1
2
3
...
31
32
33
...
70

Редферн в этот момент вел прихрамывающего герцога вверх по ступенькам, а леди Люсинда последовала за пожилыми дамами, поднявшимися в дом. Поэтому Нелл пришлось самой держать Дейзи. Она согласна была жить в одной комнате с призраками мадам Амбо, чем набраться блох у собаки.

Нелл опустила собаку на землю, чтобы та облегчилась на свежем воздухе, а не на дорогих коврах. Затем Нелл отнесла собачку в комнату леди Люсинды. Входя в комнату, она услышала, как леди Люсинда велела Браун выяснить, где расположены апартаменты графа. Поскольку у горничной руки были заняты платьями и другой одеждой, Нелл сказала:

– Не утруждайте себя, милая. Это те самые комнаты, возле двери которых выставлен лакей. И ему приказано никого не пускать к лорду Карду, дабы не тревожить его.

Леди Люсинда приняла у Нелл собачку и положила ее на кровать – на роскошное атласное покрывало с фиалками. На вышивку фиалок, повторяющих узор обоев в этой комнате, Нелл потратила целый год.

Поэтому Нелл испытала большое удовольствие, разъясняя леди Люсинде, что ее шансы проникнуть в спальню Алекса чрезвычайно малы.

– Камердинер – давнишний слуга лорда Карда, преданный графу и рьяно пекущийся о здоровье хозяина. – Этим Нелл хотела подчеркнуть, что слугу невозможно подкупить: даже за большие деньги он не отступит от правил, установленных графом Кардом.

Леди Люсинда налила воду из кувшина в изящную фарфоровую чашку с изображением фиалок. Нелл опасалась, что ее подруга собирается дать ее собаке, но леди Люсинда выпила воду сама. Бедный песик смотрел в это время на хозяйку, высунув язык и тяжело дыша.

– Я прикажу принести миску с водой для Дейзи, – сказала Нелл.

– Она любит печенку. Но, если нужно, съест и говяжий фарш.

Только не на атласном покрывале! Этого Нелл ей не позволит.

– Я позабочусь, чтобы собачку накормили. Да, и не беспокойтесь о лорде Карде: Стивз спит на соломенном тюфяке в комнате графа. На тот случай, если его сиятельству ночью что-нибудь понадобится.

– О, завтра, пожалуй, самое время устроить мне тет-а-тет с Кардом. Уже пора.

«Нет, не самое время, – подумала Нелл. – Если эта женщина не беспокоится о самочувствии своего жениха, никаких встреч наедине».

– А еще, – продолжала леди Люсинда, – я смертельно устала. Сама понимаешь, как утомительны эти путешествия. О, хотя я полагаю, ты этого не можешь знать, не так ли? Нет, тебе в самом деле нужно переехать поближе к Лондону, Элеонора.

Нелл сомневалась, что даже дочь герцога может выбрать себе место жительства по своему вкусу. Но леди Люсинда, похоже, считала, что все ее желания и капризы должны немедленно выполняться.

Ха! Держи карман шире! Притязания леди Люсинды на титул графини напрасны. Бедняжку ждет горькое разочарование. Если потребуется, Нелл грудью встанет на защиту свободы Алекса. Лучше она сама будет спать на полу в коридоре под дверью графа Карда, охраняя его, чем позволит этой бессердечной женщине устроить ему ловушку и хитростью женить на себе. Пусть даже леди Люсинда – воплощение элегантности. Пусть она самая завидная невеста во всей Англии, обладающая самыми большими связями. Алекс заслуживает лучшего.

Как и эта бедная собачонка.

– Я отложила ужин, чтобы дать тебе время отдохнуть, – сказала Нелл, хотя настоящей причиной отсрочки трапезы было то, что кухарке не хватило времени приготовить еду для такого большого количества гостей.

– Кард ужинает вместе со всеми?

– Нет, доктор пока не разрешает ему спускаться и подниматься по лестнице. В его состоянии это опасно.

– В таком случае я буду ужинать в своей комнате. Принесите мне еду на подносе. Только не печенку и не говяжий фарш. Мне достаточно куска телятины, впрочем, можно и свиные котлеты. Желательно со спаржей.

Пока леди Люсинда любовалась своим отражением в зеркале, Нелл размышляла. Где ей взять столько прислуги? Слуги и без того заняты, им приходится носить еду в комнату больного. А тут еще надо прислуживать леди Люсинде с ее собакой.

– Я зайду на кухню, чтобы забрать поднос миледи, – поспешила ей на выручку Браун. – Как только закончу распаковывать вещи, – торопливо добавила она, с опаской косясь на хозяйку.

– Благодарю вас. Это было бы весьма кстати, поскольку нам не справиться с таким количеством гостей.

Люсинда проигнорировала ее слова.

Ужин прошел в довольно странной обстановке. Хозяйка дома за столом отсутствовала. У собравшихся не было ничего общего. Герцог жаловался на подагру, тетя Хейзел рассказывала о своих друзьях-духах. Мистер Пибоди решил, что Нелл начала охоту за мужем. Слава Богу, что хоть еда была вкусной.

Нелл считала, что для страдающего подагрой человека еда слишком жирная, но его светлость выглядел вполне довольным, уплетал за обе щеки и весело смеялся над предложением мадам Амбо побеседовать с его покойной супругой.

– Побеседовать? Ради всего святого, мадам: из нее, бывало, слова не вытянешь! За двадцать лет супружеской жизни мы с ней едва перемолвились словом.

– Ты говоришь, у тебя запор, Гарольд? – обратилась кузина к герцогу. – Съешь окорок под соусом с добавлением изюма.

– Вы читали Донна, мисс Слоун? – поспешил осведомиться мистер Пибоди. – Это мой любимый поэт.

– Да, но…

Ее перебила тетя Хейзел:

– На прошлой неделе я говорила с ним. Бедняга до сих пор пребывает в глубокой меланхолии.

– Цветная капуста? Нет, она не годится для облегчения пищеварения. А ты как думаешь, Гарольд?

– Если Карду скучно, после ужина я смог бы составить ему компанию.

– Ты предлагаешь мне сыграть в карты? Нет, я устала, Гарольд. К тому же играешь ты из рук вон плохо.

– Это правда, ваша светлость? А я бы не прочь перекинуться с вами в картишки, – сказала тетя Хейзел, и в ее глазах появился алчный блеск.

– Лорд Кард очень рано ложится спать. Доктор сказал, что сон лечит, – объяснила Нелл герцогу.

– Плохо. Я бы хотел как можно скорее покончить с делом. Какой смысл ходить вокруг да около? Молодой человек хорошо знает, зачем мы приехали. Рано или поздно каждый мужчина надевает на шею хомут.

Мистер Пибоди многозначительно кашлянул. Нелл почувствовала, что краснеет.

Тетя Хейзел с задумчивым видом добавила:

– Хомут или петлю. Я на днях говорила с Диком Турпином.

Нелл знала, что этого разбойника с большой дороги казнили в 1739 году.

– Скипидар? Впервые слышу, чтобы его использовали для лечения, другое дело – для выведения пятен от краски. Если будешь пить скипидар, испортишь все внутренности. Лучше касторовое масло…

– Турпин раскаивается в том, что совершил столько преступлений.

– Играть в вист? Нет, я же сказала, что утомилась.

– Если Кард разобьет моей маленькой девочке сердце, это будет самое настоящее преступление.

Неужели герцог считает свою дочь маленькой девочкой и всерьез думает, что у нее есть сердце?

Глава 12

То ли герцог действительно плохо играл в карты, то ли его замучил недуг, но тете Хейзел даже не пришлось подтасовывать карты, чтобы обыграть его и Нелл. Возможно, на исход игры повлияло то, что Нелл думала об Алексе.

Нелл беспокоилась о том, что леди Люсинда может подсыпать снотворное в питье караульного, который стоит у двери Алекса. Или, вскарабкавшись по балкону, влезет к нему в окно. Или хитростью выманит Стивза из комнаты, чтобы проникнуть в спальню графа и соблазнить его.

Нелл попыталась успокоиться, внушая себе, что от множества прочитанных ею романов у нее разыгралось воображение.

Каждый мужчина имеет определенные намерения в отношении женщин. Именно этим тетя Хейзел и объясняла частые отлучки Филана. Как сможет Алекс устоять против сирены, которая поставила себе целью его соблазнить? Учитывая к тому же состояние его здоровья. Нелл с трудом представляла себе леди Люсинду в роли соблазнительницы, но если эта дама притащила прислугу и своих домочадцев в такую даль, она ни перед чем не остановится, чтобы залезть к Алексу в постель.

32
{"b":"218","o":1}