ЛитМир - Электронная Библиотека

Нелл смотрела на лицо, которое запомнила на всю жизнь. Знаменитый эндикоттский нос, густые черные волосы, очки – перед ней был вовсе не незнакомец. Это был любезный, серьезный мальчик, который когда-то за нее вступался. Милый юноша, помешавший своему младшему брату-проказнику, когда тот хотел засунуть ужа ей за шиворот. Он также ухаживал за ней на свадебном обеде, предлагая самые лучшие деликатесы, то ли оказывая ей гостеприимство, то ли желая подкормить худенькую девочку. Даже тогда он обладал чувством собственного достоинства дворянина. Неужели это граф Кард, кумир ее детства?

Разумеется, сейчас, когда он лежал, распростертый, на земле, ни о каком достоинстве не могло быть и речи. Его левая рука была согнута как-то неестественно, из раны на лбу сочилась кровь, лицо исказила гримаса боли, и, чтобы что-то увидеть без очков, он щурил свои карие глаза. Однако это был все тот же ее герой. Он бесстрашно спас Нелл, ее тетю и даже гуся. Только бы рана не оказалась серьезной! Господи, сотвори чудо, помоги ему!

Она снова вытерла кровь с его лба, мысленно моля Бога, чтобы Алекс не умер.

– Нелли?

– Туз?

Алекс улыбнулся и закрыл глаза.

Пожилая дама, старый дворецкий и худенькая молодая женщина были не в состоянии внести Алекса в дом, не говоря уже о том, чтобы поднять его на второй этаж. Отправив осла спать, помощник конюха Кристофер ушел домой, а кучер и конюх уехали вместе с Филаном.

Чтобы не причинить вред потерявшему сознание Карду, Нелл боялась передвигать его с места, пока не станет известно, насколько серьезна его рана.

– Нужно кого-нибудь позвать на помощь.

Нелл собиралась, оседлав лошадь Филана, поехать в деревню сама. Жеребец не знал женского седла, а Нелл никогда не садилась на лошадь по-мужски, но это не могло остановить девушку. Однако оставлять лорда Карда здесь, на дороге, где его мог нечаянно задавить какой-нибудь экипаж, было небезопасно. А если Алекс придет в себя или у него – не дай Бог – начнется внутреннее кровотечение? Нелл не могла допустить, что он будет лежать здесь и умирать в окружении старика слуги и ненормальной тетушки. Поэтому она решила позвонить в пожарный гонг, который висел у парадной двери. Нелл изо всех сил ударила колотушкой в круглый кусок меди, потом еще и еще.

Тетушка Хейзел закрыла уши руками, а Редферн в испуге отпрянул назад.

Алексу показалось, что под ним сотрясается земля и колокола извещают о начале Страшного суда. Наверное, он уже на том свете. Однако граф не возражал, когда его голову положили на чьи-то мягкие колени. Он попытался улыбнуться и почувствовал, как чья-то слезинка капнула ему на щеку. Разве ангелы плачут?

Рядом с ангелом он увидел тетю Хейзел.

– Молодец, дорогая, это ты хорошо придумала, – сказала она ангелу. – Он приходит в себя. К тому же фермеры, услышав гонг, прибегут сюда, помогут внести его в дом и приведут врача.

«Господи, да кто сюда прибежит?» – с тоской думала Нелл. Софи Познер на сносях, а ее муж слег с инфлюэнцей. Может, сюда прибегут Дойлы, которые даже не удосужились открыть дверь сестре хозяина фермы? А Макалистеров и вовсе давно след простыл. Нет, помощи им ждать неоткуда. Нелл опасалась, что фермеры даже пальцем не пошевелят, чтобы им помочь. Пока огонь не доберется до их домов, они не придут на помощь, пусть даже Амбо-Коттедж сгорит дотла.

– Может быть, помощник конюха не успел уйти далеко? И, услышав гонг, приведет помощь из деревни?

Перепуганный Кристофер, запыхавшись, примчался в Амбо-Коттедж. Он очень удивился, услышав пожарный гонг, ведь всего десять минут назад, когда он покинул усадьбу, огня и в помине не было. Видимо, злые духи, завладевшие этим домом, совсем распоясались. У юноши отлегло от сердца, когда он увидел, что шум подняли не из-за призрака, а из-за полумертвого незнакомца.

Он со всех ног побежал в деревню. В ушах у Кристофера еще долго звенели звуки пожарного гонга и звучали распоряжения мисс Слоун. Юноша бежал так быстро, что если бы он решил запрячь и оседлать лошадь мистера Слоуна, у него ушло бы на дорогу больше времени, чем добежать до деревни.

Что касается взятой в аренду лошади графа, то она вернулась в гостиницу вся в мыле, с испуганными глазами и без седока. Мистер Риттер не на шутку встревожился. Не случилось ли с графом Кардом несчастье? Поэтому он собрал всех конюхов. Впрочем, гораздо больше его беспокоил неоплаченный счет, чем жизнь постояльца. На звуки пожарного гонга сбежалось полдеревни. Движимые любопытством люди были возбуждены и оживлены, словно собрались на деревенский праздник. Шумной толпой они отправились по пыльной дороге в Амбо-Коттедж, многие шли туда впервые в жизни. Кто-то тащил с собой деревянную дверь на тот случай, если раненого графа необходимо будет перенести в деревню, некоторые мужчины захватили пистолеты. Кто-то нес ведра, кто-то – лопаты. Кузнец захватил молот, хирург – аптечку и медицинские инструменты. Под предлогом того, что так удобнее идти, Китти Джонстон подоткнула юбки.

Не то чтобы викарий верил россказням о призраках, обитающих в доме Слоунов, но все же взял с собой крест и Библию. Время от времени он заходил в Амбо-Коттедж на чашку чая, а раз в месяц – на обед. Мисс Слоун – порядочная богобоязненная женщина, преподает в воскресной школе. Мистер Слоун не посещает церковь, но это не означает, что он безбожник в большей степени, чем любой другой среди этой толпы. Редферн – всего-навсего несчастный старик, чья душа не запятнана никакими грехами. Мадам Амбо – приверженка папы римского, а вовсе не ведьма, как многие думают. «Береженого Бог бережет», – говорил себе викарий, готовый к самому худшему. Тяжело дыша от быстрой ходьбы, он читал молитву и просил Бога о том, чтобы все обошлось.

Нелл хотелось расцеловать всех этих людей, даже потного верзилу кузнеца, хозяина гостиницы в заляпанной элем одежде и ханжу служителя церкви, – так она обрадовалась, увидев, что из деревни спешит подмога. Нелл приказала Редферну принести вина и воды для одолеваемых жаждой спасателей, пока те, окружив хирурга плотным кольцом, ждали его вердикта.

– Жить будет, – объявил доктор Лесситер под одобрительный рокот и возгласы толпы. Все подняли бокалы с вином, радостно приветствуя весть о спасении лорда Карда, – все, кроме самого Алекса, который чувствовал себя словно в тумане. Ему трудно было согласиться с мнением хирурга. Он лежит на земле. Все взгляды устремлены на него. Если он до сих пор еще не скончался от сильной боли, то готов был умереть от стыда и унижения.

Хирург сказал, что предпочтительнее вправить вывихнутое плечо прямо здесь, на месте, чтобы, когда графа будут вносить в дом, он не испытывал сильной боли. Алексу трудно было себе представить, что боль может быть сильнее той, которую он испытывал сейчас. Граф поднял голову, пытаясь среди сотен глаз найти знакомые голубые глаза Нелл. Она была рядом и держала его за руку. Стараясь подбодрить Алекса, Нелл кивнула ему, и он ответил ей кивком.

Кузнец держал графа за один бок, хозяин гостиницы – за другой, а хирург в это время тянул и дергал Алекса за руку. От боли Кард потерял сознание, викарий сочувственно поморщился, а гусь ущипнул Китти Джонстон за красную шелковую нижнюю юбку. Когда наконец плечо лорда Карда встало на место, раздались одобрительные возгласы и крики «ура».

– Как только его уложат в постель и разденут, я осмотрю его и скажу, в каком он состоянии, – пообещал хирург. Мужчины подняли Алекса и осторожно положили на дверь, которую притащили с собой. Решено было поместить графа в самой большой спальне для гостей. – Конечно, я не могу гарантировать, что от падения у него не вышибло мозги.

– Нет, что вы, он узнал меня, – сказала Нелл.

Судя по выражению лица доктора, он ей не поверил. Откуда этот блестящий щеголь может знать старую деву мисс Слоун, которая ни разу не выезжала в свет? Не исключено, что эта девушка тоже чокнутая, как и все ее родственники.

Видя, что врач сомневается в ее словах, Нелл добавила:

– Ваш пациент – Александр Эндикотт, граф Кард. Он пасынок моей покойной двоюродной сестры. Можете не сомневаться: он меня узнал.

17
{"b":"218","o":1}