ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, вы думаете не обо мне, а о своих собственных страхах. Вы боитесь, что за моими неуклюжими признаниями в любви ничего не стоит. Что то, что я испытываю к вам, несерьезно. Что стоит мне оказаться среди блистательных лондонских красавиц, и я раздумаю жениться на вас. Вы трусиха, любовь моя, и так дело дальше не пойдет. Два труса в одной семье, не считая вашего бесхребетного братца, – это перебор. У трусливых супругов родятся такие же трусливые дети.

– Значит, у нас будут дети?

– Столько, сколько пожелаете. Как только я смогу убедить вас в искренности моих чувств. Не знаю лишь, что я должен для этого сделать.

Нелл нежно провела ладонью по щеке Алекса и заглянула ему в глаза.

– Езжайте. А потом возвращайтесь ко мне. Если вы не вернетесь, я пойму, что вы передумали. И хотя мое сердце будет разбито, я смирюсь и скажу себе, что это к лучшему. Что самое главное – вовремя разобраться в своих чувствах, чтобы не совершить ошибки.

Алекс ушел. Что еще ему оставалось?

Почему Алекс, кроме своей собаки, не взял с собой тетю Хейзел?

Пожилая дама была вне себя от гнева, потому что Нелл с легкостью разрушила свою последнюю надежду на счастье. Не говоря уже о надежде получить состояние и титул. Как могла Нелл отослать графа Карда в Лондон?

– Ничто не вечно в этой жизни, – заявила тетя Хейзел. – Любовь – сокровище, которое надо держать обеими руками. – Чтобы понять это, стоит посмотреть на них с Андре. Пусть тетя Хейзел потеряла своего дорогого возлюбленного, но она познала великую страсть. А Нелл теперь уготована судьба старой девы, и только теплые воспоминания будут согревать ее постель. Но что непростительно – Нелл отказалась от своего счастья ради брата-преступника.

Кроме того, тете Хейзел очень хотелось отправиться в Лондон.

– С тех пор как гости уехали, а Андре не разговаривает со мной, здесь стало так тоскливо! Филан в собеседники не годится, да я и не стала бы разговаривать с таким негодяем. Что он натворил!.. Деннис Годфри не подает голоса из загробного мира – либо этого подонка Господь Бог еще не забрал, либо Деннис Годфри далеко и не может услышать мой зов. Или за свои злодеяния провалился прямо в ад и потому не приходит, чтобы ответить на мои вопросы.

Что касается самой Нелл, то она пребывала в унынии. Без Алекса она ощущала себя потерянной.

В данный момент Нелл составляла букет, который собиралась поставить в вазу в комнате брата, чтобы его ободрить. Добавляя ирисы к папоротнику, она спросила:

– Что бы ты делала в Лондоне, тетя Хейзел? Ведь у тебя там нет друзей и подруг, ты сама говорила.

– Теперь есть. Я могла бы попытать счастья с герцогом Апстоном. Видит Бог, я понравилась его светлости. Он сам мне это сказан, намекая на то, что в его преклонном возрасте, когда дочь, того и гляди, выйдет замуж, он был бы рад, если бы кто-нибудь скрасил его одиночество. Хотя бы одной из нас надо быть дальновидной, девочка моя. Кто знает, что с нами будет, когда твоего брата посадят за решетку? Если ты не выйдешь замуж за Карда, он женится на другой. И его жена не потерпит нашего присутствия в доме. Мы окажемся на улице, а я слишком стара для работного дома.

– Герцог беден. Ты же слышала, что сказал Алекс. Его светлость не может позволить себе жениться на женщине без средств. Не говоря уже о том, чтобы взять в дом нахлебницей ее родственницу, такую же бедную, как она. – Нелл уронила цветок на пол. – Надеюсь, ты не думаешь стать… э… любовницей графа?

– В моем-то возрасте? Не смеши меня! Но кто тебе сказал, что мы – люди без средств? У меня есть приданое.

– Приданое? – От удивления Нелл уронила садовые ножницы.

– Разумеется. Мой отец не позаботился обо мне, точно так же, как и твой – о тебе. Но мой старший брат доверял мне и знал, что после Андре я не смогу никого полюбить. Поэтому он оставил мне деньги. Я никогда и словом не обмолвилась об этих деньгах твоему брату, он прикарманил бы их и пустил на ветер. На протяжении многих лет я держала их в банке, и сейчас у меня на счету кругленькая сумма, которая способна заинтересовать даже герцога.

Нелл окинула недоверчивым взглядом свои заштопанные перчатки и видавшее виды платьишко тетушки.

– Почему же ты не снимала с вклада проценты и не тратила их на свои нужды?

Тетя Хейзел гордо расправила плечи.

– Они были отложены на мою свадьбу, и я собиралась подарить их тебе, когда ты найдешь подходящего мужа, поскольку твой братец растранжирил твое приданое. Но если ты выйдешь за графа, эти деньги тебе не понадобятся. А если намерена отвергнуть его, то просто не заслуживаешь их.

Скрепя сердце Нелл согласилась с этим. И украдкой смахнула слезинку.

Глава 25

Экипаж медленно ехал к югу. Погруженный в невеселые мысли Алекс не мог уснуть. А тут еще без конца ворчал его камердинер.

Свое мнение о внезапном отъезде он выразил презрительным фырканьем. Он также был недоволен тем, что милорд взял с собой жалкую псину вместо того, чтобы забрать в Лондон кухарку, которая не только пекла пышные пироги, но к тому же благосклонно принимала знаки внимания от Стивза. Камердинер с отвращением отряхнул белую собачью шерсть со своего черного костюма.

– Если тебе не хочется возвращаться домой, Стивз, я могу высадить тебя в ближайшей гостинице.

В ответ Алекс снова услышал выразительное фырканье.

Единственным существом, которого по дороге в Лондон радовало все и вся, была Дейзи, готовая последовать за хозяином хоть на край света. В отличие от некоторых особ прекрасного пола. Алексу следовало ликовать: ведь он наконец-то выбрал себе подругу жизни, единственную женщину, с которой готов был навсегда позабыть о существовании всех остальных красоток. Однако он не испытывал радости. Был угрюм и подавлен. Возможно, он избалован, высокомерен. Но ведь он, в конце концов, граф, не так ли? Еще ни одна женщина не отвергала его знаки внимания. Не была такой упрямой, как Нелл.

Алекс опасался, что, когда вернется, держа в руках разрешение на женитьбу, Нелл придумает еще какую-нибудь отговорку, чтобы не уезжать из Амбо-Коттеджа. В первый раз это был ее брат, в следующий раз, возможно, будет тетушка, или жильцы фермы, или проклятый гусь. Можно подумать, что он попросил ее поехать с ним не в Лондон, а в другое полушарие. Что плохого в Лондоне? Она смогла бы танцевать там на балах, ходить за покупками, осматривать достопримечательности, посещать театры, музеи и книжные магазины. Алекс был уверен, что Нелл понравилось бы жить в большом городе. А его друзья с восторгом встретили бы ее и приняли в свой круг. Он же не просил Нелл проводить в грязном городе всю жизнь. Просто сейчас поиски Лотти привели его в Лондон. А впоследствии они могут жить в городе всего несколько месяцев, пока в парламенте будут проводиться заседания. Все остальное время Нелл сможет проводить в Кардингтоне, заниматься живописью, рисуя пейзажи, наполняя Кард-Холл любовью и смехом, а детскую – малышами.

При мыслях о детях, милых карапузах с золотистыми кудряшками, голубыми глазами и маленькими, если повезет, носиками, у графа защемило сердце. Господи, как он сможет жить без Нелл? Не прошло и часа с тех пор, как они простились, а он уже места себе не находит.

Он должен был во что бы то ни стало настоять на своем. Только бесхребетный слизняк мог так быстро ей уступить. Неудивительно, что Нелл сомневается в его искренности, раз он не борется за свою любовь. Что за семья у них будет, если он позволяет невесте вертеть им так, как ей заблагорассудится, еще до того, как он надел ей на палец обручальное кольцо? Разумеется, он готов на все, чтобы Нелл была счастлива. Но Бог свидетель: сейчас она не права.

Надо было собрать все ее вещи, сумки, чемоданы. Прихватить чокнутую тетушку, проклятого братца и отправить все багажом прямехонько в Лондон. Не оставлять Нелл ни дня на размышления, не дать ей опомниться. Не слушать никаких отговорок и заставить вместе с ним отправиться в Лондон.

67
{"b":"218","o":1}