ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я считал, что это дело Филана, а не мое. Я никогда не рассчитывал на то, что имение будет приносить прибыль, только бы оно окупало себя. Любая прибыль вкладывалась в землю или шла на ремонт дома и на ваши удобства. По крайней мере я так полагал. Говорю вам, я не собирался вмешиваться вдела имения. Амбо-Коттедж был и остается вашим домом.

– Но он принадлежит вам.

– Этого я не в силах изменить. Я также не имею права перевести имение на ваше имя. А вдруг произойдет чудо и в один прекрасный день я найду мою единокровную сестру?

Мистер Силбигер покачал головой:

– Мы вели поиски больше десяти лет и не нашли никаких следов.

– Я не отступлюсь от своего намерения.

Нелл потерла лоб.

– Если вы не заявляете ваши права на дом, зачем хотели сослать меня отсюда?

– Черт возьми, я не хотел отослать вас отсюда. Я просто…

Мистер Силбигер кашлянул.

– Я оставлю вас, молодые люди, чтобы вы продолжили этот разговор с глазу на глаз. Помнится, Редферн что-то говорил о предстоящем обеде. Я, пожалуй, приму приглашение, а до этого приведу в порядок документы. – Он поклонился и оставил Алекса и Нелл наедине.

– А почему бы нет? – спросила она, глядя на портрет Лизбет, висевший на стене. Нелл помнила, как позировала для этой картины в старом платье кузины, которое достали с чердака, чтобы Филан смог верно передать светотень. – Все равно моя репутация безвозвратно погибла.

– Ваша репутация не погибла!

– Всю свою взрослую жизнь я провела в доме, принадлежащем холостому мужчине. Как вы думаете, что скажут люди?

– Что вы помогали вашему брату вести домашнее хозяйство под присмотром вашей тетушки. Что вы впустили в дом раненого родственника и ухаживали за ним, опять же под неусыпным присмотром тети.

– Всем известно, что всякий раз, когда за мной присматривает моя тетя, в доме также присутствует сотня духов ее умерших родственников!

– Тем не менее ваша репутация не запятнана. Ради всего святого, у вас есть поддержка герцога, его титулованной кузины и его дочери. Они не посмели бы принять приглашение особы с подмоченной репутацией.

– Они бы приехали в гости хоть к самому дьяволу в преисподнюю, если бы знали, что там они застанут вас. Где на самом деле вам и место, принимая во внимание, какой вы негодяй!

– Черт возьми, Нелл, я не сделал ничего плохого!

– Вы умолчали, что я для вас – объект благотворительности! Я жила здесь и думала, что мой брат с трудом наскреб денег на мое образование, взяв их из своего кармана, а оказалось, что за мое обучение платили вы.

– Нет, это были средства вашего дяди, и он так распорядился ими. Деньги на ваше обучение были отложены заранее. Когда мистер Силбигер вернется, он может показать вам завещание Амбо.

– А приданое?

– Там об этом ничего не сказано. Скорее всего из-за того, что вы тогда были еще совсем юной, и ваш дядя не предполагал, что так рано умрет. Он ожидал, что его жена обеспечит вас из собственного наследства, потому что вы приходились ей племянницей. И Лизбет непременно сделала бы это, будь она жива. Деньги были. Но сейчас их нет. Разумеется, я позабочусь о приданом.

– Ни за что!

– Я обязан это сделать. Частично я сам виноват в сложившейся ситуации. Вместо того чтобы присматривать за своей собственностью, я положился на доверенных лиц и адвокатов, а также на вашего брата.

– Нет! – заявила Нелл тоном, не терпящим возражений. – Поскольку фермы, сдаваемые в аренду, ваши, вы должны навести там порядок. Арендаторы живут в нужде. Они брошены на произвол судьбы. А за меня вы не несете никакой ответственности. Я никогда не страдала и ни в чем не нуждалась. Вы не успокоите вашу совесть и не загладите вашу вину при помощи денег, которые готовы заплатить герцогу и его дочери, чтобы они нашли мне мужа. Потому что я никогда не была на вашем иждивении. Если не смогу помогать брату на судоверфи, я поступлю в гувернантки.

Алекс вскочил на ноги и перегнулся через крышку стола, облокотившись на бумаги, которые лежали перед ним.

– Мы представления не имеем, чем ваш брат занимается на этой самой судоверфи, и я не позволю вам войти в дело или найти там работу.

Однако Нелл не так-то просто было запугать.

– Не забывайте, что я совершеннолетняя. Вы не можете мне ничего запретить.

Кард не собирался отступать. Она заблуждается. Как глава семьи и вождь своего маленького клана, Кард несет ответственность за все, что происходит в его владениях. Разве может он разрешить кузине, точнее, двоюродной сестре своей мачехи, уйти из дому к чужим людям и стать чьей-то компаньонкой или гувернанткой? Ни для кого не секрет, как обращаются с такими наемными работницами – к ним относятся с неуважением и презрением. Они становятся заложницами капризов вздорных хозяек и похоти хозяев. Их вечной и неизменной спутницей является бедность, а когда они достигают преклонного возраста, умоляют своих хозяев предоставить им хотя бы мизерную пенсию. Нет, он не хочет своей Нелл такой судьбы. Разумеется, швыряющая в него черепки мегера ему не по нраву, однако ее поведение свидетельствует о том, что ее дух не сломлен.

– А как насчет тетушки Хейзел? – пустил он в ход свой главный козырь. – Она тоже пойдет в услужение?

На это Нелл нечего было ответить. Престарелую Азелину Амбо никто не возьмет на работу. Да и кому придет в голову платить за общение с духами? Может быть, Алекс позволит тете Хейзел остаться в Амбо-Коттедже? Однако Нелл не может оставить старушку. Тем более что одни жители деревни готовы сжечь ее заживо, привязав к позорному столбу, а другие – упечь в дом для умалишенных.

Нелл задумалась. Нервничая, она комкала в руках носовой платок. Алекс в это время рассеянно перебирал осколки статуэтки. Он безуспешно пытался приладить голову к шее пастушки, но ничего не получалось. Алексу было досадно, что Нелл скорее пожалеет фарфоровую куклу, чем неуклюжего болвана, который сидит напротив нее.

– Кстати, чем вам не нравится Лондон? – спросил он. – Большинство женщин с восторгом ухватились бы за возможность там побывать.

– Значит, я отношусь к меньшинству.

Да, Нелл не похожа на других, в этом Алекс не сомневался.

– Вы не любите ходить по магазинам?

– Люблю, но у меня нет на это средств. И наверное, мне больше понравилось бы осматривать достопримечательности Лондона.

– Вам хотелось бы проводить там время со своими подругами?

– С леди Люсиндой? – рассмеялась Нелл. – Она мне не подруга. Полагаю, вы уже это поняли. Я по крайней мере поняла. Она приехала сюда из-за вас, а пригласила меня в Лондон потому, что вы ей щедро заплатили.

– Но ведь у вас есть и другие однокашницы. Они будут рады увидеться с вами.

– Они стали такими же важными лондонскими дамами, как и леди Люсинда. Я им неинтересна. Я не принадлежу к их кругу. Многие из них терпели меня в школе, потому что у них не было другого выхода. А девушки, которые были ко мне добры, вышли замуж, разъехались в разные уголки страны и растят детей. – В глубине души Нелл им завидовала, но ни за что не призналась бы в этом. – В вашем городе нет ни одного человека, которого я могла бы назвать другом.

– Лондонские дамы примут вас. Леди Люсинде ничего не стоит это устроить. Поэтому я и решил, что только она может вам помочь.

– В чем она может мне помочь? Познакомит меня с джентльменами, которые не прочь жениться на мне ради приданого, которое вы мне обеспечите? Я лучше найду работу учительницы в школе, чем позволю, чтобы меня использовали подобным образом. Или стану помогать брату на судоверфи: я могу научиться вести бухгалтерию.

– Если на судоверфи его бухгалтерские книги находятся в таком же состоянии, как счета в Амбо-Коттедже, тогда Филану понадобится опытный бухгалтер, а не новичок. Но по-моему, вы не сообщили мне истинную причину, по которой вы не хотите ехать в Лондон. Да, прежде чем договариваться о вашей поездке, вначале мне следовало посоветоваться с вами. Но дело в том, что эта мысль пришла мне в голову сегодня утром во время разговора с герцогом, когда появился мистер Силбигер. Согласен, леди Люсинда – самовлюбленная, эгоистичная и высокомерная особа. Но тем не менее, поехав с ней, вы сможете познакомиться с молодыми людьми и полюбоваться достопримечательностями Лондона. Хотя я понимаю, почему вы отказываетесь, – вы боитесь.

42
{"b":"218","o":1}