ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы собирались пройти через все это вместе. Мысль о том, что мне предстоит сделать все это без нее, пожирала мой мозг.

— Я буду звонить тебе так часто, что ты будешь думать, что ты там, рядом со мной.

Она рассмеялась и взглянула вверх на меня.

— Хорошо.

Я пристально посмотрел в ее глаза, впитывая в себя ее взгляд. Эти милые голубые глаза очаровали меня с первого взгляда. Мы уже через многое прошли вместе. Мы были сильнее, чем десять месяцев назад. Наши отношения были прочны. Мы были привязаны друг к другу. Мои страхи были не обоснованы. У нас все будет хорошо.

— Я могу уехать завтра, — сказал я, надеясь, что она предоставит мне еще одну ночь в своих объятиях.

— Мы сегодня весь день думали о твоем отъезде. Это только усугубит положение. Ты должен сесть в эту машину и уехать.

Я обхватил ее лицо руками, а затем наклонился и еще раз поцеловал ее сладкие губы. Она коснулась моих рук и усилила на них свою хватку, пока наши языки сплелись в отчаянии. Отстранившись, я поцеловал обе ее щеки и нос.

— Я вернусь через неделю, считая от субботы. — Потому что не мог продержаться дольше двух недель.

— Ты не можешь вернуться так скоро. Тебе нужно больше времени, чтобы там обустроиться.

— Не перечь, красавица. Ты хотела, чтобы я уехал, и я уезжаю. Но я с ума сойду, если останусь дольше положенного.

Она рассмеялась и кивнула.

— Хорошо. Тогда увидимся через тринадцать дней.

От этого немного стало легче. Тринадцать дней. Я смогу пережить эти тринадцать дней.

— Езжай, Кейдж, — сказала Ева, отстраняясь и слегка подталкивая меня к машине. Я сделал глубокий вдох и сел в машину, пока снова не схватил ее.

— Я люблю тебя! Будь осторожен! — прокричала она, когда я начал закрывать дверь.

— Я люблю тебя сильнее. И ты будь осторожна, — ответил я.

Она отступила назад, и я закрыл дверь. Вот и все. Я уезжал от нее.

Она помахала рукой и улыбнулась. Черт, я не хочу уезжать.

Я сдал назад и послал ей последний прощальный поцелуй, прежде чем уехать от этого белого фермерского домика, в котором осталась вся моя жизнь.

Глава 7

ЕВА

Я смогла прожить целую неделю без Кейджа. Посвятив все свое внимание отцу, я смогла не думать об этом слишком много. Я убедила папу сходить со мной в кино на нового Супермена. Затем мы съездили в его охотничий лагерь, пробыв там две ночи, покатавшись на квадроциклах и вместе порыбачив.

Джереми подолгу работал каждый день, и я попыталась вклиниться в работу и помочь. Тем самым предоставить папе меньше работы и наблюдать за ним, не вызывая у него мыслей, что я болтаюсь без дела. Каждый вечер Джереми ждал, когда папа пойдет спать, чтобы выйти со мной на улицу, сесть на качели и поболтать. Я думаю, что это даже помогало больше, чем он осознавал. Мне нужно было выговорится. Хотя Кейдж и звонил каждый день, я не хотела, чтобы наши разговоры замыкались лишь на мне и моих проблемах. Я хотела, чтобы он рассказал мне все о своей новой квартире и тренере. Он проводил время со своими новыми товарищами по команде и ему, похоже, действительно нравилась новая школа. Я была за него счастлива и те часы, что мы проводили в беседе каждую ночь, уводили меня от реальности.

Он всегда спрашивал меня о папе и о том, как обстоят дела, но я никогда не отвечала четко на этот вопрос. Я оставляла эти разговоры для Джереми. Он был здесь и переживал все это со мной. Он знал, что происходит и я не переживала, высказывая ему мои опасения. Если бы Кейдж знал об этом, ему бы это не понравилось, но я хотела, чтобы он насладился этим летом в Теннесси. Я не хотела разрушать это.

Сегодня вечером Джереми не будет рядом, чтобы я могла выговориться. За ужином он сказал, что поедет домой, чтобы переодеться, а затем отправиться к озеру Бекки Линн. Вероятно, она готовила там вечеринку. Я не была на них с прошлого лета. Да и вообще не часто видела Бекку Линн с прошлого лета. Она редко появлялась. Джереми говорил, что он рассказал Бекки о моем отце, и он думает, что она не знает, что мне сказать по этому поводу. Я не была удивлена.

Я положила последнюю тарелку от ужина в посудомоечную машину и вытерла руки. Сегодня на качели я пойду одна. У меня будет время поплакать. Папу снова сегодня стошнило. Я видела как он склонился у озера. Джереми тоже это видел и сказал мне, чтобы я не подходила к нему. Папа не хотел, чтобы я видела его в таком состоянии. Так что я беспомощно осталась стоять на месте. Я хотела заплакать, но не могла. А сейчас смогу.

Ночной бриз колыхал мои волосы, когда я вышла на крыльцо. Я любила запах лета на ферме. За исключением может северного бриза. Потому что именно во время него уносило прочь запах коровьего навоза. Сегодня вечером ветерок был южным, и я могла чувствовать запах океана.

Подойдя к качелям, я почувствовала боль в сердце, когда взглянула на амбар. Он напомнил мне о Кейдже. Я ужасно по нему скучала. Он позвонит сегодня вечером. Он всегда звонил. Мы проговорим пару часов. Большую часть времени, пока я не усну.

Лунный свет сегодня был ярким, поэтому сидеть здесь в одиночестве на качелях было не так плохо. Слезы, которые я весь день сдерживала, не шли, пока я не осталась здесь одна.

— Есть свободное местечко? — я подпрыгнула, услышав голос Джереми. Не слышала, как он подошел.

— Джереми? Ты что здесь делаешь? — спросила я, подвинувшись, чтобы он смог сесть.

— Я ехал к озеру, но не смог ехать дальше. Я воображал, как ты одна сидишь здесь на этих качелях, и, в общем, мой грузовик как-то сам развернулся, и вот я здесь.

Он опять это делал. Он бросал свою жизнь ради того, чтобы поддержать меня. То же самое он делал, когда умер Джош. Только на этот раз он начал раньше.

— Иди на вечеринку. Найди там девушку, искупайтесь с ней голышом. Не нужно со мной сидеть. Я в порядке. — Я об этом думал, но… понял, что мне будет лучше, если я посижу здесь с тобой.

Я не знала, что думать об этом комментарии. Я знала, что Джереми любил меня. Знала, что он заботился обо мне, как о друге. Я не была тем, кому он высказывал свои самые глубокие переживания. Тогда почему это так странно звучало? Почему он предпочел сидеть здесь со мной, когда в это время он мог купаться голышом с кем-нибудь другим?

— Я не хочу, чтобы ты снова все бросал ради меня. Ты уже сделал это один раз. И больше не нужно, — сказала я ему суровым голосом.

Он усмехнулся и облокотился на качели.

— Ничего я не бросаю. Мне просто нравится находиться в компании с тобой намного больше, чем с толпой, которая будет у озера. Думаю, что я их просто перерос.

А вот это я понимала. Я их тоже переросла.

— Сегодня был первый раз, когда ты увидел, как папе плохо, с того дня, когда это произошло в последний раз? С того визита к доктору? — Я должна была знать. Я хотела быть подготовленной.

Джереми кивнул.

— Да, первый, и на этот раз я был вблизи. Мама хочет, чтобы вы приехали к ней на ужин, на следующей неделе. Если, конечно, ты простила ее за то, что она тогда сказала о Кейдже. Она говорит, что просто была расстроена, и была неправа. Ей действительно очень жаль, и она хочет перед тобой извиниться лично.

Мама Джереми, миссис Элани, тогда высказала несколько неприятные вещи о Кейдже. Она вмешалась не в свое дело. Но я верила в прощение. Жизнь была слишком коротка.

— Я люблю твою маму, Джереми. Конечно же, я ее прощаю. Я бы с удовольствием поужинала в вашем доме. Я уверена, что папа тоже будет рад.

— Отлично. Я ей это передам, и она перестанет об этом твердить. Она спрашивала меня целую неделю, а я ей просто врал.

Я посмотрела на него, и он ухмыльнулся.

— Я просто ждал, когда ты будешь к этому готова.

Я начала отвечать, когда мой телефон зазвонил. На экране высветилось сообщение от Кейджа.

— Сегодня вечером я буду не дома. Поговорим завтра. Люблю тебя.

Это было странно. Ни звонка, никаких объяснений.

— Что случилось? — спросил Джереми.

12
{"b":"218172","o":1}