ЛитМир - Электронная Библиотека

В поисках супруга эта перезрелая девица могла вознестись на любые высоты – какие только могла пожелать. Но то ли ее несколько утомили поиски, то ли титул графа показался леди Люсинде достойным ее персоны, – но факт остается фактом: на одной из светских вечеринок она соизволила одарить улыбкой лорда Карда. Должно быть, до нее дошел слух о том, что граф Кард подыскивает себе невесту. Не оставшись в долгу, в ответ на ее улыбку Алекс тоже улыбнулся. Эта дама определенно будет для него превосходной партией – воспитанная в духе ее положения в обществе, утонченная, и рафинированная, без единого изъяна, отполированная до блеска, образованная, чьи достоинства неоспоримы и общепризнанны. Не имеет значения то, что ее приданое весьма незначительно. Алексу не нужна богатая невеста. Не важно, что ее отец – игрок. Алекс может себе позволить дать герцогу пару раз взаймы. А вот мысль о том, что их будущие дети будут похожи на слонят, покоробила Алекса и заставила всерьез задуматься. И все же если леди Люсинда проявила к нему благосклонность, он должен ответить ей тем же. А там видно будет.

После тура вальса Алекс пришел к выводу, что двигались они довольно слаженно. И при этом непринужденно беседовали на разнообразные темы. На следующий день Алекс получил возможность убедиться, что леди Люсинда отлично ездит верхом. Через две недели, однако, он осознал, что знает эту женщину не больше, чем другие граненые алмазы высшего света. Они сверкают, переливаются, но не греют.

Добродетельная женщина, разумеется, не ведет себя на людях как публичная девка, если хочет найти себе достойную пару. Но в будущей жене Алекс мечтал разжечь хоть искру страсти. Он не собирался давать обет воздержания, потому что это было бессмысленно. А также не был сторонником супружеской неверности. Лорд Кард не собирался, имея жену, заводить себе любовницу, как делали многие мужчины его круга. Главной целью брака Алекс считал рождение наследников и собирался отдаться этому занятию всей душой и без остатка, находя наслаждение в земных радостях исполнения супружеского долга, ниспосланного Богом. Таких же взглядов должна была придерживаться и его будущая жена.

Но Алекс был обескуражен, а также заинтригован и искренне восхищен, когда на балу у Карстеров леди Люсинда незаметно дала ему знак следовать за ней на балкон. Он снял очки и тщательно протер стекла, чтобы убедиться, что он верно истолковал этот жест. Сомнений не было: леди Эпплгейт звала его на балкон. Оглянувшись по сторонам, Алекс заметил, что компаньонка леди Люсинды дремлет в кресле в углу бального зала. Граф Кард знал, что отец леди Эпплгейт в этот момент находится в зале для игры в карты, потому что сам только что вернулся оттуда вместе с другим игроком, которому сегодня так же не везло в игре, как и Алексу. Стремясь не привлекать к себе внимание и напустив на себя безразличный вид, Алекс неторопливо направился на балкон.

Оказавшись там, Алекс смотрел на пары мужчин и женщин, которые спускались по лестнице, ведущей в сад, освещенный фонарями, некоторые в поисках уединения скрывались за деревьями. Леди Люсинда в ожидании Алекса стояла возле ступенек, обмахиваясь веером. Алекс подошел к ней. Как бы случайно, все еще пребывая в неведении относительно ее намерений. Он настороженно ждал, что за всем этим последует.

Она взяла его за руку и повела вниз по лестнице, потом через кусты, в сторону темной тропинки. Надо же! Оказывается, Ледяной Деве не чужда страсть.

По дороге они вели светскую беседу, пока не достигли места не настолько уединенного, как хотелось бы Алексу, но достаточно пустынного. Алекс заговорил было о том, что спустя всего две недели общения начинает узнавать леди Люсинду с неожиданной для него стороны, но Люсинда перебила его, привлекла к себе и деловито приложилась губами к его губам. Сначала им мешали их носы, затем очки Алекса, которые он сумел водрузить на место для того, чтобы они смогли прилично поцеловаться.

Именно таким и был этот поцелуй – приличным. Ее губы оставались твердыми и неподвижными под его губами. Люсинда не прижалась к Алексу, не вздохнула и не охнула. Когда она отступила назад и заговорила, ее дыхание было спокойным и ровным.

– Ну вот, теперь вам придется на мне жениться.

На Алекса словно вылили ушат холодной воды.

– Что?! – воскликнул он, воровато озираясь по сторонам, и, к своему облегчению, обнаружил, что их никто не слышит. – Что вы такое говорите, черт возьми? – испуганно прошептал он.

– Все знают, что вы ищете невесту, но с вашим беспутным образом жизни будете еще долго искать. Более подходящей супруги, чем я, вам не найти. Кто, как не я, ублажит беседой гостей в вашей гостиной и обезоружит их изящными манерами?

– А как насчет моей спальни? – пробормотал Алекс. – Я мечтал о жене, которой будут нравиться мои поцелуи.

– Не будьте таким вульгарным.

Еще неизвестно, кто из них двоих вульгарен. Разве не она набросилась на него, а сейчас хочет женить его на себе?

– Я не смею оскорбить ваш слух, выразив словами все, что думаю о ваших мечтах и чаяниях, но нашей с вами свадьбе не бывать! – Алексу было все равно, слышит их кто-нибудь или нет. Он повернулся и с решительным видом направился к лестнице, даже не оглянувшись.

– Но вы меня скомпрометировали! Все знают, что мы вместе покинули бальный зал.

– Один поцелуй, – Алексу хотелось сказать: «Неважнецкий поцелуй», – но, будучи джентльменом, он не стал этого говорить, – не может создать компрометирующую ситуацию. К тому же вас нельзя назвать неопытной дебютанткой, которую ввергли в соблазн и подтолкнули к неблагоразумному поступку. Вдобавок ко всему ваша компаньонка дрыхнет без задних ног, и в этой толпе едва ли кто-нибудь заметил хоть что-то.

– А если я порву на себе платье?

– А если я брошу вас в этот фонтан, мимо которого мы сейчас проходим, и оставлю вас там? Нашей свадьбе все равно не бывать!

– Мой отец будет настаивать.

– Ваш отец? Он только и делает, что проигрывает остатки вашего приданого. Он не заметил бы даже, если бы вы вернулись в бальный зал с растрепанными волосами, со спущенными до щиколоток чулками и в испачканном травой платье. Хотя ничего этого и в помине нет, – заявил Алекс, для вящей убедительности кивнув в сторону фонтана.

Леди Люсинда задрала нос:

– Он вызовет вас на дуэль за то, что вы меня обесчестили!

– Прежде всего, мадам, хочу поставить все точки над i: я вас не обесчестил. Просто у вас болезненное самомнение, из-за которого вы видите оскорбление там, где его нет. Кроме того, ваш отец должен мне изрядную сумму денег. Он не вызовет меня на дуэль, если я пообещаю простить ему долг. К тому же он уже не молод, и вероятность того, что он сможет противопоставить что-то моему мастерскому умению стрелять из пистолета, весьма мала.

– Ах! В таком случае вам придется снять ваши уродливые очки, чтобы вы с ним были в равных условиях.

Что? У него уродливые очки? С губ Алекса сорвался грозный рык, который заставил Люсинду отшатнуться от него и держаться подальше от фонтана.

– Ваши амбиции не знают границ, не правда ли? Вы готовы пожертвовать вашим отцом или человеком, за которого надеялись выйти замуж, только для того, чтобы удовлетворить свою прихоть?

Они уже подходили к балкону. Леди Люсинда запыхалась, едва поспевая за Алексом.

– Я не намерена была заходить так далеко, – сказала она. – Ваше чувство чести не допустит этого.

– То самое чувство чести, которое отсутствует у вас самой, миледи. Желаю вам приятного вечера… и в следующий раз – более удачной охоты.

– Ну что ж, посмотрим, что будет после того, как объявление о нашей помолвке попадет в газеты!

Черт, она права. Человек, разорвавший помолвку, о которой заявлено в прессе, в глазах общества последний негодяй. Скандал и досужие домыслы на эту тему лишат Алекса надежды найти себе приличную невесту. Но это также погубит репутацию дочери герцога.

– Вы не посмеете послать в газету объявление о помолвке без моего разрешения.

3
{"b":"218","o":1}