ЛитМир - Электронная Библиотека

Там, где у Нелл были сливы, у леди Люсинды – грейпфруты. Где у Нелл были углы, у блистательной дочери герцога – соблазнительные изгибы. Нелл в отличие от Люсинды была небольшого роста. Нелл полагала, что как женщина не нравится Карду. Кто знает, не найдет ли он привлекательной Люсинду? И если она соблазнит Алекса, жизнь его будет разрушена.

Нелл не сомневалась в том, что Алекс порядочный человек. Он может сколько угодно подтрунивать над ней, называя себя трусом, шутливо говорить о побеге, но он никогда не скомпрометирует женщину. Если он обесчестит леди Люсинду, точнее, примет дар, который она преподносит ему на блюдечке, то обязательно на ней женится.

– Я, конечно, никудышный игрок, но вы, мисс Слоун, превзошли и меня. Вы даже не видели, какие карты держите в руках. – Герцог подсчитывал в уме, сколько раз остался в проигрыше. – Слава Богу, что мы играли не на деньги.

Пибоди не мог позволить себе обыграть своего патрона. Зато тетя Хейзел могла позволить себе все, что угодно. Она так разошлась, что Нелл пришлось незаметно толкнуть ее.

– Вы правы, ваша светлость, прошу прощения за свою рассеянность. Может быть, завтра вашей партнершей будет леди Люсинда. Или леди Хаверхилл. А еще лучше устроить музыкальный вечер. – На этот раз тетя Хейзел толкнула Нелл под столом. Однако Нелл не обратила на это внимания. – Насколько я помню, у леди Люсинды прелестный голос, – сказала она.

– Я не против музыкального вечера. Но лишь в том случае, если Кард сможет спуститься и услышать, как она поет. Моя девочка поет как соловей. Но не будет же она просто так напрягать свои голосовые связки?

– Уверена, его сиятельство постарается. А вот и Редферн. Он принес нам чай. – О Господи, наконец-то!

Нелл была несказанно рада, когда после чая все покинули гостиную. Она дождалась, когда гости разойдутся по своим спальням, а мистер Пибоди поможет Редферну собрать посуду, чтобы старику дворецкому не пришлось лишний раз наклоняться.

– Он в безопасности? – шепотом спросила Нелл.

У Редферна хватило ума понять, что речь идет вовсе не о гусе Уэллсли, только что чудом избежавшем опасности: он умудрился проникнуть в сад, в который выходила кухня, и кухарка предложила сделать из него паштет. Редферн огляделся, чтобы убедиться, что их никто не слышит. Когда Браун, горничная дочери герцога, выводила собачку погулять, она сообщила, что ее хозяйка спит как мертвая.

Пока все идет хорошо. Дейзи не справила нужду на ковры, не встретилась с Уэллсли или с кошками из конюшни. С графом тоже все в порядке.

Так сказал Хокинс, лакей, стороживший дверь лорда Карда. Стоило ему услышать, что кто-то идет, как Хокинс вскочил с места.

– Никто не пытался нарушить покой его сиятельства? – спросила Нелл.

– Кое-кто наводил справки, мисс, как и предупреждал меня мистер Стивз. Но я никого не пустил в комнату графа.

– Молодец! Но ты же не будешь сидеть здесь всю ночь? Кто-нибудь сменит тебя. Может, хочешь перекусить? Я принесу.

– Очень любезно с вашей стороны, мисс, но мистер Стивз сказал, что, как только вернется, я могу идти спать. Когда он находится в спальне графа, ни одна живая душа не войдет туда. У мистера Стивза чуткий сон.

– А что, мистера Стивза там сейчас нет? – Нелл забеспокоилась. Безотказный и услужливый Хокинс вряд ли осмелится не пустить герцога или его дочь в комнату графа.

– Он ушел перемолвиться словцом с приезжими слугами. Разузнать что-нибудь о планах гостей. После того как его светлость отправился почивать, Стивз со слугой герцога собирались вместе выпить. Мистер Редферн оставил для них вина. Вино развяжет язык слуге герцога.

– Понятно. Кто предупрежден, тот вооружен. Ну ладно, тогда всего хорошего. Надеюсь, мистер Стивз не задержится.

– Благодарю вас, мисс. А вы не собираетесь пожелать его сиятельству спокойной ночи?

– Я? Войти в его спальню?

– Вас не было в списке тех, кого я не должен пускать в комнату к его сиятельству, мисс. На самом деле его сиятельство даже сказал, что, если вы придете, он готов принять вас в любой момент.

– Но сейчас уже поздно. Наверное, он уже спит.

– Нет, мисс. Когда уходил мистер Стивз, его сиятельство не спал. Он писал письмо своему брату, который служит в армии.

– В таком случае не буду ему мешать, – сказала Нелл и повернулась, чтобы направиться в комнату тети Хейзел, поскольку ее спальню заняла леди Хаверхилл.

– Его сиятельство огорчится, мисс. Граф сказал, что скоро начнет разговаривать с призраками, как мадам Амбо. Больше не с кем. – Хокинс с опаской огляделся. – Он шутил, мисс, не правда ли?

– Конечно, он…

В дверях появился лорд Кард.

– Я услышал голоса. Не призраков, а твой и мисс Слоун. Так что не бойся, Хокинс. Добрый вечер, кузина. Проходите, пожалуйста.

На Алексе был темно-коричневый бархатный халат с вышитыми на нем инициалами. Александр Чалфонт Эндикотт. Сейчас он совсем не был похож на того мальчика, каким запомнила его Нелл. Как и тогда, на нем были очки, его лицо хранило прежнюю серьезность, а волосы были такими же темными и волнистыми, как и много лет назад. Но теперь Алекс был высок ростом, широк в плечах и мускулист. Он выглядел мужественным даже сейчас, когда рука была перевязана, а висок залеплен пластырем. Нелл старалась не смотреть на его покрытую короткими темными волосками грудь, которая виднелась в вырезе халата…

Взгляд Нелл опустился ниже. Нет-нет, это нехорошо. Господи, граф может подумать, что она смотрит на его…

Нелл решила, что ей лучше смотреть в пол. О Боже, граф босой! Наверное, дрожит от холода. У Нелл по спине побежали мурашки, словно это она замерзла.

– Вы хорошо себя чувствуете?

Нелл наконец нашла в себе силы поднять голову и увидела в глазах Алекса беспокойство.

– Прекрасно. Великолепно, – пролепетала она, чувствуя себя нескладной и неуклюжей, в то время как перед ней стоял полубог, облаченный в халат.

– Судя по вашему виду, этого не скажешь. Вы выглядите уставшей, бедная моя киска. Гости вымотали вас до предела. Я надеялся, вы поделитесь со мной вашим мнением об этой волчьей стае. О леди Люсинде и ее отце. Но это подождет до утра, когда вы отдохнете.

Значит, она не только старомодно одета, но к тому же вырядит усталой и изможденной? Нелл пришлось напомнить себе, что сэр Чонси считал ее привлекательной. Алекс сам ей об этом говорил. И мистер Пенсуорт намекал на то, что за всю свою жизнь не смог бы на нее наглядеться. Нелл вовсе не желала стать объектом вожделения для всех и каждого, но толика мужского восхищения ей бы не помешала.

– Я чувствую себя прекрасно, – проговорила Нелл с досадой в голосе. – Это леди Люси не требуется отдых, чтобы прийти в норму и вернуть свою красоту.

– Проспи она хоть целый месяц, характер ее не станет лучше, но если вы не устали, почему бы вам не зайти ко мне на минутку, пока не вернется Стивз? Можете не опасаться за свою репутацию, никто вас не обнаружит. Хокинс стоит на страже. Мне действительно очень интересно узнать ваше мнение о новых гостях.

Нельзя заставлять Алекса стоять в коридоре, на сквозняке. Однако Нелл не должна переступать без сопровождения порог комнаты холостого мужчины, когда он в неглиже. Никто не поверит, что ею движут чисто родственные чувства и она обеспокоена состоянием здоровья своего кузена, поскольку он выглядит вполне здоровым. Возможно, немного бледнее обычного. Впрочем, откуда Нелл знать, какой у него обычно цвет лица… Побудет на весеннем солнышке, и бледности как не бывало. Графу нужно только вновь научиться спускаться и подниматься по лестнице.

В общем, Нелл совершенно нечего делать в комнате Алекса. Тем более в тот момент, когда его камердинер ушел. Это было бы грубым нарушением правил поведения для незамужних женщин. Все равно что на глазах у всех в пивной «Королевский герб» поправить подвязку. Если бы Нелл застали в спальне наедине с мужчиной, удар, нанесенный по ее репутации, был бы столь же сокрушительным.

Однако Алекс ей доверяет. Разумеется, доверяет. Обращается с ней как со своей родственницей: с одной стороны, как с маленькой девочкой, какой он ее запомнил, с другой – как со старой девой, которая не заслуживает его внимания как женщина. А последнее делало любые надежды, рожденные в ее плоской груди, смехотворными. Даже если бы Нелл завопила, что ее насилуют, она не дождалась бы от графа Карда предложения руки и сердца. Она не годится ему даже в любовницы. Для этого у нее нет ни опыта, ни привлекательности, ни темперамента. Вынужденная помолвка по причине того, что девушку скомпрометировали, для леди и джентльменов, а не для таких, как Нелл.

33
{"b":"218","o":1}