ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саваоф Ильич печально вздохнул:

– Я должен вас разочаровать, дорогой Илья Евгеньевич. Никакого Большого взрыва не было. А все гигантское здание вашей науки о мироздании – всего лишь нагромождение подтасовок, натяжек, домыслов и умолчаний. Знаете ли вы, что в каждой точке на пути познания разуму доступен практически бесконечный выбор разнообразных концепций, каждая со своим непротиворечивым математическим аппаратом? Ваши ученые фактически занимаются всего лишь отбором из этого разнообразия только тех концепций, которые соответствуют уже имеющимся в их распоряжении в текущий момент данным и знаниям. Если очередные получаемые в ходе экспериментов или наблюдений сведения не укладываются в господствующую концепцию, ученые выбирают другую, близкую или далекую, только и всего. А то поступают еще проще – игнорируют новые данные, откладывая замену концепции «на потом», и продолжают разработку бесплодной жилы.

– Вы можете привести примеры?

– Да сколько угодно. Вот вы, например, знаете, что давным-давно ученые согласились признать принцип неопределенности Гейзенберга, заключающийся в том, что невозможно одновременно измерить пространственное положение и импульс элементарной частицы. Сколько копий сломали по этому поводу ваши гении Бор и Эйнштейн! Сколько средств вложили в эксперименты ваши правительства за полвека, пока не удалось окончательно убедиться в верности этого принципа! И как же ученые объясняют себе и вам, простым гражданам, причину столь непонятного явления? Они утверждают, что, видите ли, на поведение частицы оказывает влияние сам факт производимого измерения, в результате чего, измерив, например, импульс, мы неминуемо перемещаем частицу в другую точку пространства, а измерив ее местоположение, мы изменяем ее скорость. Они утверждают, что на поведение частицы, видите ли, влияет прибор, которым производится измерение. Но они тщательно избегают говорить о том, что, не будь прибора, а выполняй они измерение каким-либо иным способом, хотя бы и сверхъестественным, телепатическим, они все равно столкнулись бы с принципом неопределенности. На поведение частицы на самом деле влияет не материальный акт измерения, а абсолютно нематериальный факт получения сведений о ней внешней по отношению к ней системой! А ведь принцип Гейзенберга – чуть ли не самый нижний фундаментный блок в современной науке. Стоит ли говорить, что честное признание нематериальной сущности наблюдаемого явления повергло бы в прах всю вашу построенную на материализме науку, все равно, осознан этот материализм, или нет. Еще пример?

– Еще!

– Расширение Вселенной. Все давным-давно согласились, что оно существует, и, руководствуясь наблюдениями, договорились о его характере. Напомню. Центра расширения не существует. То есть в какой бы точке Вселенной вы ни находились и в какую бы сторону ни посмотрели, везде вы будете наблюдать удаление от вас других точек, причем чем дальше отстоит от вас наблюдаемая точка, тем быстрее она удаляется. Об этом говорит вам красное смещение. Вы трактуете наблюдаемый характер расширения таким образом, что это не просто галактики разбегаются друг от дружки, иначе центр расширения все-таки существовал бы, а растягивается сама ткань пространства. То есть расширение носит геометрический, а не физический характер, что удивительно удачно согласуется с вашими представлениями о природе взаимодействий, в первую очередь, гравитации. Прекрасно! Но тут вы делаете поразительный по своей абсурдности вывод: вы берете в руки калькулятор и, пощелкав клавишами, утверждаете, что когда-то, 18 миллиардов лет назад, Вселенная была упакована в бесконечно малую точку, и произошел Большой взрыв. И тут же громоздите поверх этой идеи всю свою космологию. При этом вы начисто игнорируете тот простой факт, что вещество галактик, и звезд, и планет, и булыжников, и атомов вплетено в ткань пространства и расширяется вместе с ней. Это значит, что расширение Вселенной представляет собой всего лишь масштабирование всего сущего в ней, так что 18 миллиардов лет назад это должна была быть все та же Вселенная, только все в ней было гораздо меньших размеров, чем сейчас. Однако о размерах, кстати, говорить в этом случае тоже не приходится, так как эталоны длины масштабируются вместе со Вселенной, поэтому, строго говоря, никакого расширения Вселенной не существует. Будьте добры найти красному смещению и реликтовому излучению другое объяснение – их, слава Богу, бесконечно много. А заодно и разрушить всю вашу космологию, в которой концепция Большого взрыва лежит в фундаменте рядом с принципом Гейзенберга. Еще?

– Еще!

– Ладно. Допустим, Большой взрыв все-таки случился. Сколько по его поводу защищено диссертаций! Сколько состоялось конференций! Все процессы, происходившие в ходе его развития, расписаны по секундам. Посчитали, в какие моменты образовались атомы каких элементов, а до них – элементарные частицы, а до них – фундаментальные взаимодействия, и так далее. Посоздавали теории инфляции, бутстрэпа, подклеили ко всему этому суперструны… Такое впечатление, что о Большом взрыве пишут жители одной планеты, о черных дырах – жители другой, а в телескопы смотрят жители третьей. Как можно расписывать по шкале времени события, если условия Большого взрыва сами по себе искажают шкалу времени до неузнаваемости? На протяжении всех принципиально важных его этапов время должно быть замедлено невероятными гравитационными силами, а на начальном этапе оно просто-напросто должно стоять на месте или, точнее, отсутствовать вообще!

Он перевел дух.

– Наконец, давайте согласимся, что сама идея Большого взрыва просто-напросто противоречит идее Вселенной, какой вы ее знаете. Давайте посмотрим на проблему, основываясь на элементарной интуиции, которую так не любят ваши физики – ядерщики. Зададим простой вопрос: какова должна быть энергия Большого взрыва? Та самая энергия, из которой потом образовалось все во Вселенной? Ответ вам должна подсказать интуиция – естественно, эта энергия должна быть бесконечна. В противном случае это никакой не порождающий все и вся Большой взрыв, а очень мощный, но все-таки локальный взрыв. Если его энергия не бесконечна, обязательно встает вопрос – а какова она. И, следовательно, нельзя говорить об изначальности Большого взрыва, ибо что-то же должно определить значение его энергии! Хорошо, признаем, что энергия Большого взрыва бесконечна. Но из этого однозначно следует бесконечность Вселенной, иначе, будь Вселенная конечна, тогда бы энергия Большого взрыва никогда не рассеялась, и сам он никогда не кончился! Ах, вы готовы признать бесконечность Вселенной? Ну тогда и будьте готовы признать наличие где-то в ее просторах бесконечного числа ваших двойников, ковыряющих в носу тем же пальцем, что и вы сейчас, и бесконечного числа ваших же двойников, но ковыряющих в носу пальцем левой руки, и бесконечного числа ваших не совсем двойников, ковыряющих одновременно в трех ноздрях пальцами трех из шести своих рук.

Я не ковырял в носу никаким пальцем, потому что обычно получаю это удовольствие в гарантированном одиночестве, сидя за компьютером, однако аргументы Саваофа показались мне исчерпывающими. По той простой причине, что он меня окончательно запутал.

– Достаточно, Саваоф Ильич, – сказал я. – Вы в течение получаса полностью разрушили все мое мировоззрение. Интересно, сколько времени вы затратите на строительство нового?

– Вынужден вас опять разочаровать, дорогой Илья Евгеньевич. Я не собираюсь посвящать вас в тайны мироздания, как они есть на самом деле. Да это и не требуется. Позвольте мне самому решать проблемы Вселенной, а вам мы подберем другую работу. Все, что я только что вам рассказал, посвящено одной цели: убедить вас в существовании меня именно в том качестве, в котором мне это необходимо. Это поспособствует вам в дальнейшем исполнять мое поручение, не тратя силы и время на сомнения. Как видите, я с вами довольно откровенен.

– Ну тогда, Саваоф Ильич, извините, но я пока не достиг желаемого вами уровня веры в вас. Возможно, Вселенная действительно устроена не так, как я привык думать. Но вы-то тут при чем? Нечто подобное мог, прошу прощения, нагородить мне любой дилетант от космологии, находящийся в счастливом неведении строгих доказательств общепринятой картины мира. Из ваших прозрачных намеков я давно уже понял, что вы считаете себя не простым человеком. Бог – не Бог, но якобы какую-то функцию вселенского масштаба вы исполняете. Извините, но очень хотелось бы получить доказательстова того, что вы не самозванец. Чудо давайте, как говорится.

20
{"b":"21808","o":1}