кучер и лошади. Но среди обломков экипажа не были обнаружены тела нового охранника… и Лотти.

Лорд Кард, разумеется, сразу же бросился на их поиски, но его усилия не увенчались успехом. Он повсюду разыскивал Лотти, ведя пастухов, владельцев местных лавок, судью и все население окрестных деревень сквозь дождь и снег. Охранник и Лотти бесследно исчезли. Нашли только шляпку малышки. По мнению местных жителей, охранник сбежал, опасаясь, как бы его не обвинили в случившемся. А ребенка, возможно, растерзали дикие собаки или же увели с собой цыгане. Не исключено также, что трехлетняя малышка убежала и утонула.

Убитый горем граф вернулся домой в Кардингтон, похоронил жену, а вскоре заболел сам. Его заурядная простуда переросла в серьезное воспаление легких, и теперь он лежал при смерти, ожидая, когда к нему приведут сыновей.

Алекс и Джонатан – дети от первого брака – всегда были гордостью графа. Наследнику титула, Александру Чалфонту Эндикотту, исполнилось четырнадцать лет. Это был серьезный юноша в очках, высокий и худощавый. Родные в шутку называли его Тузом, и это прозвище очень шло мальчику. Граф Кард не сомневался, что Александр многого достигнет в жизни, и был спокоен, зная, что титул и графское имение унаследует достойнейший.

Второму сыну графа, Джонатану Эндикотту, было одиннадцать. Он еще не утратил детской округлости фигуры. Учителя в Итоне считали, что мальчик не проявляет особой склонности к наукам, зато Джек, как его называли в семье, мог гордиться своими спортивными достижениями. Он отличался необычайной смелостью и был буквально помешан на лошадях. А этого вполне достаточно для графского отпрыска!

Сыновья были темноволосыми, в мать, а нос имели орлиный, как у графа-отца. Вырастив таких замечательных детей, граф полагал, что выполнил свой долг перед отечеством и королем. Однако графу не хватало его маленькой дочки. Она была нежной, дарила смех и веселье, когда улыбалась, на ее пухленьких щечках появлялись прелестные ямочки. А как трогательно она просила позволить ей еще хоть чуть-чуть покататься на его плече.

Мальчики не прокрадывались к отцу в кабинет, как она, чтобы, звонко смеясь, пощекотать его, не засыпали у него на коленях, как ангелочки. Сыновья, конечно, у него удались на славу – тут уж ничего не скажешь, думал граф, глядя на двух с печальным видом стоявших у его постели юношей, которые по-мужски старались скрыть свои страхи. Но даже самые лучшие на свете сыновья не смогут ему заменить его драгоценной малышки дочки.

Граф смахнул рукой скупую мужскую слезу и подозвал мальчиков поближе, чтобы они смогли расслышать то, что он собирался им сказать шепотом, поскольку говорить в Полный голос у него не было сил.

– Ты займешь мое место, Александр, и у тебя все получится. Тебе дядя поможет.

Виконт Эндикотт кивнул. Прядь темных волос упала ему на глаза. Он то ли убрал прядку, то ли смахнул слезинку.

– Да, отец. Я буду стараться изо всех сил.

– Не сомневаюсь в этом. А ты, Джек, помогай старшему брату. Быть графом – непростая задача.

– Но Ас еще учится в школе, – возразил младший брат, неготовый принять скорбную правду, которую читал в глазах доктора и слуг. – Граф – это ты, папа!

Лорд Кард попытался глубоко вздохнуть, но из груди у него вырвался хрип.

– Да, я – граф, а теперь и Александр станет графом. Ты же будешь его правой рукой, сынок.

– Да, но… – Джек хотел что-то сказать, но Александр толкнул его в бок. – Хорошо, отец.

Граф снова вздохнул:

– Ну ладно. А теперь вы должны кое-что мне пообещать.

– Мы выполним все, что ты пожелаешь, папа! – с жаром произнес Александр. Джек кивнул.

– Найдите свою младшую сестру.

Джек зашмыгал носом, и его старший брат, хмурясь, протянул ему носовой платок.

– Но ты же уже ее искал.

– Да, и нанял людей, чтобы они продолжили поиски. Но никто не приложит столько сил, сколько вы. Ведь она ваша сестра. Уверен, Лотти жива, и ваш долг ее найти. – Граф взял Александра за руку и приложил его ладонь к своему сердцу, которое билось все слабее и слабее. – Я чувствую, что она не погибла.

– Но, сэр, как сказал Джек, мы с ним пока еще мальчики.

– Да, вы еще мальчики. Но вы – мои мальчики. Эндикотты. «Честность и верность до гроба». Это наш девиз. Не позволяйте прекращать поиски. Дайте мне слово.

– Клянусь искать Лотти до тех пор, пока не найду.

– Я тоже клянусь.

Граф облегченно вздохнул и закрыл глаза, не выпуская руки старшего сына. Вторую руку Александр протянул брату, который крепко сжал ее в своих ладонях.

– Отец, – прошептал Джек, проигнорировав строгий взгляд доктора.

Граф приоткрыл глаза.

– Ты встретишься с мамой Лотти на небесах?

Сухие губы графа тронула улыбка.

– Я… очень надеюсь на это, сынок.

– Скажи ей, что мы сделаем все возможное, чтобы найти малышку. Но, папа…

– Что, сынок?

– А нашу маму ты там тоже встретишь?

Лорд Кард протянул другую свою руку младшему сыну. Увидев, что Александр одобрительно кивнул, Джек взял руку отца.

– Вашу маму я тоже увижу… И поблагодарю ее… За то, что она подарила мне таких прекрасных сыновей.

Глава 1

Граф Кард был помолвлен. Обручен. Трижды. Три раза он обещал жениться. И был помолвлен с тремя разными женщинами. Трижды он был связан словом, данным перед священником. Это было настоящее проклятие. Его жизнь летела в тартарары. Ради всего святого, за что ему такое наказание?

Несмотря на то что было раннее утро, граф Александр Чалфонт Эндикотт налил себе еще один бокал бренди. Четкости видения мира он предпочел неясный туман – расплывчатую картину, которая предстала перед его глазами из-за плохого зрения и из-за опьянения. Возможно, приняв изрядную дозу спиртного, он сможет вычеркнуть из памяти события последней недели. А если разобьет вдребезги свои очки, сможет не обращать внимания на гнусные газеты со скандальными заголовками.

Газетчики называли его Козырным Тузом. Карикатуры изображали, как ему везет в любви и в игре. Как его преследуют толпы женщин и как он тасует сразу три колоды карт! Все дурацкие шутки и слухи о нем тут же появлялись в газетах, которые читали в гостиных и будуарах по всему Лондону, а может быть, и по всей Англии.

Молодой граф выругался, швырнул газеты на пол и попытался утопить свою печаль в бренди.

Прошел час. Газеты со сплетнями о невестах никуда не исчезли. Зато к ним присоединилась другая напасть – головная боль. Алекс потер лоб и принялся проклинать алчных, амбициозных, разряженных в бархат светских хищниц. И свою судьбу. Больше всего он ругал себя за собственную глупость. Как его угораздило ввязаться в это? А вот как. Все очень просто. Он имел неосторожность выказывать свое уважение и восхищение трем разным женщинам, упустив из виду, что так называемый слабый пол не имеет ни малейшего понятия о том, что такое честная игра. Такое понятие, как «честь», женщинам вообще неведомо. Черт возьми! Да любой мужчина, который отверг женщину, заслуживает наказания. А тот, кто отверг женщину трижды? От такой вопиющей несправедливости и от нового приступа головной боли Алекс застонал.

Ведь, в конце концов, он не какой-нибудь там распутник. Хотя, само собой разумеется, как и всякий здоровый молодой самец, граф не чурался обычных юношеских забав. Достигнув совершеннолетия и получив право самостоятельно управлять своим состоянием, возможно, он чересчур погрузился в жизнь полусвета, посещал притоны для карточных игр и волочился за танцовщицами. Однако вскоре Алекс в полной мере осознал все бремя лежавшей на нем ответственности. Уйму времени отнимали дела принадлежавших ему имений. Ему также приходилось заседать в парламенте, в комитетах по реформированию и выполнять общественные поручения. У молодого лорда едва хватало времени на чтение книг, не говоря уже о ночных кутежах.

1
{"b":"218","o":1}