ЛитМир - Электронная Библиотека

– Его светлость болен? Он упал? Может быть, послать за доктором?

Редферн убрал ухо от двери.

– Лучше пошлите за служанкой с веником и за вашими чемоданами.

Нелл постучала в дверь комнаты.

– За моими чемоданами? Я…

Леди Люсинда открыла дверь. Когда она увидела Нелл, ее мрачное выражение лица сменилось притворным дружелюбием.

– Ах, ты здесь, Элеонора, дорогуша моя. Мы с отцом только что о тебе говорили.

Может быть, весь этот шум и гам был вызван тем, что леди Люсинде помешали наводить красоту? Нелл заметила, что подруга еще не уложила волосы в замысловатую прическу и не надела драгоценности. Нелл обрадовалась, потому что собиралась пригласить ее на пешую прогулку в деревню, где драгоценные камни и модное платье были бы неуместны. Платье леди Люсинды имело на один-два дюйма, а может, и все три вырез больше, чем того требовали приличия, но шаль или меховой палантин исправили бы положение.

Нелл не обрадовалась, увидев лужу на полу.

– Это сделала собачка? Леди Люсинда отмахнулась:

– Ничего страшного. Глупое животное накинулось на вазу с цветами, вот и все.

Как она могла накинуться на вазу, стоящую на каминной полке? Бросив взгляд на полку, Нелл обнаружила, что фарфоровая пастушка тоже исчезла. Оглянувшись, Нелл заметила, что герцог лежит в шезлонге и засовывает фиалку в петлицу своего сюртука. Он улыбнулся Нелл и приветливо помахал ей рукой.

– Извините, что не встаю, чтобы поздороваться с вами, мисс Слоун. Проклятая нога!

Нелл присела в реверансе и наступила на осколки разбитой статуэтки.

– О нет! Это была любимая безделушка тети Хейзел. Она хранилась у мадам Амбо с самого детства.

Леди Люсинда взяла статуэтку из рук Нелл и спрятала под подушку. Затем подвела Нелл к герцогу.

– Не расстраивайся из-за пустяков, Элеонора. Впереди тебя ждут важные события. Что тебе в этом жалком куске глины, если перед тобой открывается новая прекрасная жизнь?

– Новая жизнь? Что, Софи Познер родила ребенка? – Нелл недоумевала, как леди Люсинда могла узнать эту новость первой.

– Я не знаю никакой Софи Познер, дорогая. К тому же леди не пристало говорить о таких щекотливых делах. – Леди Люсинда закатила глаза, словно моля бога даровать ей терпение.

– Говоря о новой жизни, моя дочь имела в виду вашу собственную жизнь, – объяснил Нелл его светлость. – Впереди вас ждет большая радость.

Господи, неужели они сегодня уезжают? Какое везение!

Леди Люсинда хлопнула в ладоши.

– Разве это не чудесно? Ты едешь в Лондон вместе с нами!

Нелл удивленно переводила взгляд с герцога на леди Люсинду. Должно быть, они переутомились в поездке или перегрелись на солнце.

Герцог по-прежнему улыбался, напомнив ей бывшего боксера-профессионала, который однажды приезжал в деревню. Тот улыбался точно так же, пока хозяин водил его по деревне на привязи.

– Не беспокойтесь, – заявил он. – Все уже устроено.

– Что именно? И кем?

– Конечно же, все устроил наш дорогой граф! – подхватила разговор леди Люсинда. – Он так… ах… признателен тебе за все, что хочет устроить тебе праздник. Он попросил нас, твоих верных друзей, организовать для тебя поездку в Лондон. Ты должна знать, что неженатый джентльмен, – она ухмыльнулась, словно вопрос о том, как долго лорд Кард останется неженатым, открыт для обсуждения, – не может представить в свете молодую женщину. Разумеется, в твоем случае это будет не официальная презентация – просто мы познакомим тебя с некоторыми людьми и тому подобное. В твоем возрасте появиться во всем белом, как дебютантка, довольно глупо. Тем более с твоими выгоревшими на солнце волосами.

Герцог кашлянул.

– Граф Кард хочет, чтобы вы осмотрели достопримечательности, мисс Слоун. Сходили в театр, послушали оперу и тому подобное. Вам предстоят балы и обеды, посещение музеев, магазинов.

Теперь кашлянула леди Люсинда.

– Нет нужды нашей дорогой Элеоноре терять время на скучные походы к торговцам бельем и портнихам, чтобы там зарыться в пухлые книги с образцами или быть пришпиленной булавками. У меня дома полные сундуки всяких старых шмоток, я хотела сказать, одежды, которую я редко ношу. А моя горничная большая мастерица шить. Разумеется, она в курсе последних веяний моды, хотя она никогда раньше не стояла перед необходимостью, чтобы при помощи одежды скрыть недостатки фигуры. Обычно от нее требовалось только выгодно ее подчеркнуть. – Люсинда гордо выставила высокую грудь, которая едва ли не вываливалась из глубокого декольте.

Граф нахмурился:

– Все равно ей нужны туфли, перчатки и шляпки. Тебе они постоянно требуются, сколько ни покупай.

Проигнорировав слова отца, Люсинда продолжала:

– Еще до того как граф приедет в Лондон, мы оденем тебя по последней моде. Да, кстати, у меня есть голубое платье, в тон твоим глазам. Это довольно избитый прием, но что же делать, раз у тебя такой невыразительный цвет глаз? Ты должна быть в курсе, что блондинки, к сожалению, вышли из моды. – Она поправила свои локоны цвета воронова крыла.

– Мисс Слоун – симпатичная крошка, – сказал герцог, словно эта симпатичная крошка не стояла сейчас в пяти футах от его шезлонга. – Нам не составит труда найти ей супруга, правда, дорогая?

– Прошу вас, ваша светлость! Я не ищу себе мужа.

– Разумеется, ищете. – Вы хотите иметь мужа, домашний очаг, кучу детишек. Этого хотят все женщины.

Нелл могла бы пойти в гувернантки или на худой конец остаться здесь. Это ее устраивало. Более или менее. У нее нет мужа и детей, но есть уютный дом. Если она выйдет замуж и уедет в незнакомое место, вряд ли будет довольна своей жизнью больше, чем сейчас. Скорее меньше.

– Кроме того, я вовсе не горю желанием побывать в Лондоне. Несмотря на то что кое-что из того, что вы упомянули, мне и впрямь интересно, – например, театры и музеи, – я никогда не любила толпу и вечную спешку. Однако я искренне благодарна вам за приглашение.

– Вы не можете отказаться, дорогая мисс Слоун, – поспешил возразить его светлость. – Я останусь без гроша. То есть я хотел сказать: ваши возражения и гроша ломаного не стоят. Слышать об этом не хочу, да и Люсинда тоже!

Леди Люсинда кивала, хотя и не с таким энтузиазмом, как отец.

– Тебе нужно поехать в Лондон, Элеонора.

– Нужно? Не понимаю – зачем?

– Как зачем? Чтобы хотя бы на время выбраться из этой убогой деревушки, из этого медвежьего угла. Папа ошибается: кроме замужества и беременности, для женщины существует масса возможностей.

– Я полагала, леди об этом не говорят? – не удержавшись, съязвила Нелл.

– Если женщина выберет себе подходящего супруга, в ее гостиной будут собираться политики, она сможет приобретать предметы искусства, оказывать покровительство художникам. Сможет путешествовать, заниматься благотворительностью, стать тонкой ценительницей мод и хороших манер. Если ты останешься здесь и не выйдешь замуж, таких возможностей у тебя не будет.

– Но то, о чем ты говоришь, мне неинтересно, – стояла на своем Нелл.

– Если не интересно, не занимайтесь этим, – произнес герцог. – Вам нужно только провести некоторое время в Лондоне вместе с нами. Будете отдыхать и развлекаться.

– Но почему?

– Мне понятно ваше смущение. Вы недоумеваете, почему Кард пожелал, чтобы вы совершили это путешествие. Моя дочь должна была об этом сама подумать, чтобы отплатить вам за ваше гостеприимство. Разве не так, крошка?

У леди Люсинды был такой вид, словно она готова выбросить что-нибудь в окно. Лучше всего – своего отца. Но она вновь приклеила к лицу фальшивую улыбку и сказала:

– Как всегда, его светлость прав. Герцог просиял:

– Будучи вашим родственником, лорд Кард хочет, чтобы вы были счастливы.

– Если я ему и родственница, то очень дальняя.

Герцог предпочел проигнорировать это замечание.

– Он испытывает чувство вины, поскольку много лет не интересовался вашей жизнью и вашим благосостоянием.

– Не выдумывай то, чего нет, Элеонора. Здесь нет ничего романтического, – поспешила сказать леди Люсинда, – лорд Кард клянется, что ты его кузина.

40
{"b":"218","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Руководство для домработниц (сборник)
Молёное дитятко (сборник)
Думаю, как все закончить
Во имя Империи!
Последний шанс
Потерянные девушки Рима
Подземный город Содома
Последняя миля
Исчезнувшие