ЛитМир - Электронная Библиотека

– Точно так же, как и нос графа Карда, – вставила Нелл, решив не оставаться в долгу и в отместку за выходки Алекса тоже вогнать его в краску. Однако Кард ничуть не смутился и послал Нелл воздушный поцелуй.

– Спасибо, дорогая. Я рад, что вы такого высокого мнения обо мне.

А вот леди Люсинда, видимо, не была рада. Ее утомил этот скучный вечер. Она поднялась, не дожидаясь, когда леди Хаверхилл закончит рисовать ее портрет.

– Я устала сидеть без движения. К тому же мой портрет писали самые известные художники в Лондоне. Должна сказать, я не поклонница любительской живописи. Будь скромнее, Элеонора, если хочешь быть принятой в лондонском обществе.

– Чай? Кажется, вы упомянули о чае? – спросила леди Хаверхилл как раз вовремя, заставив усомниться в ее глухоте. Она перебила леди Люсинду, чтобы та не сказала ничего лишнего. Вся родня знала, что она невоздержанна на язык. Лорду Карду наверняка не понравятся замечания Люсинды в адрес его новой протеже.

Леди Хаверхилл оказалась права. Когда Редферн подкатил к ним тележку с чаем, граф демонстративно игнорировал леди Люсинду. Алекс поручил сэру Чонси и Пибоди следить за тем, чтобы чашки Нелл не были пустыми и передавать ей тарелки с печеньем и пирожными. Сам он сидел рядом с ней, уговаривая ее попробовать то одно, то другое.

– Он откармливает ее как гуся, которого везут продавать на рынок, – прокомментировала поведение лорда Карда леди Люсинда, когда они с леди Хаверхилл раньше обычного покинули гостиную.

Алекс похлопал Нелл по руке и подмигнул ей, прошептав:

– Ну что, я прав? Мой план сработал.

– Из-за вашего идиотского плана все перевернулось вверх дном, а я стала объектом пересудов. – Нелл была расстроена. Им приходилось притворяться. Все, что сейчас делал Алекс, было не чем иным, как игрой. А как бы ей хотелось, чтобы такой прекрасный джентльмен, как Алекс, ухаживал за ней не понарошку, а всерьез! Она мечтала хоть раз в жизни ощутить, каково это, когда тебя хотят, обожают, шепчут тебе слова любви.

– Леди Люсинда отошла ко сну, так что хватит лобызать мою руку.

– Ах вот что я, оказывается, делал? Извините, я увлекся, любуясь вашей кистью и изящными, тонкими пальцами настоящего художника.

Нелл убрала руку.

– Что, разве на моей руке остались следы карандаша или красок?

Алекс вздохнул:

– Ах, как трудно с вами вести милую беседу, девочка моя!

– А зачем вам это, если большая часть зрителей покинула зал?

Сэра Чонси к тому времени тоже удалось проводить. Правда, не сразу, а после недвусмысленных намеков Алекса на то, что баронету предстоит неблизкий путь по темной дороге. Мистер Пибоди делал вид, будто греет руки у горящего камина, а сам в это время старался подслушать разговор Нелл и Алекса. Кард погладил Нелл по щеке.

– Напротив, дорогая. Если бы здесь не было Пибоди, я рассказал бы вам, насколько восхитительно вы выглядите, когда стыдливо краснеете, и как одна ваша улыбка может меня согреть. Я бы восхищался вашей атласной кожей и вашими ангельскими голубыми глазами. Если бы Редферн и лакей не могли войти сюда в любой момент, чтобы убрать со стола чашки, я вынул бы шпильки из вашей прически, чтобы ваши роскошные волосы рассыпались по плечам. Я бы…

– Вы продали бы душу дьяволу, только бы леди Люсинда ловила мужа в каком-нибудь другом месте, а не здесь.

– И это тоже! – Кард озорно улыбнулся. Когда Нелл смотрела на Алекса, у нее по телу разливалось тепло. Прежде чем он успеет сказать что-либо еще более возмутительное и неприличное, она должна спастись бегством, иначе поверит его словам.

– Мне нужно проведать брата. Поэтому позвольте пожелать вам приятных снов, кузен. И вам тоже, мистер Пибоди. Благодарю вас за вашу снисходительность к моей любительской мазне. Спокойной ночи, господа.

Алекс собирался было последовать за Нелл, но секретарь его остановил:

– Гм… Можно вас на пару слов, милорд?

– Разумеется. – Граф полагал, что Пибоди намерен попросить его найти ему хорошую должность, чтобы он мог содержать молодую жену. У Алекса было множество знакомых, которые помогли бы Пибоди продвинуться по службе, особенно если у молодого человека хорошее происхождение и его единственным недостатком является то, что он не старший сын в семье. Пустив в ход связи Алекса и воспользовавшись покровительством герцога, любой амбициозный молодой человек мог бы достичь в карьере невиданных высот. А если бы Пибоди удалось выпросить у ее величества титул, возможно, он сумел бы заполучить леди Люсинду. Она стала бы идеальной хозяйкой салона, куда входили бы видные политики. А этот бедный дурачок, видимо, боготворит ее. Чтобы быть замеченным объектом его обожания, вместо того чтобы греться в лучах блистательной леди Люсинды, Пибоди нужно получить повышение по службе.

Кард с трудом сдерживал смех, представляя себя в роли свахи. Но пока он раздумывал над тем, какой дельный совет дать Пибоди, молодой секретарь заговорил:

– Вы затеяли опасную игру, милорд. Не играйте с огнем.

– Какую игру? Насколько я помню, сегодня мы не играли в карты.

У Пибоди ноздри раздувались от праведного гнева.

– Играть на чувствах мисс Слоун – игра, недостойная вас.

И Алекс прочил этого забияку в дипломатический корпус? Его следовало отправить в пехоту – на передовую, на французские орудия. Каков наглец! Что он себе вообразил? Кто он такой, чтобы высказывать свое суждение о самом графе Карде?

– Простите, вы что, сомневаетесь в честности моих намерений в отношении мисс Слоун?

У Пибоди хватило ума бочком направиться к двери.

– Мисс Слоун – прелестная молодая леди, и я не хотел бы видеть ее несчастной. Она не привыкла к тому, что принято в лондонском обществе, и может вас неверно понять.

– Неверно понять искреннее восхищение? Ощущения, идущие из самого сердца? Думаю, подобные чувства одинаковы как в деревне, так и в городе.

– Она… Обычный флирт, имеющий целью заставить другую женщину ревновать, она может принять за что-то другое.

– Боже милостивый, неужели вы думаете, что я ухаживаю за мисс Слоун, чтобы заставить ревновать леди Люсинду?

Пибоди кивнул:

– Либо для этого, либо с целью совращения.

Граф Кард сжал кулаки.

– Вы прекрасно знаете, что за такие слова я могу вызвать вас на дуэль.

Секретарь бочком отодвигался все ближе к двери.

– У этой молодой барышни, похоже, нет никого, кто мог бы ее защитить. Моя совесть была бы нечиста, если бы я не высказал вам все, что я об этом думаю.

– В таком случае я восхищен вашим мужеством, если не казать – вашей самонадеянностью. Знайте: мисс Слоун не нужно защищать. По крайней мере от меня.

– Вряд ли она верит в вашу искренность. Не больше, чем я или сэр Чонси.

– Сделаю все, что в моих силах, чтобы мисс Слоун мне поверила. А вы ухаживайте за своей дамой. И продолжайте паковать чемоданы.

Глава 20

Нелл не могла понять, зачем лорд Кард поставил своего человека охранять дверь Филана. Не для того, чтобы не пускать посетителей, не для того, чтобы позвать на помощь в случае необходимости, а чтобы ее брат не сбежал. Точнее, Нелл понимала, но смириться с этим не могла. Раз этот дом принадлежит ей, почему брат находится под домашним арестом? Почему его стерегут? Ну хорошо, дом принадлежит лорду Карду. Это ясно как день. Но эта новая игра, которую затеял Алекс, ей не нравилась и казалась непонятной.

– Прошу тебя, Филан, очнись, – обратилась Нелл к брату, войдя к нему в комнату и закрыв за собой дверь. – Давай поговорим.

Глаза его были закрыты, но она знала, что Филан ее слышит. Видимо, камердинер только что вымыл его, судя по мокрым волосам брата и свежей ночной рубашке. Нелл знала, что ее брат любит чистоту и порядок, поэтому сейчас, должно быть, он в хорошем расположении духа.

– Ты выглядишь лучше, – сказала она ему на тот случай, если он не видел себя в зеркало. – Может быть, поздороваешься со мной?

Однако Филан не проронил ни слова.

54
{"b":"218","o":1}