ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он умный, к тому же очень полезный, – сказала она, слизнув капельку крови с пальца.

Алекс бросил на нее взгляд. Кажется, у него снова начинается лихорадка. Так о чем они сейчас говорили? Об ее алых губках? Нет, о проклятом гусе!

– Я был бы рад, если бы гусь выдворил из дома этого Чоли, заставил его без оглядки ускакать на коне. И чем быстрее, тем лучше.

– Этот гусь особенный. Он лучше сторожевой собаки. Может быть, сейчас вам в это трудно поверить, но обычно к нам редко приходят гости. После того как вы уедете и остальные гости тоже покинут наш дом, я не буду волноваться, оставаясь в доме с Редферном и тетей Хейзел. Потому что территорию патрулирует гусь. Разумеется, пока не вернется Филан. Хотя брат часто уезжает по делам. – Так и не сделав ни одного стежка, мисс Слоун свернула шитье. – Наверное, вы считаете меня глупой из-за того, что я тревожусь по пустякам.

– Кто – я? Самый большой трус в мире?

Его слова вызвали у Нелл улыбку, чего Алекс и добивался. Он вовсе не считал ее глупой. Она напоминала Алексу заброшенный сад, где служит нерадивый садовник. Или принцессу из сказки, которая дни и ночи проводит в одиночестве, боясь темноты в своем замке, где обитают призраки.

Боже милостивый! Неужели все настолько плохо, что безмозглая птица служит ей утешением? Филан Слоун не отвертится от вопросов Алекса. Ему придется на них ответить. Хирург сказал, что еще день-другой, и Кард сможет самостоятельно спускаться и подниматься по лестнице. После этого Алекс сразу пошлет за адвокатом. И в руках у него появятся факты, а не досужие домыслы. Эти факты будут касаться не только несчастного случая, который произошел когда-то с Лизбет, но и многого другого.

Алекс намерен доискаться до правды, а главное – выяснить, какова судьба маленькой Лотти, его единокровной сестры. Он поклялся отцу, когда тот находился на смертном одре, что сделает это. И рано или поздно Алекс выполнит данную им клятву, если это в его силах. Ведь не исключено, что Лотти нет в живых.

А Нелл – живая женщина, из плоти и крови, существующая здесь и сейчас. Нелл – долг чести, который граф Кард обязан воздать Лизбет. Эта прекрасная женщина подарила его отцу четыре счастливых года и любимую дочку. Алекс должен подарить Нелл возможность такого же счастья. У нее должна быть семья. Любящий муж и дети. Лорд Кард не уедет из Кингстон-апон-Гулля, пока Нелл не найдет своего счастья. А если этого не случится, увезет ее в Лондон.

Алекс размышлял о том, кого из родственниц можно попросить организовать сезон для девушки уже не очень юной, небогатой, невысокого происхождения, родственники которой, мягко говоря, – со странностями. Но решение пришло само собой в тот момент, когда на горизонте возник новый поклонник Нелл.

В один прекрасный день, утром, в Амбо-Коттедж заехал сэр Чонси Гейнз, школьный приятель графа Карда. Они с Алексом часто виделись в клубах и на балах в Лондоне. Молодой баронет приехал погостить к своей бабушке в Скарборо.

– Он приехал, чтобы поправить свое пошатнувшееся материальное положение, – поделился лорд Кард с Редферном, когда тот спросил его, хорошо ли себя чувствует его сиятельство и может ли он принять посетителя. – Парень по уши в долгах. Живет не по средствам, – объяснил он. – Бабушка возлагает на него большие надежды, поэтому, как я полагаю, он решил, что старушка раскошелится.

Алекс подумал было, не посватать ли его за Нелл, но тот час же отмел эту идею как абсолютно неприемлемую. Хотя Гейнз был молод и хорош собой. Высокий, белокурый, он пользовался большим успехом у дам как партнер по танцам. Однако этот малый чрезмерно увлекался игрой в карты и обожал блистать в обществе. Чонси, разумеется, мог бы ввести Нелл в свет и позаботиться о том, чтобы она укрепила там свое положение. Но потом он бросит ее там одну или оставит со своей бабушкой в Скарборо. Нет, баронет неподходящая партия для Нелл. Поэтому Алекс распорядился, чтобы Гейнза не принимали в Амбо-Коттедже.

– Этот парень чрезвычайно болтлив. От общения с ним у меня снова разболится голова. Передай ему, что я ценю его внимание и надеюсь, что мы скоро встретимся в Лондоне.

Собираясь уходить, сэр Чонси встретил Уэллсли. Баронет в это время сидел один в коридоре и ел булочку, которую ему принес на подносе Редферн. Дворецкий удалился, чтобы спросить лорда Карда, не желает ли он чего-нибудь. К счастью для сэра Чонси, в тот момент, когда он подкармливал гуся, бросая ему крошки от булочки, мимо проходила Нелл.

Прежде чем уйти в школу, где она проводила уроки рисования, Нелл нужно было сделать много дел. В спешке она раскраснелась, и несколько белокурых прядей выбились из обычно туго стянутого на затылке строгого пучка. Скромная соломенная шляпка висела на ленточке у нее на шее, а от теплых слов, которые сказал ей кузен Алекс на прощание, ее голубые глаза радостно сияли.

Сегодня Нелл была хороша собой, как никогда. Скучающий джентльмен из Лондона, застрявший в глухой деревне, не мог не отдать должное ее красоте.

Сэр Чонси вежливо поклонился и назвал свое имя. При этом он заявил, что гусь, бесспорно, самый подходящий компаньон, который требуется для соблюдения приличий при знакомстве. Нелл рассмеялась его шутке и сделала реверанс, тронутая тем, что хоть кто-то отнесся к Уэллсли по-дружески.

Как понял рассерженный Алекс, когда ему по очереди доложили об этом сначала Редферн, а потом Стивз, дальше отношения сэра Чонси и Нелл развивались стремительно.

Ведя за собой лошадь, молодой баронет отправился в деревню вместе с мисс Слоун. Пока Нелл проводила уроки, он ждал в гостинице, попивая превосходный эль мистера Риттера и слушая местные сплетни. Затем Гейнз проводил Нелл в Амбо-Коттедж и зашел, чтобы выпить еще стаканчик вместе с тетей Хейзел, которая на этот раз старалась соблюдать правила приличия. Молодые люди обсуждали местную природу, состояние дорог от Гулля до Скарборо и самочувствие лорда Карда. Пожилая дама обсуждала свои розы. Одному Богу известно – с кем.

Поскольку бабушка сэра Чонси путала Гейнза с его покойным отцом, покойным дедушкой и младшим братом Гейнза, этот факт нисколько не смутил баронета. Он привык смотреть сквозь пальцы на старушечьи странности, а также не обращать внимания на компаньонок.

Наследующий день сэр Чонси вернулся с цветами и книгами. Он дождался обеда, потом чая. Вместе с мисс Слоун носил семьям арендаторов фермы корзины с провизией. По словам Редферна, баронет осыпал мисс Слоун милыми комплиментами и, что показалось Алексу особенно ужасным, гладил гуся.

Из всех дешевых трюков, направленных на то, чтобы добиться расположения барышни, этот был самым хитрым и коварным. Сидя один у окна, Алекс кипел от злости. Он понял, что плохи его дела.

Поэтому, превозмогая боль в боку и плече, он поднялся с постели и пригласил гостя к себе в комнату.

– Как я рад, что ты наконец на ногах! – воскликнул Гейнз, с такой силой тряся руку Алекса, что тот поморщился от боли.

Карду было не до церемоний.

– Каковы твои намерения? – сухо спросил он, как только Стивз поставил для посетителя стул.

– Намерения? Развеселить тебя. Слушай, доктор уже разрешил тебе выпить? После нескольких бокалов портвейна я всегда чувствую себя намного лучше. Я бы не возражал…

– Я говорю о намерениях относительно мисс Слоун.

Сэр Чонси недоуменно заморгал:

– Так вот откуда ветер дует? Извини, старина, никогда не думал, что эта девушка в твоем вкусе.

– Дело тут не во вкусе. Она моя кузина.

– В деревне говорят совсем другое. Но я не виню тебя, Кард, и прекрасно понимаю. Эта девушка лакомый кусочек. Надо только пробиться через броню ее нарочитой сдержанности и надменности.

– Нелл, я хотел сказать – кузина Элеонора, застенчива, а не надменна. И она не лакомый кусочек! – Не будь у Алекса покалечены руки, он спустил бы баронета с лестницы.

– Итак, это будет твоя четвертая по счету невеста? Не многовато ли? – Гейнз сделал гримасу. – Только представь себе, какой поднимется шум, если эту новость подхватят скандальные газеты!

28
{"b":"218","o":1}