1
2
3
...
62
63
64
...
70

Нелл понимала, что под широким кругом знакомых подразумеваются толпы мужчин, которые приходили к ней, а «все такое прочее» означает, что она содержит публичный дом.

– Мне бы этого не хотелось, – тихо произнесла Нелл, стыдливо потупившись.

Кард взял Нелл за подбородок и, заглянув ей в глаза, чмокнул девушку в нос.

– Не знай я вас, подумал бы, что вы ревнуете.

Нелл и в самом деле ревновала.

– Я… я хотела сказать… – пролепетала она.

– Ей не меньше сорока пяти, она толстая, с обвислыми щеками… и крашеными волосами. Неужели меня может привлечь такая женщина?

– Но она знает, как доставить мужчине удовольствие, и вам, может быть, захочется…

– Не захочется. Вы единственная привлекаете меня.

Нелл верила его словам не больше, чем верила в привидения тети Хейзел. Но как они ласкают слух! Только бы это была правда!

– Тогда скорее возвращайтесь домой, – сказала она.

– Я вижу, вы сомневаетесь во мне, и с удовольствием остался бы, чтобы рассеять ваши сомнения, но мне необходимо ехать.

– Конечно. Вы приехали сюда, в такую даль, спустя столько лет. И вы приложили столько усилий, чтобы разыскать следы вашей пропавшей сестры. Теперь, когда вы всего в двух шагах от разгадки, не медлите ни минуты. Может быть, Лотти живет где-то рядом, ждет, когда старший брат приедет и заберет ее домой.

– Сейчас ей почти шестнадцать. Кто знает, захочет ли она вернуться к нам. Может быть, собирается замуж за какого-нибудь цыгана.

Не исключено также, что она живет в работном доме. Или, не приведи Бог, в таком, какой содержит Хелен. Может быть, ей повезло и ее приютили хорошие люди. Допустим, поиски Алекса увенчаются успехом и Лотти вернется домой. Где бы ни находилась до этого девочка, в каком бы доме ни воспитывалась, у нее наверняка нет тех благ и преимуществ, которые ей положены по праву как дочери дворянина. Ей незнакомы правила поведения в высшем свете, она не имеет образования, возможно, даже не умеет читать и писать. Не будет ли она на своем первом балу выглядеть белой вороной среди других девушек? Как отнесутся к ней сверстницы? Как будут смотреть почтенные дамы? Девушка столкнется со множеством сложностей, о которых и не подозревает.

– Главное, чтобы Лотти была счастлива, – сказала Нелл Алексу. – Все остальное не важно. Езжайте и разыщите ее.

Получив такое благословение, Алекс вскочил на лошадь Филана, поручив Стивзу в его отсутствие заботиться о Нелл и стеречь ее брата. Оба его седельных мешка были полны. В одном из них он вез еду, хлеб и сыр, малиновый пироги кувшин с элем. Еще Нелл сунула в мешок Алексу клевер, который приносит удачу, и розу, сорванную с любимого куста тети Хейзел, чтобы не забывал о них. В другом седельном мешке, высунув язык, ехала Дейзи, довольная тем, что находится рядом с хозяином. Ее ощипанная голова выглядывала из кожаного мешка.

Нелл завидовала Дейзи. Как бы ей хотелось оказаться на ее месте!..

Нелл все время старалась себя чем-нибудь занять, чтобы меньше думать об Алексе. Нашел ли он человека с золотым зубом? Удалось ли ему разыскать Лотти? Не остановился ли он в обители порока, который содержала Хелен? При этой мысли у Нелл задрожали руки, и она пролила суп на свежую рубашку Филана.

Успеет ли Алекс возвратиться сегодня? И если да, то какое платье ей надеть вечером?

Неужели он действительно увлечен ею? Нелл ходила по дому словно во сне и чуть не сбила с ног Редферна, который принес почту.

Но вместо того, чтобы провести вечер с графом Кардом, Нелл провела его в обществе Софи Познер и ее новорожденного ребенка. Софи расплакалась от радости, увидев кипу детской одежды, которую Нелл приготовила для младенца. Правда, один из вязаных детских свитеров пришлось переделать для Дейзи. Нелл тоже прослезилась от умиления, увидев Александра, прелестного кроху. Родители назвали мальчика в честь графа, их благодетеля. Как ни хотела Нелл хоть на время перестать думать об Алексе, она не могла не восхищаться его добрым и благородным сердцем. Не могла не мечтать так же, как Софи, прижимать к груди малыша.

Опьяненная счастьем, новоиспеченная мама с нежностью смотрела на младенца. Новорожденный был красным и лысым, но он был очарователен. О, как бы Нелл хотелось держать на руках своего собственного сына, только с черными кудрявыми волосиками! И в очках.

– Если бы родилась девочка, мы назвали бы ее Элеонорой, разумеется, с вашего разрешения, мисс Слоун.

– Почла бы за честь.

– Может быть, в следующий раз, – сказала Софи.

Возможно, у Нелл никогда не будет возможности завести ребенка. Она ни за кого не выйдет замуж, только за Алекса, после того как узнала вкус его поцелуев. Так что неизвестно, удастся ли ей когда-нибудь познать материнское счастье. Если Алекс не вернется, Нелл никогда не узнает, что следует за поцелуями.

Но разумеется, он вернется. Его слуга остался в Амбо-Коттедже. Вся одежда Карда, его экипаж и коробки с отчетами о поисках Лотти тоже здесь. В Амбо-Коттедж Алекс вернется. Но вернется ли он к ней? Ночь, проведенная вдали там, где его на каждом шагу подстерегают искушения, может отрезвить графа. Алекс – человек, и ничто человеческое ему не чуждо. К тому же он граф. И должен найти себе ровню. А какая из Нелл невеста для графа? Она больше не станет о нем думать.

Но Алекс все-таки вернулся. Радостно рассмеявшись, он обнял Нелл, затем тетушку Хейзел. Редферн на всякий случай отошел в сторонку, опасаясь, как бы граф и его не стал тискать.

– Хелен узнала человека на рисунке. Много лет он жил в ее заведении. Говорил ей, что работает кучером. Но Хелен считает, что он не работал, а возможно, ступил на скользкий путь, поскольку у него всегда водились деньжата. В то время трудно было найти работу, но, по словам Хелен, он ее и не искал. Короче говоря, стал бандитом с большой дороги, – заключил Алекс, принимая бокал вина из рук Редферна, который, нисколько не смущаясь, откровенно подслушивал их разговор.

Алекс залпом выпил вино, потому что так торопился в Амбо-Коттедж, что делал остановки в пути, только чтобы дать отдохнуть коню, и ничего не пил и не ел.

– В общем, Хелен считает, что этот тип мошенник и вор. Преступник, как мы и предполагали, судя по его подозрительному поведению. Через какое-то время он перестал останавливаться в ее заведении, но женщина точно не помнит, когда именно. Вне всяких сомнений, он был знаком с Филаном. Они частенько вместе выпивали в ее гостиной.

Нелл поспешила возразить:

– Но это не значит, что тот человек или мой брат были замешаны в случившейся с Лизбет трагедии.

Тетя Хейзел презрительно фыркнула.

Алекс едва сдержался, чтобы не обвинить Филана. Но вовремя спохватился, вспомнив, что у него нет прямых доказательств.

– Да, но почему тогда Деннис Годфри – так его зовут – после трагедии так и не объявился ни разу, если ему нечего скрывать? И почему ваш брат не сообщил его имя, когда полиция разыскивала человека с золотым зубом? Вряд ли Филан, очнувшись, расскажет нам о нем.

– Филан по-прежнему лежит без движения, – сказала Нелл. – Не произносит ни слова. Но ест за троих.

– Черт бы его побрал! При желании ваш брат мог бы сообщить нам много полезной информации. – Расстроенный Алекс со звоном поставил бокал на стол. Теперь ему известно имя того человека – Деннис Годфри. Все остальное ему расскажет Филан. Должен рассказать. Алекс очень на это надеялся.

Что касается тети Хейзел, она свое дело знала: ей нужно связаться с потусторонними силами и разузнать, мертв этот самый Деннис Годфри или жив. Алекс не спрашивал, каким образом она собиралась это выяснить: все и так ясно. Он сам говорил, что будет признателен за любую помощь. Не собираясь откладывать важное дело в долгий ящик, тетя Хейзел удалилась, чтобы проконсультироваться у своих невидимых друзей из загробного мира. Кард отослал Редферна на кухню за едой. Ему не терпелось остаться с Нелл наедине.

– Вы скучали по мне, моя милая Нелл? Разумеется, да. Пока Алекса не было, Нелл места себе не находила. Бродила по дому, на вопросы отвечала невпопад. Что же ей ответить Алексу? Так, чтобы не покривить душой, но и не выказывать своего нетерпения? Пока Нелл собиралась с мыслями, Алекс выпалил:

63
{"b":"218","o":1}