ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну пожалуйста, братик, поговори со мной. Я не понимаю, что происходит, и не знаю, что делать.

Филан по-прежнему молчал. Нелл сидела на кровати рядом с ним и держала его безвольную руку в своих ладонях. Она редко брала брата за руку, только иногда, когда он помогал ей сесть в экипаж. Они не были слишком близки, может быть, из-за значительной разницы в возрасте, но они были одной семьей, если не считать тетю Хейзел, которая приходилась им кровной родственницей. Нелл хотелось расшевелить Филана, взывая к его родственным чувствам, растрогать ласковым голосом и нежными прикосновениями, сестринской любовью. Он должен понять, что нужен ей, что она не может без него обойтись.

– Ты никогда не говорил со мной о серьезных делах, не правда ли? И это вполне естественно: ведь я была ребенком, которого отдали на твое попечение. Но я давно выросла и должна сама принимать решения. За себя, за тебя и за тетю Хейзел. Но я многого не знаю. Расскажи, что случилось и что я должна предпринять, чтобы помочь тебе?

Нелл выпустила руку брата, взяла с прикроватной тумбочки стакан воды, приподняла голову Филана и поднесла стакан к его губам. Он выпил воду, из чего Нелл сделала вывод, что он не спит и знает о том, что она сейчас рядом с ним. Нелл снова опустила брата на подушки.

– Хочешь есть? Я принесу тебе тарелку супа и булочки с маком, которые испекла для тебя кухарка.

Снова молчание.

– Я знаю, что ты меня слышишь. Лорд Кард – здравомыслящий человек. Если ты расскажешь ему о своих неприятностях, он тебе поможет. Ты проигрался в карты, и тебе пришлось заложить имение? Или играл на бирже, и тебе не повезло? Может быть, ты завел семью, позорящую твое достоинство, не можешь привезти ее в Амбо-Коттедж и содержишь в роскоши? Если честно, братишка, я не могу представить себе ничего подобного, но постараюсь понять, если хоть одно из моих предположений окажется правдой.

Филан не проронил ни слова, Нелл начала терять терпение. Самые страшные подозрения закрались ей в душу.

– Может быть, это тебе нужно меня понять. Хоть раз! Ты вел свою, самостоятельную жизнь. У тебя была постоянная работа, которая приносила доход, были деловые партнеры. В Скарборо у тебя была любовница. Ты приезжал и уезжал, когда тебе заблагорассудится. У меня здесь, в Кингстон-апон-Гулле, не было ничего, Филан. Ни друзей, ни собственных денег, мне некуда было поехать и не на что. Ты никого не пускал к нам в дом и не одобрял тех джентльменов, которые за мной ухаживали. Ты не ладил с соседями, и они предпочитали держаться от тебя подальше. Я никогда ни в чем тебя не обвиняла. Я свято верила, что благодаря тебе у меня есть работа в школе и крыша над головой.

Нелл подоткнула вокруг брата одеяла, но в ее движениях сквозило раздражение, а не забота.

– Каждый день я благодарила тебя за пищу на нашем столе. Но оказывается, я заблуждалась. Я ничем тебе не обязана. Граф и адвокат утверждают, что дядя Амбо, умирая, не забыл обо мне. Он собирался дать мне приданое. Это он оплатил мое обучение, а не ты. И выяснилось, что даже этот дом, который ты считал своим, принадлежит не тебе. Ты украл его, Филан! У графа и у меня – твоей сестры. Ты украл у меня дом, деньги, ты обманул меня. Тебе не кажется, что ты должен мне все объяснить?

Рука Филана дернулась. Нелл схватила ее и сжала в ладонях.

– Ну же, очнись! Расскажи мне правду! Я постараюсь тебе помочь. Сделаю все, что в моих силах. У меня еще может быть собственная жизнь. Я поеду в Лондон, познакомлюсь с достойными джентльменами или попрошу лорда Карда найти мне место компаньонки среди родственников со стороны его матери. Я попытаюсь найти для нас другой дом, чтобы мы могли начать новую жизнь. Не оставаться же мне здесь, в доме его сиятельства!.. – Нелл заплакала. – Я не могу жить в Амбо-Коттедже, злоупотребляя великодушием графа, и не могу устоять перед его ухаживаниями. Он оказался здесь из-за того, что все женщины Лондона вешались ему на шею. Боюсь, что вскоре стану такой же. Без какой-либо надежды на взаимность. Мне не нужна его жалость, но больше ему нечего предложить страдающей от безнадежной любви тощей старой деве, не имеющей никаких видов на будущее. Ни для кого не секрет, что однажды Алекс женится. Ему нужна леди его круга, с которой не стыдно показаться в гостиной самой королевы. Также ни для кого не секрет, что я не гожусь для этой роли, и эта мысль убивает меня.

Филан открыл глаза, и Нелл с воодушевлением продолжала:

– В один прекрасный день новая леди Кард захочет осмотреть принадлежащие ее мужу владения и приедет сюда. Я этого не вынесу. Мне легче было бы принять в этом доме ее величество королеву, чем супругу Алекса. Ах, Филан, ты должен мне помочь! Прошу тебя, умоляю! Пожалуйста, очнись! Ты должен встретиться с Алексом! Он добр, великодушен, умен. Он способен посмеяться над собой, а также готов взять на себя ответственность. Ах, Филан, что мне делать с моим бедным глупым сердечком?

Нелл вытерла слезы.

– Черт тебя побери, Филан Слоун! Я бы ни за что не оставила тебя в беде. Неужели ты не придешь мне на помощь в трудную минуту?

Ответа не последовало.

Нелл вышла из комнаты, кивнув охраннику у дверей, и направилась к лестнице. Граф как раз в этот момент выходил из гостиной.

– Спокойной ночи, – опустив глаза, пробормотала Нелл и отвернулась, чтобы Алекс не заметил, что у нее заплаканные глаза. От его сочувствия ей будет только хуже. Кроме того, тетя Хейзел не раз говорила, что мужчины терпеть не могут, когда женщины льют слезы и грустят: вид женских слез заставляет их ощущать собственную беспомощность.

– Ну как он, без изменений? – спросил Алекс, идя рядом с Нелл по коридору и по-своему истолковав ее подавленное состояние.

– В какой-то моменту него дернулась рука, но, возможно, мне померещилось. Приняла желаемое за действительное. Он даже не взглянул на меня, не шелохнулся, когда я уходила.

– Вы не находите это странным? Будь у него паралич – дело другое. Когда моего крестного хватил удар, у него отнялась правая половина тела.

– У Филана не паралич. Хирург сказал, что такое, как с ним, случается.

– Вы уверены, что он не симулирует?

Нелл резко остановилась и, повернувшись к Алексу, твердо сказала:

– Так же, как вы уверены в обратном.

– Но мы не можем знать это наверняка.

– Не можем. Филан подозрительно долго находится в состоянии неподвижности. Может быть, пригласить врача из Лондона? Более опытного? Наш местный доктор – простой хирург, по совместительству – ветеринар.

– Да что вы! Надо было мне раньше сказать. Мне показалось, что одна из моих лошадей прихрамывает. Непременно посоветуюсь с вашим доктором, когда он придет.

– Мы говорили о моем брате, – напомнила Нелл, недовольная тем, что Алекс пытается обратить их беседу в шутку. – Не отвезти ли мне его в медицинский институт в Эдинбурге? Там занимаются изучением редких заболеваний.

– Изучать-то они изучают, помоги им Господь, но они мало кого излечивают. Я бы на вашем месте не торопился. В конце концов, ваш брат не так уж болен. Но если его парализовало, никакой врач ему не поможет. После удара мой крестный несколько лет был прикован к постели, а потом умер. Если у вашего брата кровоизлияние в мозг, никто не поднимет его на ноги. Нашему бедному королю не помогли самые лучшие специалисты в мире.

– К тому же его величество мучили, подвергая самым изуверским способам лечения, если верить сообщениям газет. Пусть уж лучше Филан остается таким, как есть.

– Эти, с позволения сказать, специалисты из кожи вон лезли, чтобы оправдать свои непомерно высокие гонорары. Посмотрим, что будет дальше. Если состояние Филана ухудшится, мы пригласим самых лучших докторов в мире.

От слова «мы» у Нелл потеплело на душе.

– А если он выздоровеет?

– Если он выздоровеет, я сам вправлю ему мозги.

– Надеюсь, вы не собираетесь…

– Я же вам сказал, что не стану применять к Слоуну силу, если только он не станет опасен.

– Он не опасен. Филан мухи не обидит. Хотя фермеры-арендаторы по его вине терпели лишения, он никого из них пальцем не тронул. А с герцогом просто вышло недоразумение. Филан напился, а его светлость, будучи суеверным, принял моего брата за призрака.

55
{"b":"218","o":1}