1
2
3
...
42
43
44
...
70

Нелл рассмеялась:

– Нет, это вы трус, а не я. Чтобы жить в доме, где появляются призраки, нужна смелость.

– Вы верите в призраки не больше, чем я.

– Тем не менее, когда Андре, возлюбленный тети Хейзел, то есть покойный возлюбленный, говорит, что будет дождь, я велю служанкам снять белье с веревки.

– Наверняка у вашей тетушки ломит кости к дождю, а души умерших здесь ни при чем. Маловероятно, что Андре был карточным шулером. Тем не менее мадам Амбо, для дамы ее возраста, великолепно играет в карты.

– По-моему, ее научил жульничать конюх, который когда-то у нас работал. С тех пор мало кто соглашается с ней играть.

– Легко могу представить почему. Но все это к делу не относится. Я по-прежнему считаю, что не что иное, как робость и страх перед неизвестностью, не позволяет вам воспользоваться возможностью устроить себе небольшой отпуск, который вы заслужили. Будь Лизбет жива, вы давно вели бы ту жизнь, которая ждет вас в Лондоне. Полагаю, вы беспокоитесь из-за того, что боитесь, что на балах вы окажетесь без кавалеров, что женщины отвернутся от вас, что ваша одежда будет старомодной, а вы не будете знать, что делать и как себя вести.

– Напротив, я нисколько не сомневаюсь, что мои манеры безупречны, и я умею себя вести в обществе. Не забывайте, что я закончила престижную академию благородных девиц.

Алекс был рад, что ему удалось ее поддеть, но как ни в чем не бывало продолжал:

– По-моему, вы боитесь, что растеряетесь и будете чувствовать себя одиноко в огромном чужом городе. Но вы не будете там одна. С вами может поехать мадам Амбо.

– Захватив с собой своих призраков?

Алекс отложил осколки статуэтки в сторону.

– Я не оставлю вас на произвол судьбы.

– Вы? Который спасается бегством от женщин и осложнений? Который скорее исчезнет, чем в открытую столкнется лицом к лицу с трудностями? Который не признается в том, что является владельцем дома, если знает, что кому-то это не понравится? Хорош защитник, нечего сказать! Помню, как много лет назад вы не помешали вашему брату сунуть мне за пазуху жабу.

– Это была всего-навсего маленькая лягушка.

– Значит, вы продумали и распланировали мою поездку в Лондон до мельчайших деталей?

Алекс кивнул. Он ни слова не сказал о том, что строит далеко идущие планы. Но прежде чем осуществить их, он должен выяснить, сможет ли Нелл привыкнуть к городской жизни, сможет ли быть счастлива в привычной для него среде. Впрочем, он не собирается торопить события. Разбитые статуэтки можно забыть. Разбитые мечты – никогда…

– Итак, вы распланировали все. Как вернетесь в Лондон, благополучно освободившись из сетей леди Люсинды. Как будете оплачивать мои расходы, при этом позаботившись о том, чтобы ни одна живая душа не подумала, что я ваша… ах… голубка. Организуете мне встречи с нужными людьми в нужных кругах общества. Позаботитесь о том, чтобы меня принимали в нужных домах и на нужных светских раутах, даже если для этого вам придется подкупить хозяйку дома и распорядительницу бала. Вы попросите ваших друзей, чтобы приглашали меня танцевать, шантажом заставите кого-нибудь из джентльменов отвезти меня, угрозами вынудите герцога заказать мне ложу в опере. Я ничего не забыла?

Нет, ничего. Если не считать того, что танцевать с Нелл Алекс намеревался сам. Он, и только он, должен был вести ее на прогулку в парк. И еще у него есть своя ложа в опере.

– Нет, все будет совсем не так. Как только джентльмены вас увидят, они сами будут искать возможность быть вам представленными, будут присылать вам свои приглашения. И не только из-за вашего приданого. Вы поймете, что не все хотят жениться на богатой, особенно в городе. Есть также молодые люди, которые вообще не собираются жениться, а только хотят потанцевать с хорошенькой девушкой, разве дурно просто развлекаться и получать удовольствие? В этом нет ничего плохого. Вам понравится. Верьте мне, Нелл.

– Как же я могу вам верить? Вы столько лет скрывали от меня правду.

– Я понятия не имел, что Филан ничего не говорил вам ни о доме, ни о деньгах! Вам скорее следует винить в этом своего упрямого братца! Разыщите его и спросите, в чем дело.

– Именно это я и намерена сделать, – проговорила Нелл, – как только вы и ваши знатные гости уедут отсюда. Филан не покидает дом надолго, кто-нибудь должен знать, где он.

Алексу пришлось спешно пересматривать свои планы.

– Если вы не поедете в Лондон с леди Люсиндой и герцогом, я останусь здесь. Мне тоже нужно поговорить с Филаном. И как-то позаботиться о фермах, где совсем плохи дела. Прежде всего я должен нанять опытного управляющего фермами.

– Жильцы-арендаторы только обрадуются. А вы будете рады узнать, что свободны от моего общества. Если вы не едете вместе с герцогом и его компанией, мы с тетушкой поселимся в гостинице, чтобы не ставить под угрозу мою репутацию.

Гостиница? Тогда он будет чувствовать себя чертовски одиноким. Алекс, вероятно, был бы готов смириться с переменой в своих планах, но он не может смириться с тем, что лишается общества Нелл.

– Это нелепо. Ваша тетушка – самая надежная и респектабельная компаньонка.

Нелл подняла брови.

– Ну, может быть, не самая надежная и респектабельная, но она никогда не ходит в одиночку, за ней всегда следуют мертвые души. Так что все приличия соблюдены. Если я услышу хоть малейший намек на слухи или сплетни, сам перееду жить в гостиницу и буду оставаться там, пока не завершу свои дела. И пожалуйста, не говорите мне, что это – мой дом. Я уже сказал вам, что это не так. И никогда не будет так, пока вам с братом он нужен.

– Моему брату нужна я. Вы упустили этот важный момент, строя планы на будущее за меня. Уехать в Лондон мне мешает вовсе не страх, как вы думаете, а чувство ответственности. Филан очень беспокойный. Если он сейчас в отчаянии, если он совершил какую-то ошибку, ему, как никогда, понадобится поддержка семьи. Я должна быть рядом. Я буду защищать его. Стоять за него горой. Вы знаете, что такое долг и честь. Мне тоже знакомы эти понятия. Вы чувствуете, что у вас имеются невыплаченные долги. Я тоже чувствую, что у меня они есть. У вас тоже есть брат.

– За которого я готов пройти огонь и воду. – Алекс кивнул. – Хорошо. Значит, мы оба остаемся здесь. Мы дождемся Филана и поговорим с ним. – Он поправил стопку бумаг, которая лежала перед ним на столе. – Ах, но кто же возьмет на себя труд сообщить герцогу и его дочери, что вы не примете их приглашение поехать с ними в Лондон?

– Вы хотите сказать, кто сообщит им, что вы не будете им платить? Что его светлости придется поискать другой способ, чтобы выплатить свои карточные долги, и что леди Люсинде придется найти другую возможность липнуть к вам как банный лист? Тот, кто заварил эту кашу, пусть ее и расхлебывает. Пусть разрушит надежды герцога и леди Люсинды. – Нелл мило улыбнулась. – В крайнем случае вы можете прибегнуть к вашему излюбленному способу – сделать ноги.

– Я не настолько малодушен, как вы думаете.

– Рада это слышать, потому что сегодня вечером жду, что вы спуститесь к ужину. Если ваше состояние здоровья позволяет вам заниматься моими делами, вы вполне способны развлекать наших гостей.

– Они не мои…

– Разве не вы владелец этого дома? Разве не вы всем здесь заправляете? Разве эти люди приехали сюда не ради того, чтобы вас увидеть? Может быть, это я по неведению пригласила их, хотя не имела в виду ни герцога, ни его секретаря, но тем не менее все они – ваши гости, а не мои. Ах да, на ужин придет также викарий и еще кое-кто, кто пожелал с вами познакомиться. Они наверняка станут просить вас ссудить им деньги, чтобы сделать новую кровлю для церкви, нанять нового учителя для местной школы, спросят ваше мнение об огораживании земель для охоты.

Алекс вздохнул. Может быть, ему стоит тихонько застонать, тогда Нелл сжалится над ними позволит ему ужинать в своей комнате?

Нелл снова улыбнулась. «Зловеще…» – подумал Алекс.

– Мистер Стивз любезно предложил помочь Редферну накрывать на стол, поэтому некому нести ваш ужин на второй этаж. – Она направилась к двери. – Встречаемся в гостиной за час до ужина. Этого времени вполне достаточно, чтобы поговорить следи Люсиндой и герцогом.

43
{"b":"218","o":1}