ЛитМир - Электронная Библиотека

Филан презирал тетушку Хейзел и ее идиотские видения. Он вообще не желал признавать ее своей родственницей. Тем более не желал видеть ее рядом с собой в городе, где он вел дела и его многие знали. Филан надвинул шляпу на глаза.

– Это верно. В таком случае тебе придется остаться здесь. После того как ты подежуришь у постели миссис Маони, проверь, в каком состоянии находятся наши конюшни. Проследи, чтобы там как следует подмели. Если работников не контролировать, они начинают лениться и отбиваются от рук. А потом зайди к жильцам, которые арендуют ферму. И передай им что я слышать не желаю ни о каких отсрочках арендной платы в этом квартале. Предупреди этих бездельников, всех и каждого. А затем отправляйся в Верхний Кингстон и закажи мне нюхательный табак – он у меня кончается. Ты знаешь, какой сорт мне нужен. – Филан вынул кошелек и протянул Нелл несколько банкнот. – И купи себе что понравится.

Зачем, спрашивается, ей что-то покупать для себя? Ведь она не собирается производить впечатление на загадочных распутных незнакомцев! Когда брат ушел, Нелл припрятала деньги подальше. Она положит их в тайник, вместе с остальными накоплениями, которые хранит в коробке, где лежит ее лучшая шляпка. Она редко надевает эту шляпку и еще реже тратит деньги. Они понадобятся для ее будущего, если оно у нее вообще когда-нибудь будет.

Выйти замуж без приданого весьма проблематично. Даже местные мужчины предпочитают крепких и сильных физически женщин, которые помогали бы им трудиться в поле и управляться со скотом, или умели прясть шерсть на ткацком станке, чтобы зарабатывать деньги. Кому нужна образованная мисс с хорошими манерами, не имеющая никаких практических навыков? Джентльмены, помещики-землевладельцы были редкостью в этих краях, к тому же брали себе в жены дочек богатых мельников, кораблестроителей, зажиточных фермеров или мелкопоместных дворян.

Хозяйство Филана не было процветающим. По его словам, он едва сводил концы с концами, особенно когда жильцы задерживали арендную плату. Филан говорил, что имевшаяся у него небольшая верфь приносила одни убытки, не выдерживая конкуренции с крупными компаниями ни по себестоимости, ни по темпам производства, ни по конструкции судов. Поэтому он не может выделить деньги Нелл на приданое.

Нелл уже перевалило за двадцать пять. Еще пять лет, и она превратится в старую деву. Однако надежда умирает последней.

Нелл подумывала, не пойти ли ей в гувернантки. Но кто знает, что ждет ее в этом случае? Не останется ли ее жизнь такой же тяжелой и беспросветной, как жизнь экономки в доме брата? Нелл образованна, хорошо воспитана, имеет опыт преподавания. Вела уроки рисования в воскресной школе, учила слуг читать. Но если она пойдет в гувернантки, ей придется оставить тетушку Хейзел, у которой не все в порядке с головой. Здесь, в Амбо-Коттедже, тетушка никому не нужна.

Филан клятвенно заверял Нелл, что дядюшка Амбо в своем завещании ничего не оставил своей сестре, тетушке Хейзел, поэтому у него есть все основания выставить старуху за дверь, отправив ее в богадельню или в приют для душевнобольных. Филан часто грозился это сделать, когда тетя Хейзел рассказывала всем о своих беседах с покойной Лизбет. Разговоры о бедной Лизбет были запретной темой. В присутствии Филана никто о ней не упоминал.

В свое время Филан очень любил свою двоюродную сестру, их связывала нежная дружба. Нелл была почти на пятнадцать лет моложе своей очаровательной родственницы, искренне восхищалась Лизбет и радовалась, когда та вышла замуж за графа и родила ему красавицу дочку.

Но ни Лизбет, ни маленькой Лотти больше не было с ними. Время шло, жизнь продолжалась, но только не для Филана. Слишком свежи были воспоминания о пережитом. Они навсегда остались для него незаживающей раной. И это была еще одна причина, по которой Нелл не могла покинуть Кингстон-апон-Гулль. Ее старший брат обладал трудным характером, был крайне требователен и довольно скуп, но он ее брат. В детстве Филан всегда заступался за младшую сестренку, потом взял на себя расходы на ее образование. Даже сейчас, возвращаясь домой из деловых поездок в Гулль, он всегда привозил Нелл в подарок новые ленточки, заколки или книгу. Как же она может оставить его в одиночестве? Чтобы он прозябал здесь в тоске?

Тетя Хейзел бросила взгляд на расставленные на столе тарелки.

– Как замечательно! Значит, мы ждем гостей к ужину? Кто к нам придет? Викарий?

– Нет. Просто новая кухарка хотела произвести впечатление на хозяина дома. – Нелл взяла вилку, собираясь отдать должное приготовленной пище, чтобы не разочаровать кухарку. Тетя Хейзел ела как птичка. Нелл тоже не отличалась хорошим аппетитом. Она хотела попросить дворецкого присоединиться к ним и сесть за стол, но опасалась, как бы от этой просьбы его не хватил удар.

– Так где же этот твой братец с вечно кислой миной на лице? – поинтересовалась тетя Хейзел. Она съела ложку супа из спаржи и отодвинула тарелку.

– Полагаю, Филан сейчас в Гулле. У него там неотложные дела или что-то в этом роде.

– Ха! Скорее всего его тайная возлюбленная прислала ему любовную записку. Я видела, как прибегал мальчишка-посыльный из деревни.

Тетя Хейзел твердо верила, что Филан содержит в Скарборо любовницу: Скарборо находился от них дальше, чем Гулль. Однако тетушка твердо верила не только в это, но и в то, что каждую ночь к ней приходит ее покойный жених Андре. Нелл не решалась спросить у брата, есть ли у него женщина на содержании. Но наличие любовницы было разумным объяснением того факта, что у Филана никогда не было денег и что он до сих пор так и не женился.

– Радуйся, что он ездит к ней. Он мог привезти ее сюда и поселить в номерах в Кингстон-апон-Гулле, – продолжала тетя Хейзел. Отправив в рот маленький кусочек телятины, она сделала знак Редферну убрать тарелку.

Нелл и представить боялась, что она делала бы, если б любовница Филана жила с ней в одной деревне. И без того обитателей Амбо-Коттеджа все в округе считали странными. Если бы местных жителей не связывали с Филаном деловые отношения и если бы они слегка не побаивались его, то избегали бы их обоих – и Нелл, и Филана. Или же постоянно сплетничали бы о них, сочиняя всевозможные небылицы.

– Разумеется, могло быть и хуже. – Тетя Хейзел смотрела в свою тарелку, где теперь лежал тушеный цыпленок в грибном соусе. – Филан мог бы привезти ее в Амбо-Коттедж и поселить в нашем доме.

Нелл чуть не подавилась.

– Хочешь сказать, что он мог жениться на любовнице? Тетя Хейзел по-галльски пожала плечами:

– А почему бы нет? Кто знает?

У Нелл напрочь пропал аппетит. Она не сможет жить под одной крышей с такой женщиной. И не важно, будет у нее на руке обручальное кольцо или нет. Кроме того, если Филан женится, он не будет нуждаться в услугах Нелл по ведению хозяйства. Она велела Редферну убрать тарелки.

– И извинитесь перед кухаркой. Все было очень вкусно. Завтра я поговорю с ней насчет меню.

– Если завтра она все еще будет здесь, – пробормотал дворецкий, бросив гневный взгляд на мадам Амбо. Они были заклятыми врагами. Редферн возлагал на тетушку Хейзел ответственность за трудности с наймом прислуги. Она же, не оставаясь перед ним в долгу, винила его за прохладную английскую погоду, за высокие цены на уголь и за упадок французской аристократии.

– Спроси его, – сказала тетя Хейзел племяннице, – куда нечистый понес Слоуна. – Сама она не могла спросить Редферна, потому что вот уже более десяти лет, с того самого времени, как Редферн здесь появился, они не разговаривали. Никто не знал причину. Нелл полагала, что они сами не помнили, почему стали врагами.

– Мой брат не сообщил, что у него за срочные дела? – сочла своим долгом поинтересоваться Нелл у дворецкого. – Если где-то случился пожар или вспыхнула эпидемия, нам нужно будет собрать все самое необходимое для пострадавших.

У Редферна раздувались ноздри от возмущения.

– Вы же знаете, мисс Слоун: я не вмешиваюсь в дела хозяина. Если бы мистер Слоун счел нужным поставить вас в известность о своих планах, он непременно бы обсудил их с вами, мисс.

10
{"b":"218","o":1}