ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мопсы и предубеждение
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Сестра
Циник
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Арк
Запад в огне
Атлант расправил плечи. Часть II. Или — или (др. перевод)

Алекс не видел Слоунов со дня свадьбы отца и Лизбет. Насколько он помнил, Филан тогда выглядел суровым и держался несколько отстраненно. Ни юными сыновьями графа, ни даже своей младшей сестрой он не особенно интересовался. Алекс вспомнил, что мисс Слоун была застенчивой и пугливой девочкой. Что, в общем, никого не удивляло: она находилась в чужом доме среди множества незнакомых людей. Ее отвели в детскую, где верховодили Алекс и Джек – шумные озорные мальчишки. Она была высокой и тонкой, как тростинка, с большими глазами – такими же голубыми, как у Лизбет, а впоследствии и как у малышки Лотти. Мисс Слоун была светловолосой, как и ее старший кузен. В глазах мальчиков Лизбет была златокудрой сказочной принцессой, а Элеонора Слоун – бледной и весьма невзрачной.

Алексу казалось странным, что нашелся мужчина, который мог на нее польститься. Разве что у нее было богатое приданое. Но в этом Алекс очень сомневался. Кард решил зайти к ней из чистого любопытства, если она до сих пор не уехала из тех мест.

Кажется, он заблудился. А то, что Алекс путешествовал инкогнито, усложняло задачу и усугубляло его положение. На лице у него остались порезы после неудачного бритья, ботинки истерлись, а лошадь под ним имела плачевный вид. К тому же начался дождь, а у графа свело живот от голода.

Его обед состоял из куска сыра и буханки хлеба, которые Алекс купил несколько часов назад в последней деревне, через которую проезжал. А потом он заблудился. Хорошо еще, что он нашел ручей, наполнил флягу и напоил коня. Слава Богу, что, прежде чем начался проливной дождь, граф, идя мимо ручья, вышел к стоящему на отшибе дому и ферме. Сидя в теплой уютной кухоньке и глядя на оконное стекло, которое заливали струи дождя, Алекс чувствовал себя счастливым. Рядом с ним на грубой деревянной скамье сидела одноглазая собака и стоял мешок картошки. С аппетитом поглощая пироге голубиным мясом, которым его угостила жена фермера, Алекс посмеивался про себя над тем, что впервые со времен своего детства, когда мальчиком выпрашивал лакомые кусочки у повара в Кардингтон-Холле, величественный лорд Кард ужинает, сидя за простым деревянным столом. Алекс щедро заплатил за ужин и узнал, что находится на расстоянии более трех миль от нужного ему места. Что мисс Элеонора Слоун ведет хозяйство своего брата и что люди избегают говорить о трагедии, которая случилась много лет назад, если они хотят получить работу в Амбо-Коттедже или вести с обитателями дома какие-нибудь дела. Фермер, который в это время сидел в углу и жевал табак, бросил грозный взгляд на жену, велев ей замолчать. Ему не нравилось, что она распустила язык: время от времени он продавал продукты с фермы в Амбо-Коттедж и не хотел осложнять себе жизнь. Как только дождь прекратился, мужчина поспешил спровадить путника, прежде чем Алекс успел задать еще хоть один вопрос. Кард сожалел, что ему не удалось отведать яблочный пирог, испеченный женой фермера и только что вынутый из печи.

Уже почти стемнело, когда Алекс наконец добрался в Кингстон-апон-Гулль. До Амбо-Коттеджа теперь было рукой подать, оставалась миля или около того. Надо было миновать деревеньку и двигаться дальше по темной проселочной дороге. Алекс решил не наносить столь поздний визит своим дальним родственникам и не появляться у них непрошеным гостем, к тому же грязным с дороги. Поэтому решил снять номер в местной гостинице «Королевский герб» и ждать, когда через пару дней его нагонит камердинер и прибудет багаж. Он сообщил свое имя и титул, а также изобразил на лице высокомерную аристократическую мину и бросил на владельца гостиницы строгий взгляд. Несмотря на порезы после бритья на поднятом подбородке постояльца, владелец гостиницы безошибочно распознал гостя высокого ранга. Точно так же безошибочно мистер Риттер распознал золотые монеты, протянутые ему графом щедрой горстью. Поэтому Алексу на этот раз были предоставлены самые лучшие комнаты, какие только имелись в гостинице. «Королевские апартаменты», как называла жена мистера Риттера, Сара, смежные комнаты, из которых состоял номер Алекса, были не по карману торговцам шерстью.

Еще немного золотых монет – и обслуживание коренным образом изменилось. В гостиную на втором этаже внесли медную ванну и бидоны с горячей водой, от которой шел пар. Дорожный костюм лорда Карда, а также накопившуюся за время пути грязную одежду, лежавшую в седельных вьюках, обещали выстирать и выгладить, ботинки – почистить. Письмо Джеку отправят в Лондон, а затем перешлют в армию. Что касается визитной карточки графа, ее отправят в Амбо-Коттедж и спросят, нельзя ли утром нанести визит мистеру Филану Слоуну, если это ему удобно.

Алекс лежал в ванне. В одной руке он держал кусок душистого французского мыла, в другой – бокал выдержанного французского вина. Поскольку эта местность была близка к побережью, едва ли с лица, провозившего эту бутылку через границу, взимали таможенную пошлину. Однако это был тот исключительный случай, когда графа не возмущали действия контрабандистов, отдававших деньги ненавистным французам, которые заряжали французские винтовки, направленные на английских солдат. Алекс удовлетворенно вздыхал и счел разумным не задавать хозяину гостиницы и его подчиненным лишних вопросов. Он успел заметить, что в деревушке предпочитали помалкивать и не слишком распространялись о семье Лизбет. С какой стати в таком случае они выложат незнакомцу всю правду о контрабанде?

Когда Алекс вытерся пушистыми белоснежными полотенцами и оделся, ему предложили на выбор говядину, мясо ягненка или ветчину. Он согласился на то и другое и третье, а еще на порцию супа, на овощи, фрукты и сладости. Когда граф впервые за всю неделю наелся до отвала, хозяин гостиницы поставил перед ним поднос с графином бренди и бокалом, сигарами, лондонской газетой всего лишь трехдневной давности и мерой нюхательного табака. Риттер также с гордостью показал графу, что в гостиной есть полка с книгами, а еще в доме имеется стопка одеял на случай, если его сиятельству станет холодно, а в столовой – блюдо с печеньем, которое его супруга испекла специально для почетного гостя. Словом, его сиятельству будет обеспечен полный комфорт, какой только возможен в гостинице.

Если графу нужна компания, на первом этаже в общей комнате можно сыграть в карты. Если лорду Карду понадобится компания иного рода – при этих словах Риттер игриво подмигнул Алексу, – одна из официанток согласна обслужить его наверху, как только щепетильная в вопросах нравственности миссис Риттер отправится спать.

Алекс отклонил оба предложения. Сегодня ему нужна только кровать со свежим бельем – чистая, удобная, пахнущая лавандой. Он подумал о том, что было бы неплохо потолковать с местными жителями: несколько бокалов эля могут развязать им языки. Но Кард слишком устал, чтобы начать свое расследование немедленно. Он пребывал в состоянии приятной расслабленности и блаженства и не хотел портить себе удовольствие разговорами на неприятные темы.

Единственное, что нужно было Алексу и чего не мог предоставить ему владелец гостиницы, был ответ на его записку, посланную в Амбо-Коттедж.

– Мальчишка вернулся, пока вы ужинали, милорд. Но у него не было никакого сообщения для вас.

– Разве он не дождался ответа или какой-нибудь весточки?

– Он сделал все, как вы велели, сэр. Но не получил ничего – ни ответа, ни привета, ни даже медного гроша за труды.

– Я позабочусь об этом завтра. Полагаю, утром Слоун собирается зайти ко мне сам.

Судя по выражению лица хозяина гостиницы, было видно, что он не разделяет уверенности графа, но он предпочел промолчать и торопливо откланялся. Алекс не успел ни о чем его расспросить и не узнал у него причину его сомнений. Ни ответа, ни привета, ни разговора, ни намека – похоже, здесь живут люди себе на уме.

Наутро Алекс так и не дождался никаких визитеров. Не последовало также и приглашения зайти в гости. Из Амбо-Коттеджа не было никаких вестей. Алекс хотел было часом позже заглянуть к адвокату, мистеру Силбигеру, чья контора находилась в Верхнем Кингстоне. Но счел проявлением неуважения по отношению к родне Лизбет расспрашивать о ней незнакомых людей, вместо того чтобы поговорить с ними самими. Ему было неловко обсуждать семейные дела не с родственниками, а с должностными лицами. В конце концов, у Алекса не так много родственников, чтобы ими не дорожить. Он намерен был относиться к Слоунам как к своей родне, несмотря на весьма холодный прием с их стороны и отсутствие гостеприимства. Если уж на то пошло, они могли хотя бы проявить уважение к его титулу и ответить на его записку, если не хотят с ним встречаться и разговаривать лично. Проклятие, Алекс представить себе не мог, что его приезд не вызовет у Слоунов ничего – даже праздного любопытства по поводу того, зачем он пожаловал в их Тмутаракань.

8
{"b":"218","o":1}