ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэр Чонси сидел в общей комнате гостиницы за столиком у окна. Размышляя о том, что запретный плод сладок, дан взял с подноса кусок малинового пирога. Выйдя за дверь, стал бросать куски пирога гусю, который пугал стоявших рядом лошадей и оглушал прохожих громким гоготом.

К моменту когда мисс Слоун вышла из аптеки со свертком под мышкой, гусь клевал с руки сэра Чонси.

– Ах, как это мило с вашей стороны! – восхищенно воскликнула она.

Сэр Чонси мысленно похвалил себя за находчивость. Да же если ему придется выбросить исклеванные гусем дорогие перчатки в мусорный ящик, игра стоит свеч.

– Вы зовете меня на ужин? Буду счастлив принять ваше приглашение.

Граф Кард не собирался сдаваться. Хочет Нелл того или нет, она заслуживает лучшего. Пусть даже не рядом с ним. Увидев ее в гневе, граф не разочаровался в ней. Напротив, он был рад, что она не принадлежит к числу бессловесных рабынь, которые во всем потакают мужчине. Уж лучше Алекс купит себе попугая, чем свяжется с такой женщиной.

Ему нужна жена, с которой можно поговорить о чем угодно, которую можно слушать бесконечно. Ему нужна женщина, которая будет ему хорошей советчицей. Ведь в его обширном графстве ему приходится принимать множество всевозможных решений. Кард хотел восхищаться умом своей жены в той же степени, в какой он будет восхищаться ее телом.

Он все больше и больше думал о Нелл, чье худенькое тело влекло его гораздо больше, чем роскошные формы его любовницы.

Сейчас Нелл его ненавидит, но это лишь подлило масла в огонь. Она бросила графу вызов. Он должен помочь ей преодолеть страх перед большим городом и перед высшим обществом, помочь избавиться отложного чувства долга перед братом и недоверия к нему, Алексу. Лорд Кард богат и знатен. Для многих невест граф – вожделенный приз в брачном соревновании. А когда он берется за какое-то дело, у него появляется поистине бульдожья хватка. Он обязательно завоюет Нелл.

Но прежде всего ему надо каким-то образом избавиться от леди Люсинды и ее отца.

– Не забывайте уклоняться от ударов, – напутствовал Стивз хозяина. – Ваш ослабленный травмами организм не выдержит новых ушибов. Я посоветовал бы его сиятельству снять очки, но в таком случае вы не увидите, что вам грозит.

– Можно совершить прогулку по саду мадам Амбо, – сказал Редферн, который никогда не выходил из дому. – Там меньше предметов, которыми можно кидаться.

– Напротив. Там камни, грязь и кое-что похуже! – в ужасе воскликнул камердинер, натирая до зеркального блеска и без того сверкающие чистотой ботинки графа Карда. – Вы только представьте себе, во что превратится одежда его сиятельства!

В разговор вмешался мистер Силбигер, который сидел в гостиной Алекса, разложив папки и бумаги:

– Сообщите им обо всем во время чая. При мадам Амбо, леди Хаверхилл, мистере Пибоди и слугах ни одна леди не забудется настолько, чтобы устроить сцену в присутствии такого множества людей.

Стивз кивнул:

– Его светлость тоже не станет скандалить.

Алекс, как обычно, пошел по пути наименьшего сопротивления. Послал записку.

На своей жалкой повозке Нелл возвращалась домой в сопровождении сэра Чонси, который ехал верхом на щегольском кауром жеребце, стыдясь, что едет рядом с повозкой, запряженной ослом, в глубине души надеясь, что его никто ре узнает. К тому времени, когда они добрались до Амбо-Коттеджа; всхлипывания горничной леди Люсинды сменились непрерывным хныканьем, резная деревянная шкатулка для всякой всячины была разбита, а обычно прилизанные, с методически четким пробором, волосы мистера Пибоди стояли дыбом – секретарь в спешке готовился к отъезду.

– Уже уезжаете? Так скоро? – обратилась Нелл к леди Люсинде после того, как Редферн с недовольным видом повел баронета в дом. Редферн всегда был чем-то недоволен, поэтому Нелл не обратила на это внимания. Но она не могла the заметить разбросанную одежду и открытые дорожные чемоданы в комнате леди Люсинды, а также забившуюся в угол горничную. – Вы же только что приехали. Как же так? Я думала, в эту пятницу мы с тобой посетим деревенское собрание, сходим в церковь, пройдемся по магазинам. С Манчс-Хилл открывается прелестный вид на деревню. Там прекрасное место для этюдов. А на завтрашний чай нас всех пригласила миссис Маони.

Люсинда одарила Нелл ледяным взглядом.

– Двух дней, проведенных в деревне, более чем достаточно, – заявила леди Люсинда. – Вполне хватило бы и полдня. Я хотела уехать сегодня же, но отец сказал, что мы не доберемся до приличной гостиницы раньше ночи.

– Ах, как жаль!

– Да ты радоваться должна. Теперь граф в твоем распоряжении.

Нелл бросила взгляд на горничную, которая, сделав торопливый реверанс, воспользовалась моментом и выпорхнула из комнаты.

Нелл подняла шляпку с перьями, опасаясь, как бы леди Люсинда, в гневе швырявшая в чемоданы одежду, не наступила на нее.

– Я думала, граф поедет с вами.

– Так я тебе и поверила! – Леди Люсинда бросила пару атласных туфелек в чемодан, который лежал у ног Нелл.

Нелл поймала туфли и аккуратно положила рядом с чемоданом, ожидая, что горничная принесет оберточную бумагу.

– Хочешь – верь, хочешь – не верь, только не все стремятся заманить в ловушку бедного мужчину.

– Бедного? Ты еще глупее, чем я думала! Сначала отвергла ухаживания нашего дорогого мистера Пибоди, самую респектабельную партию, на какую только ты можешь рассчитывать. А затем с легкостью отказываешься от шанса, который может выпасть раз в жизни. Но жалеть «бедного» Карда так же смехотворно с твоей стороны, как и иметь на него виды.

Нелл свернула скомканную шаль, которая лежала в чемодане.

– Уверяю тебя, я не имею на него видов, даже если бы он соизволил обратить на меня внимание, что само по себе нелепо, как мы обе прекрасно понимаем. Лорд Кард не в моем вкусе. Не нахожу в нем ничего привлекательного.

– Да, он носит уродливые очки, и у него слишком большой нос, – согласилась леди Люсинда. – Что еще тебе в нем не нравится?

– Он не может похвастаться мужеством. – Редферн сообщил Нелл, что Алекс, вместо того чтобы лично сообщить герцогу и его дочери о своем решении, послал им записку. – И честностью.

Леди Люсинда принялась опустошать ящики.

– Тьфу! На честность и мужество не купишь ни драгоценностей, ни экипажа. Мало того что ты всегда была робкой и тихой, Элеонора. Такты еще и безнадежная идеалистка. Мне жаль тебя. – Она вытащила сложенную стопку украшенного кружевами белья и швырнула туда, где стояла Нелл, так что белье пришлось снова аккуратно складывать. – Честных мужчин не бывает. Особенно если мужчине кое-что требуется от женщины. Надеюсь, даже ты понимаешь, что я имею в виду!

Нелл кивнула, и леди Люсинда продолжила:

– Ах, когда дело касается женитьбы, все мужчины становятся трусами.

– Трудно с этим согласиться, учитывая, что многие все равно рано или поздно женятся.

– Только когда их припрут к стенке. Или когда они не могут другим способом получить желаемое, например наследника.

Люсинда разбросала одежду на полу рядом с чемоданом. Нелл хотелось поскорее сбежать отсюда, как недавно сделала горничная. Однако это было бы невежливо с ее стороны. Помахав подвязкой, леди Люсинда бросила ее в Нелл.

– Смелые мужчины долго не живут. Погибают либо на войне, либо на дуэлях. В живых остаются слабаки. Разумеется, неплохо выйти за старика. У богатой вдовы намного больше возможностей, чем у незамужней барышни. В этом Богом забытом месте мне осталось провести всего ночь, а заем я вернусь в Лондон и буду наслаждаться жизнью. – Леди Эпплгейт швырнула Нелл вторую подвязку. – Надеюсь, ты пожалеешь о своем решении!

Единственное, о чем жалела Нелл, – это о том, что сегодня вечером ей придется присутствовать на ужине. Возможно, после ужина у нее разболится голова. Однако Нелл не доставит Алексу удовольствие, дав повод думать, что она так же труслива, как и он.

На самом деле присутствие Нелл за столом не имело значения, поскольку в одно мгновение она превратилась в невидимку. Перед ужином леди Люсинда сидела в гостиной в новом платье с таким же глубоким декольте, что и раньше, и между пышных грудей у нее болталась новая подвеска из подделки драгоценного камня. Неизменной оставалась холодная неискренняя улыбка у нее на лице. Но ее холодность не имела значения. Она владела титулом, была знатной дамой, дочерью герцога, у которого имелось место в палате лордов и наверняка несколько тысяч фунтов на счету. Все прежние поклонники Нелл слетелись к леди Люсинде, как пчелы на мед. Викарий, мистер Пенсуорт, сэр Чонси и даже мистер Пибоди соревновались друг с другом за право принести ей бокал вина или печенье. А Кард хотел, чтобы Нелл поехала в Лондон и стала тенью леди Люсинды…

45
{"b":"218","o":1}